27.10.2020 Автор: Владимир Одинцов

Европа балансирует на турецких весах

TURK34232

В условиях активизации президентом Р.Эрдоганом в последний период собственной игры в Восточном Средиземноморье, Закавказье и Черноморском бассейне, а также явного уменьшения роли Европы на Ближнем Востоке, баланс политики ЕС в отношениях с Турцией все более стал смещаться от попыток влияния на Анкару к робкому противостоянию действиям турецкого лидера.

Сегодня в Евросоюзе политикой Турции откровенно недовольны, прежде всего, Греция и Кипр, и Брюссель пытается продемонстрировать им, что их поддерживает. Евродепутаты даже уже не раз заявляли, что против Анкары нужно вводить санкции, поскольку «Турция стала выходить за пределы своей страны, вторгаясь на территории других стран». Привлекая ЕС на свою сторону в спорах с Турцией, МИД Греции направил письма во внешнеполитические ведомства ФРГ, Испании и Италии с просьбой ввести эмбарго на поставки оружия в Турцию, а также  еврокомиссару по вопросам расширения и политики соседства Оливеру Варгейи с просьбой рассмотреть возможность полной приостановки таможенного союза ЕС и Турции. Как отметил в отношении предложения Греции об оружейном эмбарго новостной портал Greek City Times, оно было похоже на шаги, предпринятые Германией и Францией после военной операции Турции на севере Сирии в 2019 году.

В ответ глава МИД Германии Хайко Маас 13 октября, накануне своей поездки в Никосию и Афины, публично заявил, что Турция должна отказаться от провокаций в Восточном Средиземноморье, прекратить чередовать шаги по разрядке с провокациями, и пообещал поставить на заседании Европейского совета 15-16 октября вопрос об осуждении действий Анкары, которые являются серьезной эскалацией со стороны Турции.

И что же? — Европейский союз действительно обсуждал, но не смог договориться об эмбарго на поставки оружия Турции, чтобы наказать её за нарушение суверенных прав греков и киприотов в Восточном Средиземноморье. В числе заблокировавших это выдвинутое Грецией предложение оказались: Германия (несмотря на предыдущую публичную риторику Хайко Мааса!), Испания, Италия, Венгрия и Мальта, объяснив свою позицию «экономическими причинами и опасениями нелегальной иммиграции из Турции». Франция, Австрия и Словения поддержали Грецию в этом начинании, в то время как остальные страны-члены Евросоюза воздержались. В результате Евросоюз, по сути, спустил на тормозах обсуждение этого вопроса, ограничившись лишь обещаниями Греции и Кипру, что «саммит ЕС должен снова собраться в декабре, чтобы обсудить возможные санкции против Анкары».

Так что пока лицензии на поставки военного оборудования в Турцию приостановило лишь правительство Канады, о чем написал в своем Тwitter глава МИД Канады Франсуа-Филипп Шампань. Указанный шаг Оттавы был весьма критически воспринят в Анкаре, на что обратил внимание президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в ходе телефонного разговора 16 октября с премьер-министром Канады Джастином Трюдо, заявив, что приостановка экспорта продукции канадского оборонпрома в Турцию «не отвечает духу союзничества двух стран».

На фоне продемонстрированной ЕС практически пассивной реакции на озабоченность Афин, Греция решила сама готовиться к возможному дальнейшему обострению конфликта с Турцией до вооруженного, увеличив, в частности, на один год срок военной службы, готовя военные манёвры. Как уточнил 20 октября министр обороны Греции Никос Панайотопулос, планы Афин включают в себя также дополнительный набор профессиональных солдат и увеличение приема в военные учебные заведения. Цель состоит в том, чтобы обеспечить больше военнослужащих для границы с Турцией вдоль реки Марица (греческое название — Эврос). Помимо этого Греция ведёт военные приготовления в Эгейском море, где её вооруженные силы в настоящее время находятся в состоянии повышенной боевой готовности.

Одновременно с этим греческие власти планируют более чем втрое увеличить протяжённость стены на границе с Турцией, достроив участок длиной примерно в 26 километров и установив дополнительные камеры видеонаблюдения и передвижные сирены для отпугивания нелегалов, что обойдется примерно в 63 миллиона евро. Завершить возведение этого «барьера» планируется в конце апреля будущего года, а его целью является пресечение массового нарушения границы мигрантами, пребывающими со стороны Турции, что используется турецким лидером в качестве прямого давления на Евросоюз. Напомним, что в конце февраля турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган выступил с заявлением о том, что Турция открыла границы с ЕС для сирийских беженцев и закрывать их не намерена, если отношения с ЕС будут ухудшаться. Вслед за этим глава турецкого МВД Сулейман Сойлу сообщил, что Турция через свои границы пропустила в европейские страны свыше 100 тысяч беженцев, прибывших в северо-западную провинцию Эдирне, расположенную на границе с Грецией.

Что же касается президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, то он, судя по всему, не желает сворачивать с пути наращивания регионального влияния в Восточном Средиземноморье, Северной Африке, на Ближнем Востоке и Южном Кавказе военными средствами. И очевидно, уже не хочет поддаваться на уговоры отдельных лидеров ЕС, в частности Ангелы Меркель, Эммануэля Макрона. Поэтому складывается впечатление, что предложений, которые Евросоюз планирует сделать Анкаре в обмен на деэскалацию напряженности в Восточном Средиземноморье, среди которых возможное расширение и модернизация Таможенного союза ЕС—Турция, пересмотр соглашения по беженцам, теперь явно недостаточно. А четкого единого ответа, как ЕС намерен совладать с претензиями Анкары на становление региональной державой в условиях все более накаляющейся обстановки в регионе, до сих пор у Брюсселя нет. Да Брюсселю сегодня и явно не до Турции: ослабление единства, коронавирус, мигранты, угрожающие французам и немцам…

К тому же президент Р.Эрдоган явно обнаружил слабости европейцев, их разногласия во внешней политике и «страх» перед беженцами. Помимо этого, он также видит вакуум власти, который возникнет в регионе на фоне стремления США к уходу с Ближнего Востока при президентстве Трампа. И из этого он пытается извлечь пользу, намереваясь стать региональной силой с помощью своего военного присутствия, может и дальше усугублять эту свою внешнюю политику. Поэтому отношения Анкары с Францией плохие, с ФРГ подпортились, приоритеты ЕС Турции неинтересны, а либеральные ценности враждебны.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×