04.11.2020 Автор: Владимир Терехов

США-Индия: очередная встреча в формате “2+2”

IND2311

26-27 сентября в Дели прошла третья американо-индийская встреча в формате “2+2”, участниками которых являются министры иностранных дел и обороны обеих стран. Предпоследняя подобная встреча, состоявшаяся в сентябре 2018 г., носила этапный характер в процессе развития американо-индийских отношений.

Вновь подчеркнём, что само наличие такого формата является достаточно надёжным признаком высокой доверительности в отношениях между участниками некоторой двусторонней конфигурации. Оговоримся, что данное утверждение работает не всегда (например, в тандеме “Россия-Япония”), но полностью относится к связке “США-Индия”.

В данном случае его работоспособность определяется ключевым моментом современной мировой политики, который сводится к превращению Китая в глобальную державу. Что Вашингтоном и Дели воспринимается как источник угроз их “национальным интересам”. Само это восприятие едва ли объяснимо с более или менее рациональных позиций. Но к сожалению, “рацио” не очень сильно представлено в современной мировой политике. Неясно, впрочем, когда оно вообще в ней присутствовало.

Как бы то ни было, но “китайский” фактор оказывается де-факто главным в мотивации как американо-индийского сближения в целом, так и обсуждаемой встречи в формате “2+2”. В глазах её участников он особенно отчётливо проявляется в последнее время через обострение ситуации на одном из высокогорных участков китайско-индийской (квази)границы, а также в районе Тайваня и Южно-Китайского моря.

“Китайская угроза” является главным стимулом попыток формирования “азиатского НАТО” из четырёх пока участников (Quad), в числе которых находятся те же США и Индия. Заметным событием на пути его создания стала проведенная 6 октября в Токио вторая встреча министров иностранных дел стран-участниц. Проект Quad отбрасывал плотную тень и на последнюю американо-индийскую встречу в формате “2+2”.

Самым значимым из серии подписанных на ней документов стало соглашение Basic Exchange an Cooperation Agreement (BECA), смысловое содержание которого на русском языке едва ли можно отобразить словами, более или менее близкими к буквальному переводу. Речь идёт, во-первых, о том, что теперь стороны будут обмениваться информацией в сфере высоких военных технологий в режиме, который предотвратит её несанкционированную утечку в “третьи” страны. Кроме того, военные ведомства будут обмениваться пространственными картами с высоким разрешением. В Индии полагают, что обладание такими картами позволит повысить точность поражения целей различного класса ракетами.

BECA — последнее из четырёх “фундаментальных” соглашений, которые непременно присутствуют в оборонной сфере отношений США с ближайшими союзниками. С подписанием данного документа в их число теперь фактически входит Индия.

Появление предпоследнего такого рода документа (Communications Compatibility and Security Agreement, COMCASA), предоставившего Индии доступ к современным системам защиты связи, а также позволившего “оптимально использовать имеющееся у неё американское военное оборудование”, стало одним из главных итогов предпоследней встречи в том же формате “2+2”.

Ещё двумя годами ранее (в августе 2016 г.) в ходе состоявшихся в Вашингтоне переговоров тогдашних министров обороны (М. Паррикара и Э. Картера) был подписан второй из “фундаментальных” документов, а именно the Logistics Exchange Memorandum of Agreement (LEMOA), который предусматривает взаимную логистическую поддержку боевых подразделений стран-участниц данного соглашения.

Самый же первый из упомянутых документов (the General Security of Military Information Agreement, GSMIA), имеющий достаточно общее целеполагание в системе двустороннего военного сотрудничества, был подписан в далёком уже 2002 г. Собственно, его появление стало первым свидетельством практической реализации курса Вашингтона по налаживанию отношений с Индией, носивших в годы холодной войны (и в первое десятилетие с её окончанием) достаточно натянутый характер.

Сам же этот курс был обозначен в марте 2000 г. в ходе визита в Дели президента Б. Клинтона. Процесс развития американо-индийских отношений протекал поначалу достаточно осторожно в силу общей неясности в вопросе последствий уже тогда обозначившегося превращения КНР в новую глобальную державу. Однако к середине следующего десятилетия указанный вопрос, как для Вашингтона, так и Дели, видимо, достаточно прояснился. Следствием чего стало ускорение процесса взаимного сближения.

Пользуясь одним из ярких образов А.П. Чехова, можно сказать, что история подписания “фундаментальных” американо-индийских соглашений представляет собой “живую хронологию” длительного периода развития отношений между двумя странами.

Что же касается обсуждаемой встречи “2+2”, то, как в её “полноформатном”, так и “парных” вариантах обсуждался широкий круг вопросов, затрагивающих различные аспекты ситуации, складывающейся в Индо-Тихоокеанском регионе.

В частности, затрагивалась тема Афганистана, обстановка в котором после заключения в конце января в Дохе известного соглашения США с движением Талибан (запрещёно в РФ — ред.) отличается повышенной неопределённостью. О чём свидетельствуют масштабные теракты, проведенные в последнее время в Кабуле группировками, которые вряд ли контролируются руководством талибов. Неопределённость ситуации поддерживается и пробуксовкой переговорного процесса в той же Дохе между представителями правительства Кабула и Талибана.

Поскольку намерение уйти из Афганистана в Вашингтоне наметилось давно (ещё в период первого президентства Б. Обамы), то столь же давно Вашингтон ищет наиболее подходящего кандидата на “принятие поста” в этой крайне важной стране. Всё к той же середине второго десятилетия в качестве такового стала рассматриваться Индия, что с пониманием воспринималось “официальным” правительством в Кабуле.

Однако, расширяя присутствие в экономике этой страны, в Дели без энтузиазма относились до последнего времени к перспективе включить в него и военную компоненту. Тем более что у Индии по факту нет общей границы с Афганистаном. Едва ли в ходе последней американо-индийской встречи в формате “2+2” стороны вышли за самые общие рамки обсуждения афганской проблематики. Тем более что за столом переговоров не было представителей КНР, Пакистана, Ирана, то есть стран, без непосредственного участия которых вряд ли имеет смысл её сколько-нибудь конкретное рассмотрение.

Судя по комментариям в индийских СМИ, обсуждалась также тема Quad. Отметим, что в Вашингтоне совершенно отчётливо выражается намерение не ограничивать состав данного проекта четырьмя нынешними участниками. В этом плане комментируется и последнее заграничное турне М. Помпео, лишь частью которого было проведение в Дели очередной встречи в формате “2+2”. После которой госсекретарь США отправился в Шри-Ланку, на Мальдивы и в Индонезию. За влияние на эти и другие страны региона идёт давняя борьба между Пекином и Вашингтоном, в которую с некоторых пор включается Дели.

Поводом для очередной американо-китайской пикировки оказалась, в частности, вторая часть турне М. Помпео. В ходе пресс-конференции двух его помощников по делам Индо-Тихоокеанского региона, состоявшейся накануне отъезда их начальника, прозвучали негативного плана реплики о политике Пекина в данном регионе.

26 октября посольство КНР на Шри-Ланке выступило с заявлением, в котором осуждались антикитайские филиппики американских чиновников. В частности те, в которых руководству Шри-Ланки довольно прозрачно предлагалось отказаться от “финансово непрозрачных” проектов Пекина, реализуемых в этой стране в рамках общей концепции Belt and Road Initiative, в пользу “прозрачных” западных проектов.

В Китае не оставили, конечно, без комментариев последнее заграничное турне своего (ныне едва ли не главного) персонального недоброжелателя. Особенно пристальное внимание было уделено основной, “индийской” части этой поездки. Причём не выдвигаются особые претензии в адрес лично М. Помпео, от которого в Пекине, видимо, не ждут никакого позитива.

Вопросы обращаются прежде всего в сторону великого китайского соседа, которого подозревают в намерении “встать под патронаж США”. Что, по мнению автора данного образа из китайской Global Times, никак не поможет Индии в нынешнем приграничном конфликте с КНР.

В порядке же заключения можно сказать, что итоги очередной американо-индийской встречи в формате “2+2”, а также всего последнего заграничного турне госсекретаря США М. Помпео вписываются в общий контекст усиления напряжённости в Индо-Тихоокеанском регионе.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×