27.10.2020 Автор: Константин Асмолов

Корейская политика США при Джо Байдене

BID452211

Один из наших предыдущих текстов был посвящен тому, как будет выглядеть американская политика на корейском полуострове после президентских выборов ноября 2020 года. А сегодня мы попробуем поговорить о том, каким мог бы оказаться президент Байден, благо к этому времени стали известны не только мнения экспертов, но и заявления людей которые долго с ним работали.

Один из таких людей — Брайан Маккеон, который 10 октября 2020 г. дал интервью информационному агентству Енхап/Yonhap, в котором Южная Корея была названа лучшим союзником Америки. Маккеон тесно сотрудничал с Байденом более 30 лет, с 1988 по 1995 год занимая пост его советника по внешней политике. Он также занимал пост первого заместителя министра обороны по вопросам политики при администрации Барака Обамы.

Ключевые тезисы и цитаты этого интервью можно свести к следующему.

  • Байден «немедленно свяжется по телефону с некоторыми из наших ключевых союзников в Европе и Азии и централизованно скажет: «Америка вернулась, и мы вас прикроем». Он будет относиться к союзникам США не как к источнику дохода, а вместо этого будет уважать и укреплять партнерство с Южной Кореей и другими союзниками.

  • Применительно к РК это означает, что Байден будет подходить к зашедшим в тупик переговорам о стоимости содержания американских войск в Корее «по-другому». «Нам, очевидно, придется пересмотреть то, что было обсуждено, но мы будем подходить к этим переговорам объективно, а не использовать их в качестве дубинки против нашего союзника или относиться к альянсу транзакционным образом».

  • Маккеон усомнился, что при администрации Байдена произойдет какое-либо значительное сокращение американских войск, но отметил, что любое изменение будет зависеть от результатов его будущей оценки глобальной военной позиции США.

  • Подход Байдена к Северной Корее будет принципиальным и более скоординированным: «Мы будем придерживаться принципиального подхода к северокорейскому вызову и работать в тесной скоординированной кампании с нашими союзниками в Японии и Корее, а также работать с Китайской Народной Республикой в направлении того, что мы считаем общей целью, которую все разделяют, — денуклеаризация Северной Кореи и обеспечение мира и процветания в регионе».

  • По мнению Маккеона, «Байден понимает, что северокорейская проблема довольно сложна, и вы не можете просто решить ее с помощью пары саммитов лидеров». Его критика Трампа основывается на том, что он «начал со встречи лидеров, а не с детальной стратегии достижения наших целей». По его мнению, «должна предшествовать серьезная дипломатическая работа на более низком уровне», и нельзя ожидать, что два лидера за пару часов разрешат такой сложный вопрос, как ЯПКП.

  • Тем не менее Байден встретится с Кимом, «если бы это было частью реальной стратегии, которая продвигает нас вперед по цели денуклеаризации». Позднее по этому поводу высказался и сам Байден в ходе состоявшихся 22 октября теледебатов со своим соперником; президент США встретится с северокорейским лидером только при условии, что тот согласится сокращать ядерный потенциал своей страны.

  • По словам Байдена на дебатах, «Корейский полуостров должен стать безъядерной зоной», хотя автор не понимает, означает ли это запрет на ядерные поползновения Сеула или невозможность посещения южнокорейских портов американских военных кораблей с ядерным оружием на борту».

  • Совместные военные учения, скорее всего, возобновятся, так как их отмену Байден и Маккеон считают крупнейшей уступкой, которую Трамп сделал Киму, «не получив взамен ничего значительного или ощутимого». «И будучи высокопоставленным чиновником Министерства обороны при президенте Обаме, я знаю, что эти учения очень важны для совместной готовности Вооруженных сил Соединенных Штатов и Кореи», — добавил Маккеон.

  • Байден поддержит гуманитарную помощь для народа Северной Кореи, но «в рамках существующих санкций, чтобы убедиться, что гуманитарная помощь может попасть в Северную Корею и облегчить международным гуманитарным организациям доставку этих предметов». Маккеон отметил, что хотя санкции, безусловно, являются частью инструментария давления на северокорейский режим, чтобы он серьезно вел переговоры о денуклеаризации, это не самоцель.

  • Кроме того, Байден поддерживает возобновление воссоединения семей: «Мы, очевидно, будем работать с корейским правительством над этим и продвигать эту цель».

  • Вообще, стратегия Байдена будет отличаться и от стратегии Трампа, и от стратегии Обамы. «Джо Байден, — это не президент Обама, и сейчас, четыре года спустя, мир изменился, потому что северокорейская ядерная программа сдвинулась с мертвой точки, и нам придется оценить ситуацию, которую он унаследует, а затем разработать стратегию, и мы знаем, что не можем вернуться к январю 2017 года».

  • Байден будет содействовать сотрудничеству между союзниками США, такими как Южная Корея и Япония. Ухудшение отношений Сеула и Токио Маккеон назвал прискорбным.

  • Что касается стремления США создать подобную НАТО многостороннюю структуру в Индо-Тихоокеанском регионе, известную как «четверка», Маккеон заявил, что администрация Байдена поддержит «основанный на правилах порядок». «Ключевым элементом нашей политики было бы содействие основанному на правилах порядку и стабильности в регионе, которым ни одна страна, включая Китай, не может безнаказанно угрожать своим соседям».

Чтобы не ограничиваться мнением одного Маккеона, послушаем и иных экспертов. Бывшая и.о. помощника госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Сьюзан Торнтон полагает, что администрация Джо Байдена, скорее всего, добьется большего прогресса в северокорейском вопросе, чем президент Дональд Трамп. При этом Байден сначала попытается перестроить внешнюю политику страны в целом, улучшив отношения с такими странами, как Республика Корея.

23 сентября 2020 г. Сьюзан Торнтон указала, что следующая администрация США должна выработать новый подход к Северной Корее, подчеркнув, что санкции мало что сделали для того, чтобы направить Пхеньян в позитивном направлении. «Вопросы санкций не способствовали позитивной динамике. Кто бы ни победил на выборах в США […] необходимо пересмотреть подход к Северной Корее», так как ситуация на севере нехороша, но и не настолько плоха, чтобы «загнать северокорейцев за стол переговоров после Ханоя».

Кроме того, Торнтон уверена, что в случае победы Байдена надо ждать новых «провокаций Севера».

С выводами Торнтон согласен иной бывший помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Дэниел Рассел, — он тоже ждет провокаций после выборов, но отмечает, что северокорейская провокация может не сработать в свою пользу, ограничивая политические возможности, которые могут быть доступны новой администрации США. Согласен он и с тезисом о том, что при Трампе «имидж Америки в регионе и доверие азиатских стран к Соединенным Штатам действительно пострадали» и на их восстановление потребуется время.

Бывший советник Госдепартамента США по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями Роберт Эйнхорн, ныне занимающий пост старшего научного сотрудника Института Брукингса, полагает, что кампания максимального давления Дональда Трампа провалилась по трем причинам. Во-первых, Трамп действовал без поддержки ключевых стран, даже ближайших союзников Америки. Во-вторых, его политика создавала огромные экономические рычаги, но преследовала чрезмерно амбициозные, недостижимые цели. В-третьих, Трамп недооценил решимость и стойкость стран, готовых заплатить огромную цену за защиту того, что они считают жизненно важными интересами. Вследствие этого Джо Байден, скорее всего, будет придерживаться поэтапного подхода к Северной Корее с взаимными выгодами для обеих сторон.

По мнению Эйнхорна, «администрация Байдена не откажется от конечной цели полной денуклеаризации Северной Кореи, но она может быть готова шаг за шагом приближаться к этой долгосрочной цели с взаимными выгодами для каждой стороны на каждом этапе процесса». К тому же, на начальном этапе администрации главными приоритетами будут вопросы внутренней политики — пандемия, экономика, «восстановление цивилизованности и расовая справедливость».

Эйнхорн согласен с тем, что во внешней политике администрация Байдена «сначала будет стремиться восстановить глобальное лидерство Соединенных Штатов и вернуть себе уважение со стороны других стран, частично восстановив свои ключевые альянсы, в том числе с Южной Кореей и Японией». Это восстановление доверия «не включает в себя угрозу сократить вооруженные силы США, если наши союзники не заплатят достаточно». Также Эйнхорн отметил, что администрация Байдена также будет готова работать с Китаем и Россией, чье сотрудничество, по его словам, потребуется для любого положительного результата по Северной Корее.

Профессор истории и международных отношений в Университете Джорджа Вашингтона Грег Бразински думает, что «если Байден будет избран, большинство американских союзников, включая Южную Корею, вздохнут с облегчением. Он, вероятно, будет работать гораздо усерднее, чтобы укрепить наши союзы». Немедленного начала переговоров с КНДР он при этом не ждет.

Как считает посол РК в США Ли Су Хёк, если Байден победит на выборах, то «те, кто будет отвечать за дипломатические вопросы и вопросы безопасности, — это те, кто занимал высокие посты при прошлой администрации Обамы» . Кроме того, модель «сверху вниз», которую Дональд Трамп использовал в отношении Северной Кореи, может не сохраниться. Как и говорил Маккеон, все будет зависеть не от воли президента, а от предложений аппарата.

Эксперт Гарри Казианис считает, что если Байден победит на выборах, ему нужно будет довольно быстро принять решение, поскольку Северная Корея не захочет ждать и может быстро начать испытания МБР и ядерного оружия, а это было бы трагедией и быстро подняло бы напряженность до небес.

Тем временем стороны продолжают активно использовать корейскую тему на дебатах и в полемике. Дональд Трамп напоминает о том, что предотвратил неизбежную ядерную войну с Северной Кореей, в случае которой «32 миллиона человек в Сеуле, миллионы людей были бы мертвы прямо сейчас». Джо Байден настаивает на том, что Трамп ничего не сделал, кроме как позволил Пхеньяну наращивать свой ядерный потенциал и увеличивать дальность ракет, а трижды встретившись с Ким Чен Ыном, лишь «укрепил легитимность его режима».

Так, 25 октября 2020 г. Джо Байден заявил, что Северная Корея теперь обладает большим количеством более опасных ракет из-за Дональда Трампа. Кроме того, Трамп «обнимает каждого диктатора в поле зрения и тычет пальцем в глаза всем нашим друзьям». И вообще, «у США были хорошие отношения с Гитлером до того, как он вторгся в остальную Европу».

Корейские СМИ стараются держаться нейтралитета в этом вопросе, хотя Korea Times опубликовала довольно подробный материал, критически разбирающий делишки Хантера Байдена: упоминался и компьютер с порно, и скандал с украинской компанией Burisma.

Ко всему указанному выше автор хотел бы добавить следующее. Скорее всего, Байден будет делать опору на те научные центры, которые сейчас ушли в оппозицию Трампу и активно клеймят его. Неясно, однако, насколько это скажется на компетентности принимаемых решений — американская элита чаще поддерживает демократов, однако в отношении КНДР интеллектуалы всех групп имеют очень похожие шоры.

Важнее то, что не стоит считать стопроцентным тот вариант развития событий, при котором Байден возвращается к политике Обамы 2.0, и на Корейском полуострове происходит скачок напряженности. Во-первых, Северная Корея с развитой ядерной программой; это уже политическая данность и новая реальность требует новых методов, тем более на фоне продолжающегося противостояния США и Китая Пекин, пусть и частично, вынужденно будет поддерживать Пхеньян на плаву как одного из немногих региональных союзников.

Во-вторых, столкновение с реальностью ведет к тому, что уже не раз американский президент, который в начале своего правления занимает очень жесткую антисеверокорейскую позицию, ближе к концу своего правления вынужденно идет на диалог. Это касается и Клинтона, в начале правления которого чуть не случился военный конфликт, но в конце госсекретарь Олбрайт посетила КНДР. Это касается Буша-младшего, введшего термин «страна-изгой», но последние годы его правления были ознаменованы более сильным прогрессом на шестисторонних переговорах. В определенной мере это касается и Трампа, который от жестких заявлений и «президентского рэп-баттла 2017 года» перешел к переписке с Ким Чен Ыном, с которым у него, похоже, действительно сложились по-человечески приятные отношения.

Именно поэтому 24 сентября глава подкомитета Палаты представителей по Азии, Тихоокеанскому региону и нераспространению ОМП Ами Бера отметил, что Соединенные Штаты будут продолжать вести переговоры с Северной Кореей независимо от того, кто победит на выборах. На такую перспективу надеется и автор статьи.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×