19.11.2020 Автор: Владимир Терехов

Тайвань остаётся в повестке региональной политики

TWN4222

Значимость обобщённой “Тайваньской проблемы” в политической игре, которая разворачивается в Индо-Тихоокеанском регионе, сохраняет устойчивую тенденцию к возрастанию. Все без исключения события последнего времени, прямо или косвенно связанные с Тайванем, только способствуют обострению и без того сложных отношений между двумя глобальными мировыми державами — США и КНР.

Что касается втягивания США в тайваньскую проблематику, то если ранее оно проявлялось главным образом в виде разного рода политической символики (принятие Конгрессом актов, позволяющих возобновить контакты между официальными лицами Вашингтона и Тайбэя, участившиеся визиты на Тайвань представителей американской администрации), то в последние месяц-два развитие американо-тайваньских отношений начинает включать в себя вполне “материальную” компоненту.

Речь идёт, прежде всего, о серии актов продажи Тайваню американских вооружений разного назначения, что является верным признаком резкого ухудшения отношений между США и КНР. В середине августа с. г. завершился положительным решением многолетний процесс согласования условий продажи Тайваню 66 истребителей F-16 последней модификации на сумму свыше 8 млрд долл.

В середине октября появилась информация о предстоящих пяти новых сделках, предусматривающих поставку на Тайвань разнообразного американского оружия. И уже 22 октября агентство Reuters сообщило, что днём ранее госдепартамент США одобрил продажу Тайваню “сенсорного оборудования, ракет и артиллерийских систем” на общую сумму в 1,8 млрд долл.

То есть Вашингтон вполне ощутимым образом реализует недавно заявленный курс по превращении Тайваня в “дикобраза”, который окажется неудобной пищей для “китайского льва”. В Пекине, однако, дают понять, что все американские мероприятия в данном направлении только укрепляют его аппетит.

Более того, как было заявлено 26 октября представителем МИД КНР на очередной регулярной пресс-конференции, Пекин впервые вводит “ответные” санкции в отношении трёх американских оборонных компаний (Lockheed Martin. Raytheon и Boeing Defense), продукция которых входит в перечень запланированных оружейных поставок на Тайвань. Санкции затронут также организации и физических лиц, которые участвуют в этих сделках.

Обратим внимание на последнюю из трёх обозначенных выше компаний. Речь идёт только об “оборонной” компоненте конгломерата Boeing Company, которая приобрела значимость в её бизнесе (от трети до половины) лишь с середины 90-х годов в результате радикальной реорганизации американского ВПК, предпринятой тогда администрацией Б. Клинтона. Одним из основных итогов проведенных мероприятий стало включение в Boeing одной из крупнейших военно-промышленных компаний McDonnel Douglas, после чего Boeing и вошёл в число основных подрядчиков Пентагона.

Данное замечание представляется уместным в связи с тем, что КНР десятилетиями вполне успешно развивает кооперацию с “изначальной” (“традиционно-гражданской”) частью Boeing. В конце 2018 г. в районе Шанхая состоялась процедура открытия сборочного завода компании, который должен выпускать самые последние модели пассажирских авиалайнеров. Здесь же в КНР они будут и продаваться, но, конечно, в условиях конкуренции с европейским Airbus, у которого с 2008 г. в КНР работает свой сборочный завод.

Руководство Boeing неизменно входит в число тех представителей американского бизнеса, которые выступают за прекращение двусторонней “торговой войны” и дальнейшее развитие отношений с КНР. Столь же неизменно компания принимает участие в международной выставке the China International Import Expo (CIIE). С осени 2018 г. выставки CIIE ежегодно проводятся в том же Шанхае и на их открытии неизменно присутствует лидер КНР Си Цзиньпин.

Приведенная ремарка относительно Boeing является лишним свидетельством того, что США и КНР отнюдь не “бьют все горшки” в отношениях друг с другом и, напротив, оставляют “окно возможностей” для обращения вспять нынешнего негативного тренда.

Тем не менее не следует недооценивать остроту текущего момента в американо-китайских отношениях. Она подчёркивается, в частности, тем, что тогда же 26 октября были введены ограничения на деятельность шести американских медийных представительств, оперирующих на территории КНР. Данная акция стала ответом на аналогичные ограничения, предпринятые ранее Вашингтоном в отношении шести китайских органов СМИ.

Комментаторы беспрецедентных антиамериканских санкционных мер Пекина обращают внимание на два обстоятельства. Во-первых, они были заявлены за неделю до президентских выборов в США. Во-вторых, само это заявление было сделано на фоне небывало торжественных мероприятий, которыми отмечалась круглая дата (70-летие) начала ввода на Корейский полуостров частей “Китайских народных добровольцев”. Проходившее, напомним, под прикрытием советских ВВС. Совместные действия КНР и СССР предотвратили тогда поражение КНДР в Корейской войне, казавшееся к осени 1950 г. фактически свершившимся.

О том, что американо-китайское противостояние в формате “око за око” не прекращается, свидетельствует заявление Вашингтона о продаже Тайваню очередной партии вооружений на сумму 2,37 млрд долл., прозвучавшее сразу после упомянутой пресс-конференции представителя МИД КНР. Основной компонентой сделки на этот раз станут противокорабельные ракеты Harpoon, разработанные той самой компанией McDonnel Douglas. Указанные ракеты первоначально предназначались для вооружения боевых кораблей, но Тайваню будет поставлен их наземный вариант с целью обеспечения обороны побережья от возможной атаки с моря.

Самые позитивные эмоции в связи с последними решениями Вашингтона наблюдаются в Тайбэе, где, кажется, уже не знают, чем бы в ответ порадовать заокеанского благодетеля. В частности, говорится о готовности закупать вместе с ракетами и (подозрительного качества) американскую свинину. Видимо, так следует понимать заявление министерства здравоохранения и соцобеспечения Тайваня о том, что с 1 января 2021 г. вопросы содержания рактопамина в импортируемой свинине с местного уровня передаются в ведение центральных властей.

Поскольку автор не силён в вопросах промышленного животноводства, то за разъяснениями пришлось отправиться в интернет, где о рактопамине написано много нехороших слов, которые здесь не место приводить. Но смысл упомянутого министерского заявления в переводе на обывательский язык стал более понятным: “Значит, так: всем заткнуться. С 1 января весело едим ту свинину, которую нам привезёт наш дорогой шеф”.

Наконец отметим новые признаки постепенного втягивания Индии и Японии (то есть двух других ведущих азиатских держав) в тайваньскую проблематику. На фоне масштабов связанного с ней американо-китайского противостояния значимость этих признаков выглядит второстепенной. Но они представляются примечательными в плане оценки развития отношений в треугольнике “КНР-Индия-Япония”.

Ранее в НВО обращалось внимание на вклад в общий процесс ухудшения китайско-индийских отношений, как самого факта, так и содержания интервью, которое 16 октября министр иностранных дел Тайваня Дж. Ву дал частной телекомпании India Today.

В том же ряду находится заявление, с которым 31 октября выступил тайваньский министр (“без портфеля”) Дж. Дэн. Представляя Индию в качестве “единственной азиатской страны, открыто бросившей вызов Китаю”, он обозначил разные направления развития тайваньско-индийских отношений. В частности, было указано на планы проведения 16-18 декабря с. г. двусторонней “видеовыставки по обмену” некими достижениями.

Ранее появилась информация об инициировании Индией переговоров на тему торговых отношений с Тайванем. На что последовала ожидаемо негативная реакция официального представителя МИД КНР.

Япония в тайваньской проблематике за прошедший месяц “засветилась” более скромно. Сообщается о соглашении, которое в Токио (не очень ясно, с кем) заключило “тайваньское представительство” на предмет передачи острову неких артефактов колониального периода японо-тайваньских отношений.

В заключение отметим, что разного уровня значимости события последнего времени вокруг обобщённой “Тайваньской проблемы” подтверждают, к сожалению, тренд на ухудшение политической ситуации как в районе самого острова, так и в Индо-Тихоокеанском регионе в целом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×