13.11.2020 Автор: Владимир Терехов

Начались военно-морские учения “Малабар”

MAL344211

В череде событий, разворачивающихся на пространстве Индо-Тихоокеанского региона, весьма примечательным событием стала “1-я фаза” (в период с 3 по 6 ноября с.г.) очередных международных военно-морских учений “Малабар”, которые чаще всего (но не всегда) проводятся в Бенгальском заливе акватории Индийского океана.

На этот раз сам факт и формат учений “Малабар” начали обсуждаться задолго до их начала и в тесной привязке к проекту создания регионального военно-политического объединения Quad. Его ядром выступает “Четвёрка” стран, включающая в себя США, Японию, Индию и Австралию, министры иностранных дел которых провели 6 октября “непосредственную” встречу в Токио. Что в условиях коронавирусной пандемии является скорее исключением из правил и лишний раз свидетельствует о значимости для стран-участниц данного проекта. В случае же его успешной реализации (что сегодня отнюдь не гарантировано) Quad несомненно привнесёт радикальные изменения в процесс развития региональной игры.

Именно контекст перспективы проекта Quad придал особую значимость нынешним учениям “Малабар”. Их краткая история ранее приводилась в НВО в связи с появившейся 10 июля с. г. в медийном пространстве информации о возможном приглашении Австралии принять в них участие. Однако о самой такой возможности заговорили месяцем ранее в связи с состоявшимся 4 июня видеосаммитом премьер-министров Индии и Австралии, в ходе которого состоялось подписание нескольких документов по развитию двустороннего сотрудничества, включая сферу обороны. Тогда же, то есть в начале июня, и тема Quad вышла за рамки политологических спекуляций в область ожидаемых конкретных акций ближайшего времени. Первой из которых стала упоминавшая встреча в Токио.

Отметим, что Австралия однажды уже поучаствовала в изначально (с 1992 г.) американо-индийских учениях “Малабар”. Было это в 2007 г., когда министр обороны США Р. Гейтс выдвинул идею формирования той самой “Четвёрки” (Quad), поддержанной право-консервативным правительством Австралии. Занимавший в то время (первый раз) пост премьер-министра Японии Синдзо Абэ также поддержал упомянутый проект. В том же 2007 г. все четверо участников (гипотетического) Quad плюс Сингапур поучаствовали в очередных учениях “Малабар”.

Однако, в связи с внутриполитическими изменениями в Австралии и Японии, указанные учения вновь и надолго приняли свой изначальный двусторонний (американо-индийский) формат. Япония в них вернулась в 2013 г., когда С. Абэ во второй раз возглавил кабинет министров страны, Австралия же к ним вновь присоединяется в конце 2020 г.

Подчеркнём ещё раз: нынешние “полноформатные” учения “Малабар” — отнюдь не специфическое явление. Оно вписывается в общий контекст (негативного) развития политико-стратегической ситуации в Индо-Тихоокеанском регионе и подготовлено рядом событий последнего времени в сферах как политики, так и обороны.

Выше упоминалась видеоконференция премьер-министров Индии и Австралии. Отметим также встречи в формате “2+2”, проведенные Австралией и США, Индией и США. 19 октября в Токио прошли переговоры министров обороны Японии и Австралии, по итогам которых было принято совместное заявление. На середину ноября намечен визит в Японию премьер-министра Австралии.

Не отставала в темпах развития и “военная” компонента. Укажем лишь на совместные учения эсминцев ВМС Австралии и Индии (по одному с каждой стороны), состоявшихся в конце сентября в восточной части Индийского океана в формате “на проходе” (Passage Exercise, PASSECS), то есть как бы по случаю и без предварительного планирования. Ранее в начале июля в том же формате PASSECS поупражнялись авианосцы США и Индии, соответственно, Nimitz и Vikramaditya.

В очередной раз укажем на мотивацию всех упомянутых выше мероприятий и проектов. Она почти полностью обусловлена фактом превращения КНР во вторую глобальную державу. Точнее сказать, этот факт воспринимается многими странами региона в качестве источника неких угроз, которые, однако, вряд ли подлежат сколько-нибудь рациональному определению.

В “реальной политике”, однако, оперировать надо тем, что есть. А “есть”, к сожалению, именно указанное “восприятие”. Следствием чего, в частности, становятся попытки поиска новых кандидатов на вступление в пока ещё не существующий Quad. Чем в конце октября занимался госсекретарь США М. Помпео в ходе турне по ряду стран региона.

Но автора продолжает удивлять всё более заметная активность в регионе и некоторых ведущих европейских стран. Чего они здесь забыли? Впрочем, Франции и Великобритании действительно есть что вспомнить…

Но совсем мало понятен интерес к региональным политическим проблемам, который начинает проявлять Германия. В Китае обратили внимание на интервью министра обороны ФРГ А. Крамп-Карренбауэр (которую нередко рассматривают в качестве преемницы А. Меркель во главе правительства страны) от 2 ноября австралийской газете Sydney Morning Herald. Центральным пунктом интервью стал тезис о необходимости “обозначения позиции Германии в регионе”. С этой целью, в частности, в штаб австралийских ВМС будут направлены офицеры связи, а в регионе появится немецкий фрегат.

Уж не является ли обозначенная А. Крамп-Карренбауэр “позиция” продолжением давно наметившегося тренда по ограничению китайского проникновения в экономику ведущих стран ЕС и главным образом Германии? Кстати, весь набор давних претензий ФРГ к Китаю в сфере торговли (“агрессивное присвоение интеллектуальной собственности, нарушение условий конкуренции, неравенство во взаимных инвестициях”) прозвучал и в данном интервью. Высказалась госпожа А. Крамп-Карренбауэр и за присоединение Германии к американским санкциям в отношении ведущей китайской IT-компании Huawei.

В общем, на фоне невесёлой в целом картины происходящего в Индо-Тихоокеанском регионе, началась “1-я фаза” очередных учений “Малабар”. “2-я фаза” пройдёт в конце ноября.

Но всё же и в этой картине вполне возможно появление просветов, которые станут символом обращения вспять процесса уплотнения здесь политических туч. Укажем, во-первых, на сохранение новым правительством Японии той позитивной компоненты в отношениях с КНР, которая наметилась на заключительном этапе премьерства С. Абэ. Об этом свидетельствуют телефонный разговор китайского лидера с новым премьер-министром Японии, содержание интервью посла КНР японскому изданию Asahi Shimbun, обсуждение возможности визита в Японию китайского министра иностранных дел Ван И.

Представляется бесперспективным сколько-нибудь продолжительное следование Австралии за антикитайским курсом США. Политика правительства С. Моррисона на китайском направлении принимает мазохистский характер, поскольку ухудшает отношения с главным экономическим партнёром страны.

Впрочем, не менее негативные последствия такого курса намечаются и в самих США. Поэтому от новой американской администрации (независимо от того, кто станет следующим президентом) вполне возможны позитивные подвижки в политике на китайском направлении. Сегодня упомянутый негатив связывается главным образом с персоной действующего госсекретаря.

Пока более мрачной выглядит ситуация в отношениях КНР с Индией. Но и в них неизбежно последуют того же характера подвижки, если таковые будут наблюдаться в отношениях с КНР трёх других участников Quad.

Что касается России, то для решения проблемы развития региона к востоку от Урала, приобретающей для неё ключевое значение, необходимо всячески содействовать разрядке напряжённости в Индо-Тихоокеанском регионе.

Далеко от РФ и Европы проходят учения “Малабар”. Но всё им сопутствующее лишний раз подтверждает тесное переплетение событий в разных регионах мира.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×