03.09.2020 Автор: Владимир Терехов

Синдзо Абэ уходит с поста премьер-министра Японии

ABE523423

Итак, завершается политическая карьера Синдзо Абэ – одного из самых заметных государственных деятелей новейшей истории Японии, начавшейся с “реставрации Мэйдзи” во второй половине XIX в. Ключевыми его карьеры моментами оказались два периода руководства правительством страны. Из них первый продлился всего один год (2006-2007 гг.), когда С. Абэ стал самым молодым премьер-министром за всю историю современной Японии. Второй растянулся почти на восемь лет (с начала 2013 г. и до осени 2020 г.). Если их сложить, то окажется, что он был и самым “долгоживущим” премьер-министром страны.

Воздержимся от каких-либо эмоционально-качественных эпитетов относительно С. Абэ – руководителя правительства ныне одной из наиболее влиятельных стран на мировой политической арене. Хотя бы потому, что время его премьерства (особенно заключительная стадия) совпало с началом радикальной трансформации всего мироустройства, которая (как всегда) сопровождается катаклизмами глобальных масштабов.

Вряд ли на их фоне можно выделить “в чистом виде” успехи и неудачи лидера одного из основных участников этого процесса. Тем более что НВО регулярно комментировало основные мероприятия кабинета министров во главе с С. Абэ, который, впрочем, не раз им обновлялся.

Позволим себе лишь утверждать, что имя Синдзо Абэ займёт заметное место в будущих исследованиях упомянутой трансформации, не говоря уже о событиях в самой Японии того же периода. Поэтому представляется уместным краткое обращение к его биографии.

Как и почти все представители японской политической элиты, С. Абэ родился (в сентябре 1954 г.) в семье потомственных государственных деятелей (как по отцовской, так и по материнской линиям), достигавших верхних эшелонов власти, но не избежавших также превратностей судьбы. Его отец Синтаро в конце Второй мировой войны вступил добровольцем в отряд камикадзе, но не успел принять в ней участия (иначе просто не появился бы нынешний премьер-министр). В период 1982-1986 гг. Синтаро Абэ занимал пост министра иностранных дел. Его отец (и дед Синдзо) Кан Абэ с 1937 г. и до смерти в 1946 г. был членом парламента страны.

Дед по материнской линии Нобусукэ Киси во время войны “заведывал” экономикой оккупированной части Китая. После войны в числе ряда руководителей императорской Японии находился три года в тюремном заключении по обвинению в военных преступлениях “класса А”. Семь из обвиняемых тогда были приговорены к повешению. Н.Киси избежал их судьбы, поскольку рассматривался американской оккупационной администрацией в качестве одного из нескольких “прежних” политиков, способных возглавить процесс восстановления Японии, а также направить её проамериканским внешнеполитическим курсом. В период 1957-1960-х годов Н. Киси занимал пост премьер-министра и при нём была принята окончательная редакция американо-японского “Договора о безопасности”, действующего до сих пор.

Согласно “некоторым неофициальным данным”, Н. Киси был сторонником решения так называемой Проблемы северных территорий в формате “возвращения” Японии только двух (ближайших к Хоккайдо) островных групп Курильского архипелага, а не четырёх, обозначенных японо-российским Симодским трактатом 1855 г. Той же позиции придерживался его внук в ходе переговоров с руководством современной России на тему заключения двустороннего мирного договора. Сразу отметим неудачу и Синдзо Абэ в решении указанной проблемы. Впрочем, вряд ли такая перспектива просматривалась изначально.

Если всё же говорить о реальных достижениях С. Абэ на посту де-факто лидера Японии, то едва ли не главное обусловлено установлением длительного (по японским меркам) периода внутренней политической стабильности. Ибо смена руководителя правительства раз в год (а то и чаще) – скорее странное правило, чем исключение в истории современной Японии, начиная с “реставрации Мэйдзи”. Жертвой указанного “правила” в 2007 г. стал весьма перспективный политик и самый молодой премьер-министр Синдзо Абэ.

Сегодня нередко говорится, что язвенный колит якобы стал поводом ещё для первой (в 2007 г.) отставки С. Абэ. А это почти наверняка неверно, ибо тогда настоящая причина заключалась в серии скандалов с членами возглавляемого им кабинета министров. Чего (по слухам) не выдержала нервная система молодого премьер-министра. Если автору не изменяет память, в то время господствовало мнение, что именно поэтому, то есть якобы в силу серьёзного психического расстройства, о политической карьере С. Абэ можно забыть.

Однако к осени 2012 г., когда встал вопрос, кто же сможет возглавить Либерально-демократическую партию на предстоящих (в декабре 2012 г.) внеочередных всеобщих выборах, оказалось, что С. Абэ “полностью излечился” и сохранившему харизму политику можно доверить это крайне ответственное дело.

Не прогадали, поскольку возглавляемая С. Абэ ЛДП триумфально победила. И почти все последующие выборы разного уровня завершались столь же убедительными победами ЛДП и лично С. Абэ. Но не исключено, что тот “излеченный” нервный срыв и стал причиной зарождения обострившегося сегодня язвенного колита.

В качестве основных событий почти 8-летнего непрерывного руководства С. Абэ страной укажем, прежде всего, на серию мер (обозначаемых неологизмом “абэномика”) с целью вывода экономики Японии из двадцатилетнего периода стагнации. Основным их элементом стало снижение курса йены, то есть фактически отказ от условий “Соглашения Плаза” 1985 г., когда быстро развивавшимся тогда Японии и Германии пришлось пойти на искусственное укрепление национальных валют (и, следовательно, ослабление доллара) в целях спасения надорвавшейся в ходе холодной войны экономики США.

Экономика Японии поначалу вполне позитивно отреагировала на предпринятые кабинетом С. Абэ меры (вызвавшие, впрочем, обвинения со стороны основных партнёров в “манипулировании национальной валютой”). Однако далее начал проявляться разного рода негатив глобального масштаба, начиная с американо-китайской торговой войны и заканчивая пандемией COVID-19.

Кстати, последнюю Япония проходит несопоставимо легче, чем все её западные партнёры, и это тоже так или иначе связывается с пребыванием С. Абэ во главе правительства.

Отметим также попытки по ускорению процесса “нормализации” страны, запущенного ещё в 90-х годах. Основным элементом усилий в данном направлении должна была стать отмена смыслового содержания 9-й статьи (не имеющей аналогов в мировой практике) послевоенной Конституции. Что было одной из главных задач всей политической карьеры С. Абэ. Однако от этого пришлось отказаться в виду превалирующего настроения обывателя, которому и с ней (9-й статьёй) живётся вполне комфортно (“пускай союзник-оккупант-американец заботится о нашей безопасности”).

Укажем также на несомненное возрастание роли Японии на внешнеполитической арене в период премьерства С. Абэ. В частности, существенным образом его усилиями был завершён процесс создания “Транстихоокеанского партнёрства” (несмотря на вывод Д.Трампом из проекта США) в составе 11 стран при неформальном лидерстве в нём Японии.

Наконец, обратим внимание на некоторые обстоятельства, сопутствующие решению С. Абэ об отходе от руководства страной и правящей ЛДП. Оно было заявлено за год до того, как это произошло бы с высокой вероятностью и “само собой”. Ибо к осени 2021 г. завершается 3-й срок руководства ЛДП, который был предоставлен С. Абэ “в порядке исключения”. Впрочем, в последнее время обсуждалась возможность и следующего (4-го по счёту) трёхгодичного “исключения”.

Тем неожиданней прозвучало заявление С. Абэ об отставке по причине “серьёзных проблем со здоровьем”. Которое, впрочем, появилось на фоне резкого падения в последнее время уровня его личной поддержки электоратом. В том числе вследствие очередных скандалов, затронувших репутацию как министров, так и его лично. При том что среди того же электората сохраняется (более или менее) авторитет правящей ЛДП.

Почти все внешнеполитические партнёры Японии отреагировали на отставку лидера страны, оказывающей, повторим, возрастающее влияние на мировые события. Выражается в той или иной степени сожаление относительно самого факта отставки С. Абэ, а также пожелание выздоровления. Пожалуй, наиболее искренно и эмоционально это прозвучало со стороны премьер-министра Индии Н. Моди, с которым С. Абэ должен был 10 сентября провести крайне важную для обеих стран видеоконференцию.

Пресс-секретариат МИД КНР дважды обращался к теме отставки С. Абэ. Видимо, в Пекине не сразу выработалась формула официального отношения к данному событию. Наконец, 29 августа были произнесены слова о “высокой оценке усилий Абэ по развитию китайско-японских отношений и пожелания ему скорейшего выздоровления”.

От имени президента США Д. Трампа был подчеркнут вклад С. Абэ в укрепление американо-японского союза. Не могла, конечно, не привлечь к себе внимание экстренная встреча министров обороны обеих стран (насколько можно понять, по инициативе американской стороны), состоявшаяся 29 августа на острове Гуам. В ходе переговоров “обсуждались пути укрепления и углубления двусторонней кооперации в сфере обороны”.

Что же касается будущего российско-японских отношений, то необходимо принимать во внимание главное: при любом из следующих премьер-министров, кандидатуры которых сейчас обсуждаются, из политической повестки японского правительства никуда не исчезнет Проблема северных территорий.

Это болячка, с которой обеим сторонам вполне можно совместно, что называется, “жить и трудиться”. При взаимном, конечно, в этом понимании.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×