01.11.2020 Автор: Владимир Терехов

Япония и Великобритания договорились по вопросу реализации Соглашения о свободной торговле

JPE23111

23 октября с. г. в Токио министр внешней торговли Японии Тосимицу Мотэги и министр внешней торговли Соединённого Королевства Элизабет Мэри (“Лиз”) Трасс подписали двусторонний документ (“дорожную карту”) реализации Соглашения о свободной торговле, которое ранее (11 сентября с. г.) было согласовано в ходе видеоконференции теми же Т. Мотэги и Л. Трасс.

Ранее в НВО в контексте попыток возвращения СК в регион “к востоку от Суэца” кратко затрагивались вопросы, сопутствующие заключения японо-британского ССТ. Однако появившаяся с тех пор фактура позволяет в очередной раз и более подробно рассмотреть указанные вопросы.

Первое, на что вновь необходимо обратить внимание, заключается в ключевой (“собственно британской”) проблеме, на фоне которой появляется данное ССТ. Она обозначилась 23 июня 2016 г. с объявлением итогов общенационального референдума по вопросу выхода СК из Европейского союза. Указанная проблема носит многоплановый, то есть далеко не только “экономический” характер, включая в себя весь комплекс государственности СК.

Прежде всего оказался крайне сложным вопрос “развода” с ЕС в период после Brexit, де-факто состоявшийся в конце января 2020 г. 31 декабря того же 2020 г. завершается указанный период, отведенный на достижение хоть какой-то договорённости о формате будущих отношений Лондона с Брюсселем, который более или менее устраивал бы обе стороны. Поскольку проект соглашения подлежит утверждению парламентами сторон, то октябрь обозначался в качестве последнего месяца для согласования документа.

Но 16 октября премьер-министр СК Б. Джонсон потребовал от руководства ЕС “фундаментального пересмотра” европейских позиций, что было оценено некоторыми СМИ как фактический выход Лондона из переговорного процесса. Несколько последующих дней было потрачено на взаимные препирательства. Однако 23 октября стороны всё же возобновили переговоры с намерением провести их за оставшуюся неделю в “ежедневно-интенсивном” режиме.

Общая неопределённость складывающейся ситуации повышает уровень рисков для иностранных участников в британской экономике. В начале октября два ведущих японских автопроизводителя Toyota и Nissan, имеющие дочерние отделения в СК, обратились в британское правительство с запросом на предмет покрытия издержек в случае повышения тарифов в торговле СК с ЕС. Ибо продукция обоих отделений японских автогигантов реализуется и на европейском континенте.

В Лондоне, видимо, даже боятся задать встречный вопрос: “А если нет, то что?”. Ибо на него уже дал ответ другой японский гигант (в частности, в области электроники) Hitachi Ltd., заявивший в середине сентября о выходе из проекта строительства двух АЭС на острове (Anglesey Island) в Ирландском море вблизи Уэльса. Общая цена проекта первоначально оценивалась в 28, 5 млрд долл., из которых на Японию (не только на Hitachi) приходилось 8,5 млрд долл. Однако ужесточение требований в области обеспечения безопасности и сохранения экологии привели к повышению стоимости проекта, что сделало невозможным участие в нём Японии.

Для СК это нехороший сигнал из Токио: “С вами, ребята, одни проблемы” (на что, впрочем, вполне может последовать ответ-вопрос: “У вас их нет в Фукусиме?”. Отметим, что, по оценкам, японский капитал в целом обеспечивает работой порядка 150 тысяч британцев.

Но негатив от состояния неопределённости, вызванный не только форматом, но и самим фактом выхода СК из ЕС, провоцирует серьёзную политическую компоненту. Прежде всего внутреннюю, обусловленную давним стремлением Шотландии к независимости, усилению которого весьма поспособствовало как раз решение (всё ещё) “соединённого” государства выйти из ЕС. Последние опросы показали, что сегодня уже 58% шотландцев выступают за государственную независимость. В то время как в ходе проведенного в 2014 г. референдума на данную тему, таковых было лишь 44%.

Практически сразу после объявления итогов референдума 2016 г. на тему выхода из ЕС правительство СК, которое тогда возглавляла Т. Мэй, начало поиск новых партнёров для ведения беспошлинной торговли. С этой целью было образовано специальное министерство, во главе которого сегодня находится Л. Трасс. Собственно, заключение упоминавшегося в начале ССТ с Японией представляет собой первый реальный результат в деятельности министерства на пути к данной цели.

Возникает вопрос: что этот документ означает для каждого из подписантов? Сразу отметим, что в двустороннем торгово-экономическом формате весьма немного. Такой вывод следует из данных, которые приводит интернет-ресурс the Conversation, согласно которым текущая доля Японии в импорте/экспорте СК, соответственно, равняются 1,9% и 1,65%. Это далеко до показателей лидеров (доля Германии в импорте 11,3%, доля США в экспорте 14,5%).

Приведенные цифры показывают, что для СК и Японии весомость только что подписанного ССТ очень слабо связана с тем позитивом, которого можно ожидать (через несколько лет) в сфере двусторонней торговли. По самым оптимистичным оценкам её объём может возрасти на 50%, то есть доля Японии во внешней торговле СК будет не 2%, а 3%.

Как следует из заявлений последних лет Лондона и Токио, значимость для обеих стран подписания данного двустороннего документа заключается скорее в том, что он может стать промежуточным звеном на пути вступления СК в региональное объединение Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership (“Всеобъемлющее прогрессивное Транстихоокеанское партнёрство”), включающее в себя 11 стран с неформальным лидерством в нём Японии. Ещё раз напомним, что данное объединение обязано последней самим фактом своего появления.

В случае вступления СК доля CPTPP в мировом ВВП увеличится на 3% и составит 16%, а это уже близко к доле Евросоюза, в котором Лондон до недавнего времени пребывал. Крайне важным обстоятельством является то, что CPTPP оперирует в Индо-Тихоокеанском регионе, куда смещается фокус мировых политических процессов. Вероятно, с этим связаны также попытки СК вернуться в этот регион, который некогда обозначался термином “к Востоку от Суэца”.

Тема перспективы вступления СК в CPTPP отчётливо прозвучала и в публичных комментариях Л. Трасс и Т. Мотэги факта подписания “дорожной карты” процесса реализации двустороннего ССТ.

Естественно, что столь примечательное событие не осталось без внимания со стороны одного из главных участников региональной игры Китая, который (пока в неявной форме) подразумевается в качестве важного провоцирующего мотива как формирования CPTPP, так и перспективы вступления в это объединение СК. Китайская газета Global Times посвятила ряд статей как факту подписания упомянутой “дорожной карты”, так и вопросам самого общего плана в сфере отношений Пекина с Лондоном и Токио. Комментарии данного издания содержат в себе пожелание позитивного развития отношений с обоими участниками обсуждаемого ССТ, чему мешает их зависимость от антикитайской политики Вашингтона.

Наконец, отметим, что с подписанием японо-британского Соглашения о свободной торговле, “дорожной карты” по его практической реализации, последующим весьма вероятным вступлением СК в CPTPP региональная политическая игра приобретёт более сложный и трудно предсказуемый характер.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×