17.09.2020 Автор: Владимир Одинцов

Узбекистан решил связать свою судьбу с ЕАЭС

PM5435211

Длящиеся уже не один год дискуссии о вступлении Узбекистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) подходят к логическому завершению.

Тема интеграции Ташкента в ЕАЭС особенно четко зазвучала в октябре 2019 года, во время пребывания в узбекской столице спикера Совета Федерации России Валентины Матвиенко. Хотя на тот момент представители Узбекистана и высказывались на эту тему очень аккуратно, отмечая, что идет процесс изучения «плюсов и минусов» членства в союзе.

Июньская встреча в Москве президентов России и Узбекистана Владимира Путина и Шавката Мирзиёева, если бы ее отмена не была продиктована объективными обстоятельствами пандемии коронавируса, уже могла бы стать сенсационной в прояснении этой ситуации. Правда, необходимо отметить, что из-за негативных процессов в экономике и нежелательности вступления в союз перед президентскими выборами в Узбекистане, намеченными на декабрь 2021, предлагалось немного отложить начало процесса. Хотя  вопрос вступления этой республики в ЕАЭС, по сути, уже является решенным: Узбекистан войдет в состав союза в 2022 или в 2023 году.

Ташкент в последние годы расширяет двустороннее сотрудничество со странами Евразийского экономического союза: общий товарооборот республики с государствами, входящими в альянс, вырос в 2016-2019 годах на 60% – до 8,4 млрд долларов, а доля внешней торговли Узбекистана с ЕАЭС сегодня составляет 30%, объем экспорта сельхозпродукции превышает 75%. Вместе с тем экспертами отмечается опережающий рост импорта Узбекистана по сравнению с экспортом, что в определенной степени связано с ростом населения, монополиями и со строительным бумом в стране. В результате внешнеторговый дефицит страны за последние три года вырос более чем в 4,2 раза с $ 1,5 млрд в 2017 году до $ 6,4 млрд в 2019, что усиливает острую потребность Узбекистана в валютных поступлениях. Быстрорастущий внешнеторговый дефицит, оказывающий давление на национальную валюту, увеличивает дефицит государственного бюджета, а это уже является серьезным вызовом для экономики и требует от Ташкента принятия решения о выборе правильного курса страны.

Сегодня все важные торговые пути из Узбекистана проходят через Казахстан и Россию, которые состоят в союзе в рамках ЕАЭС и ОДКБ. Кроме того, Ташкент в рамках ЕАЭС может получить инвестиции, рабочие места и рынок сбыта. Хотя  членство в ЕАЭС и не дает автоматическую гарантию экономического роста, тем не менее оно предлагает возможность реализации имеющихся потенциалов у участников, что сегодня весьма важно для Ташкента. Так, согласно исследованиям мюнхенского аналитического центра «Евразийские исследования», вступление Узбекистана в ЕАЭС увеличит товарооборот со странами союза на $ 2 млрд, собственный импорт Узбекистана увеличится на $ 1,28 млрд, а рост экспорта в страны ЕАЭС составит $ 775 млн. Образованный торговый дефицит в размере $ 506 млн покроется с выгодой за счет увеличения денежных переводов из стран ЕАЭС в Узбекистан на $ 1,2 млрд. Благодаря отмене взаимных ограничительных мер со стороны ЕАЭС и патентных пошлин РФ Узбекистан может получить дополнительные доходы от $ 1 млрд до $ 2 млрд в год, увеличив ВВП страны как минимум на 4%. Будут открыты совместные промышленные предприятия и улучшена инфраструктура республики, финансовые институты ЕАЭС профинансируют инновационные проекты. Помимо этого, через внешний контур узбекские экспортеры получат доступ к рынкам стран Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и Африки. Более тесная интеграция Узбекистана и ЕАЭС также будет способствовать повышению инвестиционной привлекательности страны и развитию промышленной кооперации. Большую роль будет играть и получение преференций в доступе к развивающейся общей транспортной системе Евразийского экономического союза.

Весьма важным вопросом при членстве в ЕАЭС является легализация трудовых мигрантов, создается целый комплекс законодательства по формированию единого рынка труда. Даже термин «трудовой мигрант» в рамках ЕАЭС уже заменен на более статусное определение «трудящийся ЕАЭС», отражающее соответствующие позиции и подход к участникам рынка труда в объединении. Для Узбекистана этот аспект также весьма важен, так как в настоящее время положение мигрантов из Узбекистана значительно отличается от положения коллег из других стран Центральной Азии – членов союза.

Возможность сотрудничества Узбекистана с ЕАЭС в статусе наблюдателя 29 апреля одобрили депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса, а 11 мая сенаторы верхней палаты парламента республики большинством голосов также дали добро на сотрудничество с Евразийским экономическим союзом. По высказанному спикером сената Танзилой Нарбаевой убеждению, такое решение является «важным вопросом, связанным с социально-экономическим развитием Узбекистана».

Как сообщила Евразийская экономическая комиссия, 4 сентября ею был рассмотрен вопрос о предоставлении Узбекистану статуса наблюдателя при ЕАЭС, окончательное решение будет принято главами государств союза в конце года на заседании Высшего евразийского экономического совета (ВЕЭС). Сейчас такой статус наблюдателя в ЕАЭС имеет Молдавия. Аналогичный статус после ряда процедур получит и Куба, вопрос об этой латиноамериканской стране уже рассмотрен на прошедшем 11 мая 2020 года заседании ВЕЭС.

Со вступлением в ЕАЭС Узбекистан, с его почти 33-миллионным населением и развитой экономикой, может стать важным компонентом союза с объединенным рынком в более 200 млн человек и сделает евразийский альянс еще более значимым мировым игроком.

Евразийский экономический союз, как и любое экономическое объединение, выгодно любому партнеру, поскольку в современной экономике главной проблемой является экспорт. По этой причине на вступление в ЕАЭС уже даже образовалась очередь, так как соглашение с ним позволяет надеяться на возможность реализации своих товаров на евразийских рынках. Так, сегодня в активной стадии находятся переговоры о заключении Израилем и Евразийским экономическим союзом соглашения о зоне свободной торговли. До начала пандемии было проведено шесть раундов консультаций, последняя встреча состоялась в марте 2020 года в Иерусалиме. Ведутся аналогичные консультации по созданию ЗСТ и с Египтом. После введения из-за коронавируса карантинных мер стороны продолжают работать в онлайн-формате.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×