16.10.2020 Автор: Владимир Терехов

Предотвратит ли бизнес разрыв американо-китайских отношений?

CHI562422

Поток событий последнего времени в политической сфере отношений между двумя ведущими мировыми державами (США и КНР) не может вызывать у наблюдателя ничего иного, кроме ощущения глухой безнадёжности. Если бы не проявления здравого смысла в экономической сфере. Причём (и главным образом) со стороны частного бизнеса, участники которого, даже руководствуясь соображениями эгоистической выгоды, могут добиться её только в условиях господства рацио в пространстве отношений с партнёрами. Того самого рацио, которое сегодня с трудом просматривается (если вообще присутствует) в действиях облачённых властью лиц, называющих себя “политиками”. Сфера их деятельности описывается каучуковыми формулами, призванными чаще всего прикрыть отсутствие в ней сколько-нибудь разумного содержания и, напротив, наличие разного рода комплексов. Как личных, так и коллективных, присутствующих во взглядах на окружающий мир представляемого ими истеблишмента.

На публике “политики” оперируют категориями типа “демократия”, “свобода”, “права человека”, “авторитаризм-тоталитаризм”, “терроризм”. Совсем фарсовый характер приобретают попытки (в которых особо заметен госсекретарь США М. Помпео) возродить жупел “коммунистической угрозы”.

Ранее мы отмечали, что для одной из двух мировых держав (точнее сказать, для влиятельной политической группировки внутри неё самой) особое значение имеет категория “лидерство”, оказавшееся под угрозой утраты.

В качестве источника данной угрозы рассматривается вторая мировая держава, которая взялась реализовать глобальный проект Belt and Road Initiative с предложением принять в нём участие как можно большему числу стран, включая главного геополитического оппонента. Вот этот-то проект и рассматривается в качестве главной угрозы “лидерству”, то есть неизвестно чему.

Хотя с более или менее рациональных позиций, казалось бы, напрашивается реакция: “Да пусть строит свой “пояс и путь”. Например, в Африке. Глядишь, сократится поток голодных беженцев на нашу собственную территорию”. Но нет, в ответ раздаётся: “А как же лидерство? Не позволим”. И не только “не позволяют”, но и стараются максимально усложнить жизнь “много взявшему на себя” новичку в глобальной политике.

Главному конкуренту (КНР) “организуются” проблемы во всех аспектах государственной деятельности. Во-первых, используется хорошо проверенный ранее опыт создания военно-политической удавки по периферии границ КНР. Речь идёт о постоянно обсуждаемой в НВО перспективе формирования военно-политического альянса в составе (пока) “Четвёрки” (Quad) государств: США, Австралии, Индии, Японии. На 6 октября запланирована встреча в Токио руководителей МИД “Четвёрки”, а уже через месяц — и первая встреча лидеров указанных стран.

Отмечается также подозрительная военно-политическая активизация в регионе двух бывших главных мировых колонизаторов, то есть Великобритании и Франции, которых, видимо, продолжают преследовать фантомные боли. В любом случае, однако, их роль здесь будет (если будет) носить теперь второстепенный характер.

Вопрос успеха или неудачи того или иного антикитайского военно-политического проекта будет решаться в Дели и Токио, то есть столицах двух ведущих региональных держав, отношения которых с КНР носят сложный, но вовсе не безнадёжный характер. В этом плане показательным и крайне своевременным представляется факт прекращения “горячей фазы” конфликта на одном из высокогорных участков китайско-индийской границы. Можно только пожелать, чтобы, как и два-три года назад в схожих обстоятельствах, далее в двусторонних отношениях последовал “новый Ухань”.

Что касается Японии, то представляется обнадёживающим как факт, так и содержание телефонного разговора председателя КНР Си Цзиньпина с новым японским премьер-министром Ё. Сугой. Обратила на себя внимание выраженная китайским лидером готовность действовать с японским коллегой в формате “рука об руку”.

Кроме того, следует иметь в виду предстоящие через год очередные парламентские выборы в Японии, итоги которых вряд ли сегодня можно считать предрешёнными, как это было в период предыдущего восьмилетнего премьерства С. Абэ. Ибо в Японии появилась, наконец, мощная левоцентристская оппозиционная партия, более позитивно настроенная в отношении Китая, чем ныне правящая ЛДП. Хотя пока соцопросы показывают небывало высокий уровень поддержки населением правительства Ё. Суги.

Сфера экономики – второе направление удара Вашингтона по Пекину, ибо без опоры на мощную экономическую базу нельзя рассчитывать на успех того же проекта BRI. Особо отметим, что экономическая война с КНР нынешней администрации во главе с “тарифным Д. Трампом” начинает далеко выходить за рамки его же (небезосновательных) претензий к состоянию торговли с КНР. Кстати, обе стороны, несмотря на рост накала крайне политизированной риторики, в связи с известными проблемами в американо-китайской торговле, не собираются выходить из “Соглашения 1-й Фазы”, подписанного 15 января с. г.

Но повторим, с указанными проблемами никак не связаны политически мотивированные административные репрессии последнего времени в отношении таких IT-гигантов КНР, как Huawei, ZTE, TikTok, WeChat. Запреты и ограничения проводятся под предлогом возможных утечек в “китайские спецслужбы” некой секретной информации, а также личных данных пользователей социальных сетей, поддерживаемых двумя последними компаниями. Отметим небезуспешные попытки Вашингтона привлечь к процессу гонений на упомянутые китайские компании (прежде всего Huawei) тех же Великобританию и Францию.

Ещё раз подчеркнём, что если претензии Вашингтона к некоторым аспектам торговли с Китаем не лишены оснований, то упомянутые “репрессалии” носят полностью политический характер. Что грозит подрывом хоть каких-то правил ведения международного бизнеса. На контрпродуктивность подобных мер начинают обращать внимание американского руководства видные представители бизнеса не только КНР, Европы, Японии, но и самих США, а также ВТО.

При этом Д. Трамп может позволить себе игнорировать заявление последней о противоречии существующим правилам, развязанной им “тарифной войны” с КНР, прозрачно намекая на возможность вывода США из данной организации. Как ранее он это сделал в отношении Всемирной организации здравоохранения, акт выхода из которой США состоится в июне 2021 г.

Но гораздо серьёзнее для него выглядит демарш четырёх мировых автогигантов (Tesla, Volvo, Ford и Mercedes-Benz), развивавших в последние годы бизнес в КНР. 24 сентября их представители обратились в американский суд по международной торговле с иском не только отменить решение о повышении пошлин на продаваемую в США продукцию своих компаний, но и возместить уже понесённые потери.

27 сентября суд округа Колумбия приостановил решение администрации США по ограничению формата функционирования в стране компании TikTok. В Китае полагают, что отнюдь не безнадёжна перспектива деятельности в США и компании WeChat.

После запрета деятельности в США компании Huawei быстро выяснилось, что (“оказывается”) с ней были тесно связаны многие американские подрядчики, бизнес которых теперь несёт потери. Поэтому пришлось вводить послабления в ограничения на поставку Huawei микрочипов, производимых в США.

Ключевой вывод из всех перечисленных и схожих фактов последнего времени, к которому приходят в Китае, сводится к согласию с теми американскими экспертами, которые крайне скептически относятся не только к полезности, но даже технической реализуемости (исключительно политически мотивированной) концепции “экономического разъединения” США с КНР.

Эксперты обращают внимание на прямо противоположную тональность недавних видеовыступлений на 75-й Генассамблее ООН лидеров КНР и США. Иллюстрация в газете Global Times на тему концепции “разъединения” достаточно точно отражает радикальные различия в подходах сторон к решению всего комплекса накопившихся проблем.

В заключение вновь выразим надежду на весомость здравого смысла в нынешней крайне непростой международной обстановке, носителями которого оказываются (чаще всего) отнюдь не облачённые властью “политики”, а представители бизнеса.

То есть люди, живущие в реальном мире с его реальными проблемами, несклонные погружаться в море разного рода фейков, в котором продолжают пребывать многие “политики”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×