02.09.2020 Автор: Константин Асмолов

Ким опять в коме или стрессе, или Новые сказки разведки РК

KIM5345222

20 августа 2020 г. в Национальное собрание Республики Корея поступил закрытый доклад Национальной службы разведки, вызвавший очередной виток ажиотажа относительно дееспособности лидера КНДР.

Как сообщили СМИ, представитель правящей Демократической партии Кореи Ким Бён Ги и представитель оппозиционной Объединенной партии будущего Ха Тхэ Гён, Ким Чен Ын передал часть своих полномочий некоторым из своих помощников, включая младшую сестру Ким Ё Чжон, которая занимает должность первого заместителя заведующего организационным отделом Центрального Комитета Трудовой партии Кореи. «Председатель Ким Чен Ын все еще сохраняет свою абсолютную власть, но часть ее постепенно передается», — Ким Ё Чжон де-факто является лидером № 2, отвечая за межкорейские и внешнеполитические вопросы. Контроль над экономическим сектором находится в руках Пак Пон Чжу (экс-премьер, ныне заместитель председателя Комиссии по государственным делам) и нынешнего премьера Ким Док Хуна. Военные вопросы и вопросы безопасности курируют Чхве Бу Иль (бывший министр внутренних дел, ныне директор департамента партии по военным вопросам) и Ли Бён Чхоль, заместитель председателя Центральной военной комиссии ТПК.

По словам разведчиков, такой передел власти частично направлен на то, чтобы снять стресс (Кима) от его девятилетнего правления и предотвратить виновность в случае провала политики. При этом «здоровье Ким Чен Ына не так уж плохо, и он еще не выбрал себе наследника».

На основании чего был сделан такой вывод, не указывалось, но отмечалось, что в 2020 г. до 20 августа Ким Чен Ын сделал 132 публичных выступления, что на 65 процентов меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Также в докладе отмечается, что ядерный реактор в Ёнбёне мощностью 5 МВт в настоящее время не работает, активность северокорейских военных находится на низком уровне — летние военные учения были сокращены на 25-65 процентов по сравнению с прошлым годом. Кроме того, недавние наводнения нанесли наиболее серьёзный ущерб провинциям Канвондо и Хванхэдо, а из-за закрытия границ с Китаем и Россией из-за страха перед COVID-19, Север испытывает нехватку иностранной валюты.

Правда, сразу же выяснилось, что депутат Ха не все понял верно. Несколько часов спустя представитель разведки пояснил журналистам: агентство имело в виду, что чиновникам было делегировано больше полномочий по сравнению с прошлым. Но как помнит аудитория, опровержения читают не все и фраза «передача власти» разошлась по СМИ.

И хотя специально упоминалось, что делегирование полномочий, похоже, никак не связано со здоровьем Ким Чен Ына, массмедиа сопроводили новость слухами о том, что Ким Чен Ын находится в критическом состоянии здоровья.

Вишенкой на торте оказалось заявление Чан Сон Мина. Уже вечером 20 августа бывший помощник покойного президента Ким Дэ Чжуна написал в своем Facebook, что «ни один северокорейский лидер не доверил бы свою власть другому человеку, если бы он не был слишком болен, чтобы править, или не был смещен в результате переворота». И поскольку делегирование власти в КНДР невозможно, это означает, что Ким Чен Ын находится в коме, будучи не в состоянии править Севером. Более того, лидер КНДР в коме с начала апреля (о чем ему сообщал анонимный источник в Китае) и все его более поздние появления на публике сфальсифицированы властями.

На такое желтая пресса не могла не отреагировать, а желающие хайпа «эксперты в кавычках» тут же стали дополнять новость секретными данными о том, что Ким Чен Ын впал в кому во время операции на головном мозге и бразды правления принял сводный брат Ким Чен Ира, Ким Пхен Иль, который был послом в странах восточной Европы, но затем вернулся в страну. Другие начали «анализировать фото вождя разного времени», доказывая факт двойника и нередко опускаясь до фотошопа в подтверждение того, что «вождь не настоящий».

В суматохе у всех обсуждавших как-то выпало из внимания, что Ким Чен Ын физически не может быть в коме, так как 19 августа он выступал на пленуме ЦК ТПК, а 26 августа провёл заседание Политбюро, где обсуждались меры по минимизации ущерба от приближающегося мощного тайфуна «Бави» и дополнительные противоэпидемические меры.

И что одновременно с публикацией доклада на иных ресурсах, наоборот, отмечалось, что Ким Ё Чжон «потеряли» и ее не было на нескольких важных совещаниях. Правда, ее формальный статус замзавотдела ЦК не сравним с рангами иных, и дело могло быть в этом, либо в болезни или иной причине.

Что же до заявлений Чана о том, что «все смонтировано», то издание NK News отмечает, что видео посещений Кимом строительных площадок Пхеньянской больницы общего профиля и птицефабрики Кванчхон, о которых сообщалось в конце июля, указывают на то, что визиты имели место всего за несколько дней до сообщений государственных СМИ.

Обзор изображений Кима с высоким разрешением, опубликованных СМИ КНДР в течение этого года, также не показывает никаких заметных различий в мельчайших чертах лица, отметая версию двойника.

Автор же обращает внимание на то, что речь идет не столько об установленных фактах, сколько о некоторых спекулятивных выводах, к которым пришли «разведчики», и не всегда понятно, что подвигло их на такое умозаключение. Да, Чхве Бу Иля и Ли Бён Чхоля недавно возвысили, а Пак Пон Чжу и Ким Док Хун недавно инспектировали районы, пострадавшие от наводнений, но это не означает, что им делегировали полномочия. Да, сестра вождя активно выступала с заявлениями, касающимися межкорейской политики и отношений с США, но при этом она часто проговаривалась, что повторяет позицию брата, и де-факто это удобный способ дать намек от имени человека, который формально не занимает высоких постов, но обладает большим влиянием.

Иерархия власти в Северной Корее всегда предполагала ситуацию, при которой непосредственно под Ким Чен Ыном было несколько человек, которые курировали ключевые направления: это был формальный руководитель законодательной власти и те, кто отвечали за военные вопросы, исполнительную власть и партийный аппарат. Например, Чхве Рен Хэ до того, как ушел на работу в Верховное Народное собрание, был заместителем Кима по партийным делам.

Скорее, весь этот ажиотаж надо рассматривать в контексте южнокорейской внутренней политики. Как помнит аудитория, недавно Мун Чжэ Ин сменил команду, отвечающую за безопасность, в том числе руководителя Национальной службы разведки. На данный пост был назначен Пак Чи Вон — человек не из среды силовиков, но имеющий определенные контакты с севером во времена Ким Дэ Чжуна. Это назначение, разумеется, вызвало споры, поскольку сомнения в его компетентности возникали не только у политически ангажированной оппозиции. Поэтому подобный доклад надо воспринимать как попытку нового руководства Национальной службы разведки продемонстрировать парламенту и нации, что при нем эффективность службы не упала, и, более того, они нашли множество важной и сенсационной информации.

Таким образом, складывается ощущение, что Национальная служба разведки в очередной раз «открыла Америку», при этом уложив свои предположения в ангажированный контекст, в рамках которого любое событие в КНДР оказывается следствием экономического и политического кризиса в стране, демонстрируя, что режим слабеет. При этом в дело идут даже не гадания на кофейной гуще, а откровенно спекулятивные тезисы. И даже то, что лидер КНДР продолжает появляться на публике, конспирологически объясняется тем, что вождь ненастоящий.

Нетрудно понять, чем может кончиться подобный отрыв от реальности.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×