09.10.2020 Автор: Константин Асмолов

Отношения Китая и КНДР летом-осенью 2020 г.

XIKIM3422

На фоне противостояния США и Китая и ситуации, когда государства Корейского полуострова выбирают сторону в грядущем конфликте, позиция Севера выглядит более определенной, что видно и по политическим, и по экономическим связям в рассмотренный период.

Начнем с политики. 8 мая 2020 г. ЦТАК сообщило, что Ким Чен Ын направил устное послание председателю КНР Си Цзиньпину, который «одерживает уверенную победу в войне против беспрецедентной пандемии». В послании отмечалось, что «отношения между партиями КНДР и Китая, которые укрепились, преодолевая различные испытания и вызовы истории, с каждым днём становятся более прочными и продолжают развиваться».

9 мая 2020 г. Си Цзиньпин ответил, отметив, что «Китай надеется на укрепление сотрудничества с КНДР в области карантинных мер», а также пообещал  способствовать неуклонному продвижению и развитию отношений между двумя странами.

9 сентября 2020 г. в поздравительном послании, отправленном северокорейскому лидеру по случаю 72-й годовщины основания КНДР, Си Цзиньпин выразил готовность продолжать развитие дружественных и плодотворных отношений между Пхеньяном и Пекином ради мира, стабильности и процветания региона.

1 октября 2020 г. Ким Чен Ын шлет письмо Председателю КНР по случаю 71-й годовщины основания КНР. Подчеркнуто, что «партия и народ КНДР неизменно будут поддерживать генерального секретаря Си, Коммунистическую партию Китая и китайский народ в борьбе за осуществление совместного дела защиты и прославления социализма, завоеванного ценой крови».

Китай последовательно выступает за развитие межкорейского диалога и диалога КНДР и США, но с учетом требований Пхеньяна. Так, 23 мая министр иностранных дел Китая Ван И выразил надежду, что КНДР и США в ближайшее время возобновят диалог и предпримут существенные действия для решения имеющихся проблем. Он напомнил, что за последние несколько лет Северная Корея предприняла некоторые позитивные шаги в направлении денуклеаризации и снижения напряжённости в регионе. Однако американская сторона их не одобрила, что является основной причиной продолжающегося тупика. Ван И призвал США сохранить с таким трудом достигнутые результаты контактов с КНДР, выполнять договорённости и принять во внимание соответствующие предложения Китая и России.

На фоне июньского межкорейского кризиса Пекин призвал к решению проблемы Корейского полуострова посредством проведения переговоров. Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин отметила, что Китай, как ближайший сосед, надеется на улучшение межкорейских отношений через диалог. В этом же ключе высказался официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь.

12 июня Хуа Чуньин заявила, что США следует предпринять конкретные меры по реализации консенсуса, достигнутого на саммите в Сингапуре, и откликнуться на разумную и законную озабоченность северокорейской стороны. По ее словам, диалог США и КНДР превратился в тупиковую ситуацию, основной причиной которой является то, что «законные озабоченности северокорейской стороны не получили должного внимания и не были решены, а меры, которые Пхеньян принял в области денуклеаризации, не получили надлежащего ответа» со стороны США.

17 июня Global Times опубликовала статью, в которой цитируется Чжао Лицзянь: «КНДР и РК имеют одно и то же этническое происхождение. Как близкий сосед Китай всегда остается приверженным устойчивому миру и стабильности на полуострове».

В свою очередь, КНДР часто делала заявления в поддержку китайской политики по поводу Сянгана, а также критиковала США за антикитайские высказывания.

30 мая официальный представитель МИД КНДР выразил поддержку мер Китая по сохранению спокойствия и процветания в Сянгане. Он подчеркнул, что вопрос Сянгана в полной мере является внутренним делом Китая, ни одна страна или сила не вправе высказываться по этому поводу.

3 июня Северная Корея осудила госсекретаря США за высказывания, призывающие защитить западные ценности от китайской угрозы. 31 мая Майк Помпео описал КПК как агрессивный и авторитарный режим, который рассматривает себя как намерение уничтожить западные идеи, западные демократии и западные ценности. Как заявил пресс-секретарь департамента международных отношений ТПК, «это уже не первый раз, когда он говорит глупости о Китае по вопросам Гонконга, Тайваня, прав человека и торговых споров», «но нельзя обойти молчанием его злобную придирку к водительству КПК, возглавляющей социализм».

2 июля Нодон Синмун снова отметила, что на фоне усиливающегося соперничества между Вашингтоном и Пекином по ряду спорных вопросов Северная Корея полностью поддерживает Китай. Отмечалось, что, «поскольку США оказывают давление на Китай со всех сторон, отношения между Китаем и США беспрецедентно ухудшаются», но «давление США на Китай обречено на провал».

15 июля Северная Корея снова осудила Майка Помпео за пассаж двухдневной давности о том, что морские претензии Китая на ресурсы в Южно-Китайском море являются «незаконными», и критику КПК за запугивание стран региона. «Помпео не должен путать общественное мнение и делать абсурдные замечания, вмешиваясь в чужие дела, когда ему заблагорассудится», а его нападки на КПК направлены на то, чтобы подорвать доверие людей к партии, запятнать ее престиж и «подавить Китай продолжающимися преследованиями».

Эксперты РК воспринимают такое упрочение дружбы как тренд на оживление разрушенных вирусом двусторонних экономических связей, так как «из-за закрытия границы с Китаем пандемия коронавируса опустошила экономику Севера»: торговля с Китаем составляет около 95 процентов от общего объема торговли КНДР, но на фоне пандемии коронавируса границы были перекрыты.

Согласно данным Министерства по делам воссоединения, отражающим динамику объема торговли между Северной Кореей и Китаем не за первые шесть, а за первые восемь месяцев 2020 г., таковой составил 510 миллионов долларов США — резкое снижение по сравнению с 1,71 миллиарда долларов за аналогичный период 2019 года. Северная Корея экспортировала товаров в Китай на сумму 41,9 миллиона долларов, а импортировала на сумму 470 миллионов долларов. К числу основных наименований товаров, которые ввозила Северная Корея из Китая, относятся текстильные изделия, соевое масло, рис, компоненты для часов, пшеничная мука, трикотажные изделия, медикаменты, керамическая плитка, мебель и автомобильные шины.

С другой стороны, согласно официальным данным, опубликованным Главным таможенным управлением Китая, экспорт продовольствия из Китая в Северную Корею в мае незначительно вырос, а общий объем торговли более чем удвоился по стоимости и разнообразию по сравнению с историческими минимумами апреля.

В мае Китай отправил через границу 73 вида продовольственных товаров (в апреле было 14), включая свежие фрукты и овощи, свинину, чай и кофе, консервированные продукты, кондитерские изделия и алкоголь, которые не импортировались более двух месяцев.

26 июня 2020 г. началось движение по грузовой железнодорожной линии, соединяющей КНДР, Китай и Россию. Поезд с шестью грузовыми контейнерами отправился из Хуньчуня, пограничного города в китайской провинции Цзилинь, и через двое суток прибыл на станцию Туманган на северокорейско-российской границе. Также был замечен семивагонный товарный поезд, пересекающий границу на участке Даньдун — Синыйджу.

По сообщению СМИ РК, в КНДР завершено строительство нового моста через реку Туманган, который соединяет северокорейский город Намъян провинции Хамгён-Пукто и китайский Тумэнь в провинции Цзилинь. КНР ведёт активную подготовку к открытию моста, готовясь к завершению создания торговой зоны в Тумэне в этом году. Новый мост, как ожидается, заменит старый, построенный ещё во время протектората Японии над Кореей и шириной всего 6 метров.

Считается, что кроме «белой» торговли есть и «серая». По сведениям японской газеты Асахи Симбун, большое количество китайского частного капитала ввозится в Северную Корею в обход санкций ООН. Китайцы инвестировали в коммерческие здания в Пхеньяне и других городах, 10 млн долл. США было вложено в строительство дюжины северокорейских рыбных ферм.

Северокорейский ресторан Ынбангван (Unbangwan) в Пекине тоже остается открытым, несмотря на санкции ООН.

Нельзя не отметить и некоторые проблемы. 27 августа радио Свободная Азия сообщало, что власти КНДР ужесточили контроль на границе с Китаем, дав военным право стрелять на поражение в любого человека, приблизившегося к границе на расстояние одного километра. Эта мера якобы направлена на предотвращение проникновения коронавируса. Ряд зарубежных СМИ сообщал, что на помощь пограничникам были направлены бойцы подразделений спецназа Корейской народной армии.

Но если стрельба на поражение касается в основном борьбы с контрабандистами, более сложным вопросом является проникновение в территориальные воды КНДР китайских рыбаков. По словам базирующейся в Вашингтоне НГО Global Fishing Watch, соучредителем которой является Google, «это самый крупный известный случай незаконного рыболовства, совершенного одним промышленным флотом, работающим в водах другой страны». Утверждается, что конкуренция со стороны китайских траулеров вытесняет северокорейских рыбаков в соседние российские и японские воды, где они занимаются браконьерством.

Тем не менее, можно сказать, что на фоне противостояния США и КНР Пхеньян, с одной стороны, обозначил поддержку Пекина, а с другой — ведет себя относительно спокойно, понимая, что на фоне грядущих событий миру, возможно, будет совсем не до него.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×