06.11.2020 Автор: Владимир Одинцов

Очередное «НАТО», но теперь «тюркское»?

TUR8252

Помимо пандемии коронавируса, отдельных политиков сегодня заразила и другая пандемия – «натовская».

Охватив значительное число стран созданными против своих противников коалициями, Соединенные Штаты в угаре воинствующей пандемии попытались в последние годы сначала создать так называемое «арабское НАТО», а затем и «азиатское НАТО», несмотря на явное нежелание все большего числа стран не только идти на поводу у «дряхлеющего гегемона», но и поддерживать его идеи еще большего раскола мира на военные блоки.

Но хорошо известно, что любой вирус заразителен. И вот эту «пандемию» подхватил турецкий лидер Р.Эрдоган, взявший курс на усиленный развал ОДКБ (в котором, напомним, помимо России и Армении, состоят Казахстан, Киргизия, Таджикистан) и на его обломках построить «тюркское НАТО» с единой «Армией Турана». В их составе он видит Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Туркмению, Киргизию и Таджикистан, а также непризнанную мировым сообществом Турецкую Республику Северного Кипра, под прямым военно-политическим руководством Турции.

Такие мысли стали особенно активно продвигаться Р.Эрдоганом на фоне обострения боевых действий в Нагорном Карабахе, в ходе которых Анкара оказывает недвусмысленную поддержку Баку. Она пытается демонстрировать союзникам России, что Армения отступает перед союзом Азербайджана и Турции, в то время как Анкара «своих союзников не сдает и ведет их к победе».

Причина использования Эрдоганом именно «военных лекал» в его откровенных неоосманских устремлениях объяснима, так как военные всегда имели главенствующее положение в турецком обществе и в реализации османских идей. Однако, если в течение последней сотни лет офицерский корпус Турции был ориентирован на Запад и находился в подчинении политического руководства, то в последние годы Эрдоган многочисленными репрессиями и арестами выбил прежнюю высшую военную верхушку страны, посадил в тюрьмы многих генералов, адмиралов и старших офицеров, дискредитировал их перед обществом и стал лично контролировать военных.

В целях практической реализации планов создания «тюркского НАТО» и «Армии Турана», укрепления и расширения военного сотрудничества в регионе под эгидой Анкары в конце октября ряд стран Центральной Азии посетил министр обороны Турции Хулуси Акар. Как заявил глава турецкого военного ведомства по итогам поездок в Казахстан и Узбекистан,  «стороны договорились о дальнейшем расширении военного и военно-технического сотрудничества». Турецкие СМИ при этом особо подчеркивают, что проводимая Анкарой работа по развитию военного сотрудничества с государствами Центральной Азии — это важный этап на пути создания единой армии тюркских народов, военного альянса во главе с Анкарой, который будет задавать тон во всех региональных и глобальных конфликтах. «Мы добились серьезного прогресса», — подчеркнул Хулуси Акар.

Однако необходимо отметить, что активизация турецкой политики в Центральной Азии не является чем-то новым. Попытки создания военного, военно-технического сотрудничества со странами этого региона делались Анкарой сразу же после распада Советского Союза, воспринимая образовавшийся вакуум как некий исторический шанс для воссоздания Великого Турана. Сама эта идея во многом базировалась на географическом представлении в Турции Турана как глобального надгосударственного образования, объединяющего как тюркские, так и другие народы Центральной Азии и Сибири. В этих целях Анкарой прикладывались немалые силы и средства, чтобы попытаться перетянуть новые суверенные страны региона под эгиду Турции, постоянно проводились и проводятся до сих пор саммиты тюркских государств, где эксплуатируется идея, в том числе и военного единства.

Даже «верховные духовные силы» использовались для этого Анкарой. В частности, в начале 90-х гг. был демонстративно устроен на одном из таких саммитов восходящий к одной из тюркских легенд «священный ритуал», когда лидеры новых суверенных государств наносили по наковальне символические удары, имитируя ковку тем самым «оружия единства тюркских стран»…

Для воссоздания Великого Турана, усиления утраченного османского влияния в регионе 11 лет назад в Нахичевани (Азербайджан) был создан Тюркский совет (Совет сотрудничества тюркоязычных государств) – крупная международная платформа. Сегодня в него входят Турция, Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Узбекистан.  С его официальным созданием Анкара стала более активно развивать связи с регионом, называя его своей прародиной и рассматривая центральноазиатские страны как историческую родину тюркских народов, воплощая через него неоосманские амбиции. Одним из направлений распространения своего влияния Турция использует культуру и религию. Так, например, в Киргизии на одну российскую школу приходится десять турецких, где широко пропагандируется пантюркская идеология. Помимо этого, еще в 1990-е годы Анкара предлагала создать единый тюркский алфавит, и, хотя тогда этим планам не удалось осуществиться, она стала активным генератором перехода бывших постсоветских государств Центральной Азии с кириллицы на латиницу с весьма понятной целью – отрыва региона от России и усиления своего влияния.

Вполне понятно, что пока все эти старания Анкары, как и стремление создать под своей единственной эгидой «тюркское НАТО» и «Армию Турана» больше происходят в области риторики турецкого лидера и членов его правительства. И тому есть ряд причин, главная из которых заключается в том, что турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган все же боится испытывать Россию на прочность, поскольку понимает, чем может для него обернуться конфликт с Путиным. Историческая память турок напоминает Эрдогану, что именно русские неоднократно побеждали на их же собственной территории, в результате чего Турция потеряла большую часть своей «османской территории».

Понимает и политическое руководство центрально-азиатских государств опасность увязывания своей дальнейшей судьбы только с Турцией, прекрасно помня ситуацию, когда в девяностые годы Анкара пригрела у себя узбекских оппозиционеров, которые разрабатывали террористические акты, затем осуществленные в некоторых городах Узбекистана.

Отсутствует и «единая поддержка» предлагаемых Анкарой кандидатов на участие в «тюркском НАТО» или в «Армии Турана». В частности, Таджикистан – один из таких кандидатов, населен в основном не тюркским этносом, хотя он там тоже присутствует в лице, в частности, узбекского меньшинства. Но не надо забывать, что таджики — это совершенно другой этнос, ираноязычный, и рассуждения о «тюркском мире» их трогают в меньше степени.

Говоря о современной политике Турции, сегодня всё чаще используются термины «неоосманизм» и «пантюркизм», являющиеся краеугольными камнями фундамента внешнеполитического курса лидера турецкого государства Реджепа Тайипа Эрдогана.
Однако ирония современного неоосманизма заключается в том, что идея консолидации народов тюркского мира, противопоставляющего себя в первую очередь Ирану, под лозунгом Великого Турана, является неотъемлемой составной частью идеологии «младотурок», которые и привели уже ранее Османскую империю к гибели.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×