25.09.2020 Автор: Виктор Михин

Иран-США: что же дальше?

MOH452321

До президентских выборов в США осталось всего около двух месяцев. Согласно опросам общественного мнения, которые, кстати, довольно часто меняются, предполагаемый кандидат от Демократической партии Джо Байден пока имеет больше шансов победить на выборах 3 ноября. Ряд политиков из-за таких прогнозов заявили о возможной победе кандидата от Демократической партии, думая, что Дж.Байден сможет оживить ранее заключенные США международные сделки, особенно так называемую ядерную сделку 2015 года с Ираном. Кроме того, некоторые наблюдатели говорят, что президентские выборы в Иране в 2021 году будут зависеть от результатов президентских выборов в Соединенных Штатах. Но насколько реалистичны многие домыслы о предстоящих в следующем году президентских выборах в Иране покажет время. Однако всех занимает вопрос о том, будет ли победа Дж.Байдена означать возвращение Соединенных Штатов к ядерной сделке.

Напомним, что 8 мая 2018 года Дональд Трамп вышел из ядерной сделки и ввел масштабные экономические и финансовые санкции в отношении Ирана. Администрация США заявила, что придерживается политики «максимального давления» на Тегеран с целью заставить иранское руководство согласиться на новую ядерную сделку под эгидой Вашингтона. После введения санкций и года стратегического терпения Иран начал сокращать свои обязательства по условиям Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Нынешний госсекретарь США Майк Помпео выдвинул 12 жестких требований для включения в новый ядерный договор с Ираном. Наиболее важными условиями среди них было изменение региональной политики Тегерана, прекращение его программы противоракетной обороны и введение некоторых ограничений на ядерную деятельность Ирана на постоянной основе. Кстати, почти на таких же условиях недвусмысленно соглашаются демократы, которые также считают, что власть и влияние Ирана в регионе необходимо взять под контроль. Как и республиканцы, они также рассматривают Тегеран как сложного и опасного игрока в Западной Азии.

Макроэкономические стратегии и внешняя политика стран редко претерпевают фундаментальные изменения за короткий промежуток времени, и США не являются исключением. Именно поэтому проект Демократической партии к выборам 2020 года, хотя и включает возвращение к ядерной сделке, делает акцент на других ограничениях, включая необходимость ракетных и региональных переговоров с Ираном. Недавно опубликованная 80-страничная платформа Демократической партии 2020 года четко определяет большинство этих ограничений, если ядерная сделка будет возобновлена. Демократы также недвусмысленно заявили, что они никогда не снимут вопрос о санкциях и войне против Ирана. Европейские страны также согласны с республиканцами и демократами в проведении такой политики. Однако разница заключается в том, как реализовать эту политику. Европа была младшим партнером Соединенных Штатов с самого начала ядерных переговоров с Ираном, и она не играла самостоятельной роли на протяжении всего этого процесса.

В отличие от срока президентства Д.Трампа, ожидается, что процесс подталкивания Ирана к новой ядерной сделке ускорится, если Дж.Байден победит. В этой ситуации может возникнуть коалиция против Ирана по обе стороны Атлантики. Похоже, что ядерная сделка практически завершена. Даже если демократы победят, очень маловероятно, что они вернутся к сделке, не установив новых условий. Они сядут за стол переговоров только в том случае, если будут внесены изменения в ядерную сделку, которые будут включать новые условия. Соответственно можно сказать, что кардинальных различий между подходами Д.Трампа и Дж.Байдена к ядерной сделке нет. В то время как некоторые в Иране и за рубежом делают ставку на результаты американских выборов для решения проблем, стоящих перед миром, политика республиканцев и демократов предполагает, что США вряд ли изменят свою долгосрочную стратегию.

Но встает очень важный вопрос – захочет ли Тегеран вообще вести переговоры до тех пор, как заявляют иранцы, пока Вашингтон не изменит свою политику и не снимет все санкции с Ирана. Это они заявляют пока, а потом, возможно, будет выдвинуто требование компенсации Ирану всех тех потерь, которые были вызваны несправедливыми американскими санкциями. Новой американской администрации, какую бы она не проводила политику в отношении Ирана, следует иметь это в виду.

Тегеран, которого не удалось сломить в течение 40 лет, по-прежнему заявляет о своей жесткой позиции в отношении каких-либо мирных переговоров с Вашингтоном. Глава администрации президента Ирана Махмуд Ваези отверг любые планы по переговорам с Соединенными Штатами: “У нас нет намерения вести переговоры с американцами, и мы очень четко заявили о своей позиции”. Тегеран уже дал понять, что США должны признать, что они совершили ошибки, осознать, что они приняли неправильную политику санкций в отношении Ирана.

Госсекретарь США Майк Помпео настаивал на том, что Соединенные Штаты имеют законное право “отозвать” санкции ООН, даже несмотря на то, что президент Дональд Трамп вышел из ядерной сделки между Ираном и шестью крупнейшими державами, которая была одобрена Советом Безопасности ООН. Россия и Китай, наряду с европейскими союзниками Великобританией, Францией и Германией, которые часто расходятся во мнениях, едины в том, чтобы объявить действия США “незаконными” на том основании, что нельзя выйти из сделки, а затем использовать резолюцию, которая ее одобрила, для повторного введения санкций.

Опытные иранцы в свою очередь проводят тактику «кнута и пряника». Например, с одной стороны, Иран позволил наблюдательному органу ООН по ядерной безопасности проинспектировать один из двух объектов, на которые он согласился предоставить доступ после затяжного противостояния, в то время как запасы обогащенного урана в Тегеране еще больше увеличились, говорится в квартальном отчете МАГАТЭ. Международное агентство по атомной энергии проинспектировало одну из площадок и взяло там пробы окружающей среды, говорится в одном из двух отчетов, полученных Рейтер, и относящихся к пробам, предназначенным для обнаружения следов ядерного материала, который мог присутствовать. Инспекторы агентства посетят другой объект позже в сентябре 2020 года в дату, уже согласованную с Ираном, для взятия проб окружающей среды, говорится в сообщении.

С другой стороны, Государственное телевидение Ирана, со ссылкой на неназванное должностное лицо, объявило, что британо-иранской гражданке Назанин Загари-Рэтклифф предъявлено новое обвинение, вызвавшее опасения, что она может быть вынуждена вернуться в тюрьму после временного освобождения. Новое обвинение выдвинуто в то время, когда Великобритания и Иран ведут переговоры о возвращении около 400 миллионов фунтов (530 миллионов долларов) — платеж, который покойный иранский шах Мохаммад Реза Пехлеви произвел за танки Chieftain, которые так и не были доставлены.

Власти Лондона и Тегерана отрицают причастность Загари-Рэтклифф к сделке по выплате долга. Но в результате обмена пленными, когда в 2016 году было освобождено четверо американских граждан, США выплатили аналогичную сумму Ирану в тот же день их освобождения. Этой весной Загари-Рэтклифф была временно освобождена из тюрьмы из-за пандемии коронавируса после отбытия почти всего пятилетнего срока.

Таким образом, факты показывают, что и в дальнейшем Тегеран будет проводить такую политику, которую он считает для себя выгодной, совершенно не обращая внимание на угрозы США или других стран Запада. И навряд ли новой администрации в Вашингтоне удастся подмять под себя иранских атолл.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×