08.09.2020 Автор: Дмитрий Бокарев

Реальна ли китайская угроза на австралийских рубежах?

NAVA52522

На протяжении более полутора веков угрозы территориальной целостности Австралии были относительно отдаленными и маловероятными. Единственный раз в истории австралийская территория подверглась нападению в годы Второй мировой войны, когда на ее северную часть совершали налеты японские бомбардировщики, а в ее водах действовал вражеский флот. При этом Япония избрала тактику изолировать Австралию, совершая основные операции в стратегической близости от австралийских берегов – в Океании. После вторжения на Новую Гвинею и Соломоновы Острова планировался (но не осуществился) захват Новой Каледонии, Самоа и Фиджи – самых близких форпостов на подступах к Пятому континенту. Данный факт в будущем сильно повлиял на оборонную стратегию Австралии, так как показал ключевое значение Океании для австралийской безопасности.

На современном этапе Австралия стремится нарастить свой оборонный потенциал. В 2020 г. австралийское руководство заявило, что в последующее десятилетие собирается потратить на оборону свыше $400 млрд. С одной стороны, это может свидетельствовать о стремлении Австралии к большей опоре на собственные силы ввиду ослабления роли Соединенных Штатов в Тихом океане. С другой – фактор Китая теперь выступает одной из ведущих тем не только во внешнеполитической, но и оборонной повестке Канберры.

По мере роста своего экономического веса Китай начинает активно проявлять интерес к стратегическому значению Океании. Он уже стал главным торговым партнером для островных государств океанийского региона, которые, как и многие другие страны мира, присоединяются к китайской инициативе «Один пояс – один путь». Папуа – Новая Гвинея (ПНГ), Фиджи и Вануату – это ближайшие к берегам Австралии страны Океании, которые обладают первостепенной стратегической значимостью для ее оборонной политики. Размещение китайских баз в этих странах означало бы полное фиаско Австралии.

Рассматривая значение Папуа – Новой Гвинеи, следует отметить, что крепкие связи Австралии с этим островным государством гарантируют ей высокий уровень безопасности от вторжения. В свою очередь, Китай уже долгое время проявляет интерес к ПНГ, в том числе и в области обороны. В 2018 г. премьер-министр ПНГ Питер О’Нил нанес визит в КНР и выразил интерес к инициативе «Один пояс – один путь», после чего Китай начал обсуждение совместного с ПНГ плана развития местных портов, одним из которых стал порт на острове Манус. Сам остров имеет ряд преимуществ, включая стратегически выгодное положение, близость к Южно-Китайскому морю, а также удобную естественную гавань. В качестве ответной меры Австралия в сентябре 2018 г. смогла «перебить» предложение Китая и подписать с ПНГ соглашение на сумму $3,6 млн о реконструкции причала и иной инфраструктуры военно-морской базы Ломбрум на Манусе.

Если в случае Папуа – Новой Гвинеи сотрудничество с Австралией практически не носило конфликтного характера, то ситуация с Фиджи сложилась иначе. Фиджи – второе самое крупное и развитое из малых островных государств Океании, население которого составляет почти 1 млн человек. После военного переворота в 2006 г. страну возглавил главнокомандующий фиджийскими вооруженными силами коммодор Фрэнк Байнимарама, который не поладил с австралийским руководством. Вплоть до 2014 г. Фиджи было временно отстранено от участия в Форуме тихоокеанских остров – главной региональной организации, в ведение которой входит, помимо прочего, распределение донорской помощи от иностранных государств, без которой страны Океании не способны существовать. На фоне растущего влияния Китая в океанийском регионе смена внутриполитического вектора Фиджи не могла не отразиться и на внешней политике государства. Уже в 2010-х гг. большинство товаров на Фиджи поступало из КНР, а ряд секторов фиджийской экономики финансировались за счет китайских дотаций, кредитов и инвестиций. Неудивительно, что в мировую прессу просочилась информация о возможном размещении на Фиджи китайской военной базы, да и сам Китай в 2017 г. подал заявку на реконструкцию участка базы «Black Rock Camp» в фиджийском г. Нади. В ответ Австралия предложила Фиджи вместо китайского проекта учредить на этом месте Региональный центр подготовки совместных полицейских и миротворческих сил стран Океании, стоимость которого оценивалась в $1,4 млн. Это предложение было принято фиджийской стороной в обмен на крупные австралийские инвестиции.

Вануату также с давних пор находилось в орбите Австралии, однако в последние годы объемы помощи меланезийскому государству от Китая стремительно увеличивались, достигнув почти $300 млн. Весной 2018 г. в австралийской прессе появились сообщения о переговорах властей Вануату и Китая о создании на ее территории китайской военной базы. Стороны поспешили опровергнуть эту информацию, однако австралийские и американские политики уже выразили серьезную обеспокоенность в связи с распространившимися сообщениями. В данном случае речь шла о китайском инфраструктурном проекте на территории Вануату – причале Луганвилль на острове Эспириту-Санто, который теперь является самым длинным причалом в Океании. Так как Луганвилль – это дорогостоящий проект, который еще долгое время не сможет окупиться, у Австралии возникли опасения, что КНР с помощью Вануату попытается обеспечить себе постоянное военное присутствие в Океании. В январе 2019 г. премьер-министр Австралии Скотт Моррисон нанес первый за более чем 20 лет официальный визит в Вануату. Австралия также хотела заключить договор о региональной безопасности с меланезийским государством, но власти Вануату ясно дали понять, что страна привержена Движению неприсоединения и не заинтересована в подписании подобного договора с какой-либо из стран.

За годы правления премьер-министра С. Моррисона, пришедшего к власти в 2018 г., Австралия максимально укрепила свои позиции в Океании. Тем не менее активное проникновение Китая в регион, в скором времени чреватое возможным военным присутствием на австралийских рубежах, вызывает у Канберры сильное беспокойство. В свою очередь, Китай, со свойственной ему прагматичностью, наверняка не станет вести боевые действия ради своего доминирования в Океании, а попытается достигнуть стратегических целей мирным путем, с помощью развития торгово-экономических и социальных связей со странами Океании.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×