11.09.2020 Автор: Владимир Терехов

О проблеме “паспортизации” населения Тайваня

TAI3242322

Не успел автор порассуждать на тему — что могло бы означать отсутствие слов “Китайская Республика” в обозначении “Офиса представительства Тайваня” в (почти никем не признанной) “Республике Сомалиленд”, как не меньший повод для подобного рода размышлений предоставило сообщение о разрабатываемом в настоящее время проекте новых паспортов для самих тайваньцев.

Предварительно вновь отметим сомнительность самой корректности постановки вопроса об “официальном” обозначении Тайваня. Ибо в реестре ООН такого государства в настоящее время не существует. До 1971 г. оно пребывало в составе этой уважаемой международной организации как раз под названием “Китайская Республика (Тайвань)”. С претензией (уже к тому времени вполне смехотворной) на представительство и “мейнленда”, то есть “Китайской Народной Республики”.

Это не значит, что в пространстве современной “Большой политики” отсутствует фактор вполне успешно проживающих на острове “Тайвань” (на удивление и зависть для многих) 23-х миллионов тайваньцев. Но с позиций “международного права” многотысячелетний Китай сегодня представляет только КНР. Под сомнение данный факт ставят не более полутора десятка полуопереточных гособразований вроде упоминавшегося “Сомалиленда”.

Публично в этом не сомневаются и США, то есть главный геополитический оппонент КНР. Однако на практике в последние годы Вашингтон постепенно и целенаправленно проводит курс на перевод в официальную плоскость отношений с Тайбэем. Бросая тем самым вызов Пекину, который рассматривает тайваньцев в качестве заблудших овец, подлежащих возвращению (“тем или иным способом”) в общекитайское лоно под заботливую опеку со стороны Пекина.

Собственно, эти кардинальные различия во взглядах на будущее Тайваня, всё более очевидным образом выходящие на политическую поверхность, и составляют один из важнейших аспектов обостряющегося противостояния двух ведущих мировых держав.

Возрастающую роль в указанном аспекте играет фактор внутритайваньской политической борьбы, основными участниками которой являются ныне правящая Демократическая прогрессивная партия и её властный предшественник — партия Гоминьдан.

Первая полностью находится в фарватере указанного выше курса Вашингтона на становление Тайваня в качестве независимого (де-факто и де-юре) от КНР государства. В его “официальном” обозначении слово “Китай” в перспективе вообще должно отсутствовать, чем и обусловлена “специфика” надписи “Офиса в Сомалиленд”. А вовсе не “недосмотром”, как это пыталась объяснить нынешний президент Тайваня и лидер ДПП Цай Инвэнь, заявившая о своём уважении к словосочетанию “Китайская Республика”.

Вспоминается инцидент трёхлетней давности с некой тайваньской студенткой в Токийском аэропорту “Ханэда”, которая прошла контроль по паспорту с надписью на обложке “Тайваньская республика”. Далее девушка (видимо, не утруждавшая себя вопросами “Большой политики”) зачем-то разместила в “сети” фотографию указанного паспорта. Когда же в связи с этим между Пекином и Токио “завис” некий вопрос, виновница дипломатического переполоха в недоумении заявила: “Да я раз пять по нему проходила”.

Затем появилась информация, что по аналогичным паспортам успешно преодолевались положенные барьеры и ряда других крупных международных аэропортов, прежде всего, в США. Никаких вразумительных объяснений подобных “инцидентов” тогда из Тайбэя не прозвучало.

Таков в общих чертах внутренний и внешний фон упомянутого выше сообщения о разрабатываемом в настоящее время проекте новых паспортов для жителей острова. Внимание “мейнленда” вновь привлекла его обложка, на которой слово “Тайвань”, во-первых, обозначается крупным шрифтом и, во-вторых, выделяется ярким цветом. Слова же “Китайская Республика” выполнены подстрочным шрифтом и без всякого цветового выделения.

Тенденция, однако. Видимо, госпожа Цай действительно “уважает” два последних слова. Но всё же не так сильно, как первое. А вот для конкурирующего с ДПП Гоминьдана как раз два последних слова сохраняют изначальную, по крайней мере не меньшую, чем первое, значимость. Даже сегодня.

Последнее замечание подразумевает, что уже в течение не менее двух последних десятилетий Гоминьдан — это вполне “тайваньская” партия. Несмотря на то, что она появилась на острове в послевоенный период, а носителями её идей были в основном “понаехавшие” (особенно после поражения в Гражданской войне) жители “мейнленда”. Нынешний Гоминьдан не отказывается от основополагающих принципов основателя современного Китая Сунь Ятсена, почитаемого, кстати, и КПК.

Тех же принципов придерживался его преемник и ярый враг КПК Чан Кайши, обосновавшийся на Тайване после всё той же Гражданской войны. Поэтому, когда несколько лет назад “щирые” тайваньцы осквернили в Тайбэе памятник Чан Кайши (“врага независимого Тайваня”), с осуждением этого “акта вандализма” выступил (кто бы мог подумать) официальный Пекин. Так что для последнего не всё потеряно в плане “мирного возвращения Тайваня в лоно матери-Родины”. Но сегодня (с 2016 г.) на острове продолжают править бал “сепаратисты” из ДПП, а также оказывающие им всемерную поддержку США.

Нельзя сказать, что в предыдущий период (2008-2012 гг.) правления Гоминьдана у Вашингтона возникали какие-то сложности в “политике сдерживания” КНР. Так, отмечавшаяся нами ранее сделка по продаже США Тайваню 66 истребителей F-16 последней модификации в общих чертах была сформирована ещё при гоминьдановском президенте Ма Инцзю, ныне жёстком критике Цай Инвэнь.

В этом плане примечательным оказалось открытие 3 сентября на территории “Американского Института на Тайване” (де-факто посольства США) памятника, посвящённого 126-и американцам, погибшим с 1949 г. в ходе различного рода боевых действий на острове и его окрестностях. В ходе церемонии были вручены памятные медали родственникам двух американских старших офицеров, погибших в 1954 г. на острове Кинмен (расположенном в 10-и километрах от побережья КНР и контролируемым до сих пор Тайбэем) во время так называемого “Первого кризиса в Тайваньском проливе”.

В связи с указанной церемонией обратил на себя внимание тот факт, что сам акт присуждения данных медалей был подписан ещё в 2016 г. тогдашним президентом Ма Инцзю. В процессе их вручения директор АИТ Б. Кристенсен произнёс знаковые слова о том, что открываемый памятник символизирует не только “прошлое, настоящее, но и будущее” участие американцев “в стратегическом партнёрстве в целях самообороны Тайваня”.

Подобный курс ключевого (де-факто) союзника находит встречное, всестороннее понимание со стороны правящей на острове администрации от ДПП. В частности, в конце августа были сделаны исключения для США в новых жёстких ограничениях на качество импортируемой островом говядины и свинины.

Наконец, в продолжающихся манёврах вокруг одной из самых опасных геополитических проблем современности зачем-то посчитала необходимым “засветиться” расположенная на другой стороне глобуса сверхдержава под названием Чехия. Речь идёт о визите на Тайвань нового руководителя чешского сената, принятого президентом Цай Инвэнь. Что случилось как раз во время турне министра иностранных дел КНР Ван И по ряду стран ЕС. Крайне важного для обеих сторон.

В связи с этим отметим феномен превращения некоторых из восточноевропейских лимитрофов, “освободившихся от коммунистической тирании” и практически мгновенно перенесших себя в “европейско-западный цивилизованный мир”, в политических клопов-вонючек. Для которых ничего большего в указанном “мире” не предусмотрено. А потому лучше держаться от них подальше.

В порядке же заключения ещё раз отметим, что в условиях обостряющейся борьбы с Пекином Вашингтону комфортнее иметь дело на Тайване с “сепаратистами” из ДПП (чем с конкурирующим Гоминьданом), лидеры которой в режиме “незаметно-потихоньку” вообще ведут дело к устранению каких-либо “китайских” признаков в статусной идентичности острова.

О чём, в частности, свидетельствует многолетняя “паспортная” эпопея на Тайване.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×