22.10.2020 Автор: Владимир Терехов

Доктор А. Абдулла посетил Индию и Пакистан

ABD32411

Начавшийся 6 октября с. г. пятидневный визит в Индию де-факто второго лица правительства Кабула доктора медицины А. Абдуллы — событие весьма примечательное по ряду соображений.

Из них первое и основное обусловлено уже запущенным процессом резкого изменения всей ситуации в этой ключевой стране региона Центральной Азии, а также в окружающем её пространстве. Данный процесс был инициирован “Соглашением США-Талибан” (запрещённое в РФ движение — ред.), достигнутым в конце февраля в столице Катара Дохе. Ранее в НВО кратко рассматривалось содержание и возможное влияние этого документа на ситуацию в регионе.

Основополагающими позициями Соглашения являются полный вывод (в течение 14 месяцев) с территории Афганистана воинских подразделения США, находившихся здесь почти 20 лет, а также начало диалога между властями Кабула и движением Талибан.

С высокой вероятностью следствием военного ухода США из этой страны станут два тесно взаимосвязанных, фундаментальных обстоятельства. Из них первый будет обусловлен возвращением (в определённой мере, поскольку исторический процесс развивается по спирали) внутриполитической ситуации в Афганистане к состоянию, в котором страна пребывала до “внешней помощи” США.

Во-вторых, Афганистан располагается на стратегически крайне важном участке азиатского материка и неустойчивость ситуации в стране с неизбежностью станет стимулом для появления очередных внешних претендентов на оказание (очередной же) помощи. К таковым на этот раз следует отнести в первую очередь Пакистан, КНР, Индию, Иран.

А поскольку теперь главным инструментом распространения влияния на Афганистан окажутся, скорее всего, не вооружённые силы, а располагаемый финансово-экономический потенциал, то “потолкаться” на территории страны, богатой полезными ископаемыми, наверняка выразят желание также некоторые из ведущих арабских стран (не исключено, и европейских). Причём внутри Афганистана у каждого “стóящего” внешнего игрока найдутся (как всегда) свои влиятельные “интересанты”.

Гипотетическое завершение длительного периода военной турбулентности на территории Афганистана с высокой вероятностью привнесёт в список первоочередных проблем будущего “объединённого правительства” старый вопрос о границе с Пакистаном. Причём он приобретёт важное значение и для талибов, подавляющее большинство которых являются пуштунами, проживающими как в Пакистане, так и Афганистане. Одно дело — 40 лет пользоваться поддержкой Пакистана в борьбе с разного рода “неверными”, и совсем другое — когда после успеха с неизбежностью придётся решать проблемы собственной, “освобождённой” страны.

Поставим себя на место проживающего в Афганистане аборигена-пуштуна: сто тридцать лет назад на мою землю приехал (Шайтан знает, откуда) какой-то Дюранд, провёл по ней линию и сказал: “Ты туда не ходи, а то совсем мёртвый будешь”. А за этой “линией” мои родственники живут со времён Пророка (мир Ему и благословение).

Наряду с фактором нежелания выполнять функции “заднего двора” Пакистана в его обостряющейся борьбе с Индией, нерешённость вопроса границы с Пакистаном уже давно стимулирует Кабул на сближение не с единоверцами Исламабада, а с “язычниками” Дели. Ничего удивительного, ибо всё это не раз происходило и в Европе относительно недавнего прошлого. Политическая целесообразность, понимаете ли.

Что же касается непосредственного повода обсуждаемого визита в Дели высокого афганского чиновника, то он обусловлен потенциально серьёзной проблемой, которая может возникнуть в отношениях Кабула с крайне необходимым партнёром по мере реализации на территории Афганистана мирного сценария, предусматривающего инкорпорирование по крайней мере некоторых из пёстрого состава группировок Талибана в официальную государственную администрацию. На тему возникающих в связи с этим конкретных вопросов в сентябре с. г. в той же Дохе начались переговоры, протекающие, насколько можно понять, крайне трудно.

Но давняя позиция Индии, которая обозначалась неоднократно и вплоть до недавнего времени (в частности, в период переговоров США с Талибаном), сводится к выражению категорической неприемлемости появления “террористов-талибов” в составе руководства Афганистана.

Понятно, чем она обусловлена: ситуацией в собственном Кашмире, где Центральное правительство десятилетиями имеет дело с разными проявлениями сепаратистских тенденций, нередко (мягко выражаясь) принимающих формат вооружённых вылазок. Последние представляются в виде “террористических актов, осуществляемых при поддержке Пакистана”.

Для Дели категорически неприемлема квалификация подобных актов (а также их исполнителей) в качестве явления, порождённого самой ситуацией в Кашмире. Поскольку позиция должна быть последовательной, то она десятилетиями воспроизводилась и в отношении Талибана, который нередко связывался с террористическими группировками, действительно ведущими борьбу в Кашмире с территории Пакистана.

Поэтому доктор А. Абдулла отправился в Дели с непростой миссией: убедить руководство Индии в том, что теперь это “уже не те” талибы, а с их приходом в правительство в афгано-индийских отношениях всё и далее будет OK.

В ходе визита состоялись переговоры с премьер-министром Н. Моди, министром иностранных дел С. Джайшанкаром и советником по национальной безопасности А. Довалом. Естественно, что подробности бесед остались “за закрытыми дверями”, но, судя по информации из доступных источников, в Дели “убедились” в весомости аргументации гостя. Впрочем, ничего иного и быть не могло – не закрывать же собственными руками дверь (скорее “форточку”, о чём чуть ниже) на территорию крайне важной для Индии страны.

Впрочем, определённые подвижки в индийской позиции обозначились ещё накануне упоминавшихся выше переговоров в Дохе в рамках “правительство Кабула-Талибан”. В процедуре их открытия в формате видеоконференции поучаствовал руководитель МИД Индии С. Джайшанкар, который, однако, воздержался от контактов с представителями делегации талибов.

Кроме того, в позиции Индии довольно отчётливо звучит тема крайней желательности выполнения нынешним правительством Кабула руководящей роли и в будущем “едином правительстве”. Что, судя по итогам 20-летней войны на территории страны, сегодня вряд ли кто-либо осмелится гарантировать.

Ни в коем случае не следует понимать всё приведенное выше как свидетельства о вырисовывающейся перспективе нечто похожего на (военно-?)политический альянс Индия-Афганистан, направленный против Пакистана, а следовательно, и стоящего за ним Китая. Хотя в ходе публичных выступлений в Дели А. Абдулла озвучил довольно стандартный в таких случаях набор мемов “об исторических узах”, “стратегическом партнёрстве”, “о заинтересованности в стабильности”.

Руководство Кабула стремится поддерживать конструктивные отношения также с Исламабадом и, конечно, с Пекином. В частности, за неделю до поездки в Индию тот же А. Абдулла находился с трёхдневным визитом в Пакистане, где прошли его переговоры с высшим гражданским и военным руководством страны. Судя по всему, одной из главных проблем, которую гость пытался решить, заключалась в побуждении пакистанского руководства к использованию имеющегося у него потенциала влияния на Талибан с целью занятия последним “более конструктивных” позиций на переговорах в Дохе.

Наконец, кратко затронем вопрос участия Ирана, Китая, а также (скорее косвенно) США в начавшемся принципиально новом туре игры вокруг обобщённой “Афганской проблемы”, не прекращающейся в течение столетий. И здесь возникает тема упоминавшейся “форточки”, с помощью которой Индия, не имеющая (по крайней мере, де-факто) сухопутной границы с Афганистаном, с некоторых пор вполне заметно присутствует на его территории.

Роль транзитёра, предоставляющего услуги по обходу Пакистана на пути в Афганистан, выполнял до сих пор Иран, с которым Индия веками поддерживала вполне дружественные отношения. В целях резкого увеличения пропускной способности указанного пути в последние годы реализовывался проект модернизации иранского порта Чабахар на берегу Ормузского пролива и строительства от него железной дороги в сторону Афганистана.

Но в эти планы и проекты начинают грубо вмешиваться “реалии” глобальной политики, в центре которой располагается сложный комплекс отношений между двумя ведущими мировыми державами. В процессе развития отношений с Ираном Дели приходится принимать во внимание интересы Вашингтона, который всё более определённо вырисовывается на политическом горизонте в качестве потенциального союзника в противостоянии с Пекином, где тот, в свою очередь, начинает всё более активно заявлять о себе в регионе Большого Ближнего Востока.

Расположившиеся за столом новые участники старинной “Афганской игры”, всматриваются в карты, только что полученные от невидимого мирового крупье, и начинают реагировать на его традиционный возглас: “Делайте ваши ставки, господа”.

Одним из проявлений такой реакции были визиты в Индию и Пакистан одного из высших чиновников официального руководства Афганистана.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×