05.11.2020 Автор: Валерий Куликов

Реакция стран на «агрессивный подход» Турции к ведению внешней политики

TE341188

По оценкам многочисленных наблюдателей, «агрессивный подход» к ведению турецким лидером Р.Эрдоганом внешней политики вызывает с каждым днем все большую неприязнь и противодействие в различных странах.

Именно по вине Анкары многие из затухших было конфликтов с новой силой вспыхнули в последнее время. Так, в Восточном Средиземноморье Турция рвется к шельфовым углеводородам, вызывая волну возмущения не только со стороны Греции, но и Европейского союза. И хотя столкновение здесь интересов еще не дошло до откровенного кровопролития, таранить противников своими судами, тем не менее, здесь уже не стесняются. А это вызывает повышение градуса конфликта как внутри ЕС, так и между странами-членами НАТО, исход которого пока мало кто может предсказать. Даже несмотря на призывы Вашингтона ко всем странам-членам НАТО «удерживать Турцию на Западе».

После теракта 16 октября в пригороде Парижа Конфлан-Сент-Онорин, когда 18-летний исламист на почве религиозной вражды убил школьного учителя истории и географии, между Турцией и Францией разразился новый дипломатический скандал, который значительно усилил напряженность между этими странами по Ливии, где они поддерживают разные стороны конфликта.

Многочисленные СМИ все чаще приводят фактические доказательства вмешательства Анкары в ливийский конфликт, причем не только в виде поставки туда оружия в нарушение введенного международного эмбарго, но и направления многочисленных наемников из зоны боевых действий в Сирии.

Усиливающаяся в последнее время критика Турцией за засылку наемников не только в Сирию и Ливию, но и в зону карабахского конфликта, подтверждается разведслужбами стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. В результате сегодня никто, в том числе и сама Турция, не может утверждать, что в контексте нагорно-карабахского конфликта она выступает в качестве беспристрастной или нейтральной стороны, так как она рассматривает этот конфликт как возможность распространить свое влияние в еще одном соседнем — Южно-Кавказском регионе.

Завершившийся в конце октября саммит государств Евросоюза осудил агрессивную риторику и действия Турции в адрес государств ЕС, а глава Евросовета Шарль Мишель указал, что дальнейшие действия в отношении Турции лидеры ЕС обсудят на плановом саммите в декабре. «Мы выразили свою решимость заставить Анкару нас уважать. Турция пока не выбрала позитивный путь в отношениях с ЕС. Мы осуждаем последние односторонние действия Турции в Восточном Средиземноморье, провокации и агрессивную риторику в адрес стран ЕС, которая абсолютно неприемлема», — заявил 29 октября Шарль Мишель по итогам саммита ЕС, состоявшегося в формате видеоконференции.

О своей «озадаченности» действиями Турции заявляют и в НАТО, открыто намекая Эрдогану на «неприятные моменты» и готовность занять более жёсткую позицию в отношении Анкары.

Сегодня Турция обострила свои отношения со многими странами. Помимо углубляющегося конфликта с США (после приобретения и испытания российского зенитного комплекса С-400), Францией, Грецией и в целом ЕС, в список «противников» Турции входит Израиль (из-за конфликта по палестинской проблеме), Сирия (куда Эрдоган ввел турецкие войска), Иран (с которым у Анкары усилились противоречия из-за действий Эрдогана в Сирии), Саудовская Аравия (отношения с которой особенно ухудшились из-за «дела Хашогги»). Даже с Объединенными Арабскими Эмиратами конфликт Эрдогана стал приобретать настолько широкий масштаб, что эта борьба разворачивается от Марокко до Сирии, наиболее ожесточенно проявляясь в области «мягкой силы» со взаимными обвинениями в стремлении дестабилизировать арабский мир. Особенно обеспокоенность арабских монархий вызывает политика Анкары в Персидском заливе, где сейчас в Катаре стоят турецкие войска, в Сомали расположена турецкая база, а сам Эрдоган активно поддерживает и финансирует религиозно-политическое движение «Братьев-мусульман» (запрещено в РФ – ред.), к которому монархии залива относятся более чем настороженно.

В результате, как отмечает не только западная, но и арабская пресса, Эрдоган рискует изолировать свою страну как от Запада, так и от арабов и персов. «Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ясно дал понять, что у него нет желания быть мостом между Европой и арабским миром. Вместо этого он решил изменить Турцию в соответствии с ее имперским прошлым и превратить ее в конкурента этих двух регионов», – говорит министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш.

Реагируя на агрессивность политики Эрдогана, Франция уже отозвала «для консультаций» своего посла из Турции. Канадское правительство, после того как в компании Bombardier Recreational Products «неожиданно» выяснили, что производимые ею двигатели устанавливаются на турецкие ударные оперативно-тактические беспилотники Bayraktar TB2 («Знаменосец»), которые принимают активное участие в конфликте в Нагорном Карабахе, приняло решение прекратить их поставку, а также другого вооружения в Турцию. В Канаде подчеркнули, что «применение Турцией ударных беспилотников зачастую выходит за рамки договорённостей в формате НАТО».

Со своей стороны, Турции не остается ничего иного, как запустить собственное производство двигателей для турецких беспилотников или активизировать в этом отношении военно-техническое сотрудничество с Украиной, что стали подтверждать в своих выступлениях представители промышленно-деловых кругов Турции, в частности, компании Turkish Aerospace Industries.

На фоне этих событий падение турецкой лиры стало неконтролируемым, и ресурсов удержать ситуацию под контролем у Анкары уже нет. С начала года лира обвалилась к доллару на 39%, что стало худшим показателем среди всех валют Евразии, при том что доллар в текущем году явно «не на высоте». Сбережения самого турецкого государства продолжают падать: по оценке инвестбанка Goldman Sachs, Турция потратила из резервов около $130 млрд за последние полтора года. При этом они не перестают снижаться, и если летом их объем достигал $90 млрд, то сейчас опустился ниже $80 млрд. Положение осложняется и необходимостью бороться с текущим экономическим кризисом. Кроме того, безработица в стране приблизилась к 14%, а среди молодежи достигла 25%.

По прогнозам бывшего управляющего МВФ Десмонда Лахмана, в случае кризиса ликвидности в мире Турция станет одной из первых стран, которые объявят дефолт. В этих условиях для того, чтобы смягчить последствия рецессии, государству опять же приходится занимать и много у иностранных кредиторов, а вот надежных друзей (кроме, пожалуй, Украины, ситуация в которой еще хуже), к кому можно обратиться за кредитами, из-за агрессивной политики Эрдогана сегодня у Турции становится все меньше…

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×