15.10.2020 Автор: София Пале

Станет ли 2020-й год датой независимости Бугенвиля?

BOG

Остров Бугенвиль (по площади чуть больше Кипра) с примыкающим к нему небольшим островом Бука, где находится одноименная столица, расположен в северной части архипелага Соломоновы Острова в южной части Тихого океана и входит в состав Папуа – Новой Гвинеи (ПНГ) – самого крупного государства в Океании. На Бугенвиле проживают около 300 тыс. чел., а в ПНГ – почти 9 млн чел. Бугенвиль имеет особый статус – Автономный регион Бугенвиль (АРБ), который был получен путем огромных усилий и гражданской войны, длившейся целое десятилетие с 1988 по 1998 гг. и унесшей жизни как минимум 15 тыс. чел.

С 2000-х гг. бугенвильцы продолжили добиваться независимости мирными методами, и, наконец, в 2019 г. на острове состоялся референдум об отделении Бугенвиля от ПНГ. По итогам голосования 97,7% жителей выступили за самостоятельность. А в августе-сентябре 2020 г. прошли выборы президента АРБ, которые привлекли внимание мировой общественности.

Это внимание было обусловлено тем фактом, что Бугенвиль обладает одним из крупнейших в мире месторождений меди: по оценкам экспертов, в недрах рудника Пангуны (который простаивает в бездействии со времен гражданской войны) заключены примерно 5,3 млн тонн меди и 19,3 млн унций золота общей стоимостью $60 млрд.

В то же время в 21-м веке мировая конъюнктура требует колоссальной бдительности со стороны малых государств в выборе своих «протеже» в виде крупных держав, без чего невозможна современная международная политика.

На роль «покровителей» или «друзей» Бугенвиля претендуют не только ПНГ, но и Австралия, под чьим управлением ПНГ оставалась до 1975 г., а также Китай, от финансовых решений которого в той или иной степени зависят уже почти все страны мира и в первую очередь – близлежащие государства, включая ПНГ и Австралию.

И то, какие внешнеполитические шаги предпримет новый президент Бугенвиля Исмаил Тороама – 51-летний экс-командующий Революционной армией Бугенвиля, воевавшей за независимость, определит дальнейшую судьбу острова. Важнейший вопрос – кто будет участвовать в разработке месторождения Пангуна. С 1970-х гг. и до приостановки эксплуатации месторождения его разрабатывала компания Bougainville Copper Ltd (BCL) под контролем австралийской компании Rio Tinto, и прибыль шла в австралийскую экономику и в бюджет федерального правительства ПНГ (которому принадлежало 20% акций BCL), не доходя до самих буненвильцев. Более того, несовершенство законодательства и экологические проблемы настроили бугенвильцев сильно против австралийцев. Следовательно, задача И. Тороамы будет состоять в том, чтобы добыча огромных запасов меди пошла на пользу всем заинтересованным сторонам – как внутри страны, так и за ее пределами, при условии сохранения надлежащего баланса сил.

Что касается позиции Папуа – Новой Гвинеи, то премьер-министр страны Джеймс Марапе, пришедший к власти в 2019 г., четко выразил свою точку зрения, заявив, что с готовностью обсудит с И. Тороамой меры по поэтапному предоставлению Бугенвилю независимости.

Австралия, вынужденная лавировать между интересами ПНГ и собственными интересами на Бугенвиле, долго хранила молчание после оглашения результатов референдума о независимости острова в 2019 г. Канберра заинтересована в сохранении Бугенвиля в сфере своего стратегического влияния в рамках проводимой ею оборонной политики и готова использовать для этого такие привычные рычаги воздействия на внешнеполитический курс малых островных государств южной части Тихого океана, как финансовая помощь. Наконец, совсем недавно австралийский премьер-министр Скотт Моррисон заявил, что Австралия поддерживает процесс, начатый после бугенвильского референдума, и будет поощрять сотрудничество ПНГ и правительства АРБ по предоставлению Бугенвилю независимости.

Китай, в свою очередь, осторожно дал понять, что готов оказать поддержку новому бугенвильскому правительству. Стало известно, что Пекин способен предложить экономике Бугенвиля порядка $1 млрд в качестве инвестиций и таким образом содействовать переходному процессу обретения политической самостоятельности. Ожидается, что китайские вложения будут сделаны в развитие горнодобывающей промышленности, туризма и сельского хозяйства. Одновременно появились сведения и о постройке китайской стороной нового порта в западной части о. Бугенвиль, несмотря на наличие там уже двух действующих портов. Не вызывает сомнения тот факт, что после обретения Бугенвилем независимости Китай тут же установит с ним дипломатические отношения.

Возможное скорое отделение Бугенвиля от ПНГ не может быть нейтрально воспринято Индонезией, которая с тревогой наблюдает за происходящим. Дело в том, что если Бугенвиль превратится в самостоятельное государство, то будет создан прецедент, на который могут опираться сепаратистские силы, выступающие за отделение индонезийских провинций Западное Папуа и Папуа, расположенных в западной части острова Новая Гвинея. Жители этих провинций в 2019 г. уже подали заявку в ООН о проведении собственных референдумов о независимости.

В заключение хотелось бы отметить, что вопрос о независимости Бугенвиля будет решаться постепенно, а результаты референдума 2019 г. еще только предстоит рассмотреть Национальному парламенту Папуа – Новой Гвинеи предположительно в ближайшие месяцы. Одновременно новому правительству АБР придется заниматься внутриполитическими делами, направленными на развитие экономики острова, стержнем которой станет прибыль от возобновления работы золотомедного рудника Пангуна. При этом надо учитывать, что, несмотря на всю привлекательность когда-то одного из крупнейших месторождений мира, политическая неопределенность пока что удерживает крупные мировые компании от инвестиций, значительный объем которых пойдет на обновление рабочего оборудования рудника.

Как уже упоминалось выше, правительству АБР также предстоит иметь дело с Китаем, который в последнее десятилетие проявляет интерес к южной части Тихого океана не только с торговых, но и со стратегических позиций. Это задевает Австралию, которая пытается сохранить свое главенствующее положение в регионе, не подпуская к своим берегам других игроков, и это может привести к активизации бугенвильского направления ее внешней политики.

В любом случае процесс обретения Бугенвилем независимости и недавние выборы нового президента привлекли пристальное внимание экспертов, с интересом наблюдающих за одним из наиболее захватывающих политических событий этого года.

София Пале, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×