23.10.2020 Автор: Константин Асмолов

Статуи «Девочки мира» – напоминание или провокация?

PC23411

Одним из важных элементов корейско-японского противостояния по вопросу «женщин для утешения» являются статуи характерного дизайна, именуемые «Девочка мира», которые Южная Корея и аффилированные с ней НГО пытаются расставлять не только на территории РК, но и по всему миру. Как правило, каждая такая новая статуя вызывает очередной скандал, повышающий напряжённость в отношениях Токио и Сеула.

Здесь хочется напомнить, что, в соответствии с соглашением от декабря 2015 года, которое должно было поставить точку в вопросе «женщин для утешения», Япония принесла официальные извинения и направила 1 млрд йен, который должен был пойти как на компенсации бывшим комфортанткам и их потомкам, так и на увековечение памяти об этих инцидентах. Однако соглашение было сорвано «патриотическими» организациями типа Корейского совета справедливости и памяти, которые после этого остались бы без работы, ведь в ответ РК должна была считать этот вопрос закрытым и перестать будировать эту болезненную тему. В итоге при Мун Чжэ Ине было объявлено, что соглашение не отвечает воле народа и поэтому Южная Корея не будет его соблюдать. При этом от идеи официально расторгнуть соглашение и вернуть японцам миллиард Сеул по понятным причинам тоже отказался. Пикантности в вопрос добавляет то, что, как выяснилось позднее, члены Корейского совета манипулировали мнением народа, дезинформировав оставшихся комфортанток о содержании соглашения, а также то, что, как показывают расследования, значительная часть государственных денег не дошла до адресатов.

Но это не мешает южнокорейским «патриотам» продолжать набирать политические очки внутри страны и нервировать Японию очередными перформансами на эту тему.

Первая история касается бронзовых статуй под названием «Вечное искупление», установленных летом 2020 года в Пхёнчханском ботаническом саду (тот самый город, в котором в 2018 прошла Олимпиада). Там, кроме стандартной статуи девочки, был изображён коленопреклонённый мужчина, черты лица которого были крайне похожи на японского премьера Синдзо Абэ, а автор композиции заявлял местным СМИ, что Япония должна искупить зверства военного времени, пока Южная Корея не примет и не простит ее.

Представители ботанического сада пошли еще дальше и прямо сообщили журналистам, что мужская статуя символизирует премьер-министра Японии Абэ. В заявлении для СМИ ботанического сада говорилось, что статуи установлены в надежде, что Япония честно посмотрит на свое прошлое, принесет извинения и переродится.

Использовать подобным образом лица действующих лидеров стран – вообще-то повод для дипломатического демарша, отчего установка статуй вызвала неоднозначную реакцию южнокорейской общественности в социальных сетях, а генеральный секретарь кабинета министров и нынешний премьер-министр Ёсихидэ Суга заявил журналистам, что установка такой статуи неприемлема и «решительно повлияет» на отношения между двумя странами. После чего даже МИД РК заявил, что вежливость в отношении иностранных лидеров должна быть принята во внимание.

Другая история касается Германии, где 25 сентября в берлинском округе Митте была установлена очередная статуя. Это третий подобный памятник на территории Германии, но впервые его установили не на частной территории, а в общественном месте, недалеко от станции метро, где много ресторанов, кафе, и (внезапно!) рядом посольство Японии. Местная корейская ассоциация приложила немало усилий для того, чтобы памятник был установлен, сотрудничая с администрацией и местными жителями, но вся подготовительная работа велась по возможности скрытно во избежание противодействия со стороны японского правительства. Впрочем, формально статуя была установлена Korea Verband, гражданской группой с хорошими связями с Сеулом и руководимой корейцем.

7 октября, через девять дней после установки, власти немецкой столицы отдали распоряжение убрать памятник, в противном случае она будет уничтожена. Причина – наличие на памятнике надписи, о которой немецкая сторона не знала ранее. Она гласит, что во время Второй мировой войны японские войска насильно забирали женщин в качестве секс-рабынь, а памятник отдаёт дань уважения смелости выживших, которые развернули кампанию по недопущению повторения подобных военных преступлений.

Разумеется, Сеул и связанные с ним «патриотические» НГО заявили, что это произошло под нажимом Японии. Дескать, 1 октября министр иностранных дел Японии Тошимицу Мотеги созвонился со своим немецким коллегой Хейко Маасом и якобы потребовал, чтобы статую убрали. Тем более что 6 октября на брифинге для прессы Мотэги признался, что обсуждал с Маасом статую. Но на самом деле ситуация оказалась боле тонкой. В корейских новостях этот нюанс отсутствует, но, во-первых, власти выдали разрешение на ее установку сроком на один год в качестве предмета искусства, а не как политический манифест. Во-вторых, первоначальное разрешение было выдано по той причине, что статуя фигурировала не как монумент в честь «женщин для утешения», а как памятник, посвящённый сексуальному насилию на войне вообще. Благо, в Германии могут вспомнить и то, что творилось на оккупированных территориях солдатами Третьего рейха, и эксцессы со стороны войск союзников, для обозначения которых даже существовал специальный термин «марокканизация». Поэтому неудивительно, что когда местные власти поняли, что их обманули, они потребовали убрать статую. В ответ Сеул подключил тяжёлую артиллерию. 8 октября Южная Корея выступила с критикой в связи с призывом Японии убрать статую, назвав этот акт противоречащим духу ее собственных извинений. Как заявил пресс-секретарь МИД Ким Ин Чхоль, установка статуи — добровольный шаг, и нежелательно, чтобы правительство принимало дипломатическое участие.

Корейский совет справедливости и памяти по вопросам военного сексуального рабства Японии — базирующаяся в Сеуле формально гражданская, а на деле околоправительственная группа, направила письмо специальным докладчикам Организации Объединенных Наций, утверждая, что любая попытка убрать статую является вызовом усилиям ООН по переписыванию норм в области прав человека, оправдывая насилие в отношении женщин. А распоряжение берлинских властей о демонтаже статуи мира и давление со стороны японского правительства и правых группировок нарушают права на свободу выражения мнений.

И да, это ТОТ САМЫЙ «Корейский совет», так замаравшийся в истории с «бизнесом на бабушках»!

Заявления властей подкрепляли петициями и митингами гражданского общества», представители которого начали писать письма во все инстанции, загоняя городские власти в ловушку ложной дихотомии: либо вы разрешаете монумент, либо вы оправдываете сексуальное насилие на войне.

Кампания, ведущаяся на сайте www.petitionen.com с 8 октября по состоянию на 12 октября собрала более 2671 подписей. Интересно то, что автор петиции — корейский интернет-пользователь, а Корейский совет фактически направлял подписантов, предоставляя услуги перевода и конкретные шаги по подаче подписей под петицией.

Отдельная петиция была запущена в Южной Корее через веб-сайт Администрации президента.

Подключилась и Ким Со Ён, жена бывшего канцлера Германии Герхарда Шрёдера. В опубликованном в Facebook письме Стефану фон Дасселю, главе администрации берлинского округа Митте, она сообщила, что она и её муж призывают его сохранить статую.

12 октября информированные местные источники сообщили, что Korea Verband планирует подать ходатайство о наложении судебного запрета на распоряжение о демонтаже статуи, предполагая, что потребуется значительное время, прежде чем суд вынесет свое окончательное решение.

13 октября более 100 южнокорейских законодателей подписали совместное письмо с протестом против приказа убрать статую, и автор недоумевает, как это стыковалось с предыдущими заявлениями Сеула о том, что государственное вмешательство в данный вопрос недопустимо. В тот же день в Берлине провели митинг в защиту памятника. Более 300 горожан пришли к зданию администрации округа Митте, а Korea Verband провела пресс-конференцию, рассказав о значении данного объекта и недопустимости его сноса. Фон Дассель вышел к протестующим, заявив, что он был впечатлен уровнем участия граждан и что он изучил историю статуй. Он отрицал, что его приказ был отдан под давлением японского правительства, и сказал, что получил много жалоб от японских граждан, проживающих в Берлине, а также от федерального правительства Германии и правительства Берлина.

В итоге 14 октября Окружное управление Митте заявило, что приказ о демонтаже «статуи мира» аннулирован из-за судебного запрета, поданного Korea Verband. По мнению местных активистов, к которому присоединяется автор, возможным решением этого спора было бы расширить надпись на статуе, чтобы сосредоточиться на всех женщинах-жертвах войны, а не на корейских комфортантках. Но это не в правилах южнокорейских «борцунов» – им проще протащить один памятник под видом другого и устроить хай после того, как обман вскрылся.

Понимают ли такие патриоты в кавычках, что подобные действия, наоборот, обесценивают проблему сексуального насилия на войне? Увы, помня действия Корейского совета в отношении бабушек, это сугубо риторический вопрос.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×