14.08.2020 Автор: Константин Асмолов

Новый виток торговой войны Японии и РК

DAE264625

Автор не раз писал, что на корейско-японском фронте исторической памяти проблему женщин для утешения постепенно заменяет тема жертв принудительного труда, старающихся отсудить у Японии как можно больше: именно действия южнокорейских судов вызвали то, что сегодня Сеул называет торговой войной.

Япония просто считает, что проблемы нет. Так, когда 6 января 2020 г. юридические группы, представляющие жертв принудительного труда, предложили создать консультативный орган для изучения путей поиска полного решения проблемы, главный секретарь Кабинета министров Японии Есихидэ Суга заявил, что Япония “абсолютно не заинтересована» в этом предложении. Ибо, по мнению Токио, все эти вопросы были урегулированы в соответствии с пактом о нормализации 1965 года, в котором Юг получал гранты и кредиты на экономическое сотрудничество.

В РК же подобные судебные решения штампуются. Например, 15 января 2020 г. очередная группа членов семей жертв принудительной трудовой мобилизации подала коллективный иск против японских компаний, причастных к военным преступлениям. «Участники были единодушны в том, что целью их участия в иске была не столько компенсация, сколько восстановление собственного достоинства и изгнание 70-летней горечи». 33 истца обвиняют шесть компаний, в том числе Hokkaido Coal and Boat Company, Kawasaki Heavy Industries, Mitsubishi Materials, Mitsubishi Heavy Industries, Mitsubishi Mining и Nishimatsu Construction.

Новый виток противостояния начался с того, что 1 июня 2020 г. Пхоханское отделение окружного суда Тэгу решило публично уведомить о вынесенном решении о наложении ареста на корейские активы японского сталелитейного завода Nippon Steel, который отказался выполнить постановление о выплате компенсации выжившим южнокорейским жертвам принудительного труда военного времени. Это юридическая процедура, при которой судебное решение считается вынесенным ответчику, который не отвечает ни намеренно, либо судебное извещение не доходит до адресата.

Такой шаг был сделан после того, как в 2018 году Верховный Суд Южной Кореи обязал Nippon Steel выплатить компенсацию четырем южнокорейцам 100 миллионов вон за их неоплаченный принудительный труд в военное время. Поскольку компания отказалась выполнить это распоряжение, истцы подали ходатайство об аресте 194 794 акций сталелитейного завода стоимостью 973 миллиона вон (799 400 долларов США) в PNR, совместном предприятии, созданном Nippon Steel и корейской сталелитейной компанией POSCO, которое перерабатывает побочные продукты сталеплавильного производства.

Однако дальше дело не двигалось по причине того, что японские компании намеренно не принимали соответствующие судебные документы. В связи с этим в министерстве юстиции РК приняли решение приступить к процедуре возмещения, и срок был определён до 3 августа 2020 года. Если к этому времени японская сторона не даст ответа, тогда суд может издать распоряжение о продаже арестованного имущества.

СМИ РК сразу же отметили, что «у потерпевших нет другого выбора, кроме как прибегнуть к неизбежному распоряжению суда», поскольку японская фирма продолжает игнорировать решение о компенсации. Но ЕСЛИ такое произойдет, отношения между Сеулом и Токио могут опуститься до самой низкой точки с момента установления дипотношений в 1965 году; если имущество японской компании пойдет с молотка, правительство Синдзо Абэ может принять новые ответные меры. Министр иностранных дел Японии Мотэги Тосимицу в телефонной беседе с министром иностранных дел Южной Кореи Кан Гён Хва тоже призвал к сдержанности, отметив: «Поскольку обращение имущества в деньги вызовет обострение ситуации, этого необходимо избежать».

Третье августа наступило, и на следующий день в 00 часов 4 августа фактически завершилась процедура конфискации активов компании Nippon Steel в счёт выплаты компенсаций корейским жертвам принудительного труда в колониальный период. В соответствии с решением окружного суда города Тэгу около 80 тыс. акций компании, размещённых в РК, могут быть конвертированы в денежные средства по номинальной цене.

В ответ генеральный секретарь Кабинета министров Японии Есихидэ Суга назвал конфискацию нарушением международного права и заявил, что Токио рассматривает все доступные меры. «В тесном сотрудничестве с соответствующей компанией мы хотели бы продолжать неустрашимо реагировать на все имеющиеся в нашем поле зрения варианты с точки зрения защиты законной экономической деятельности японских предприятий».

Какие это могут быть меры? — Японские СМИ предполагают, что Токио может повысить торговые тарифы, ужесточить визовые требования, наложить финансовые санкции, арестовать южнокорейские активы в Японии или отозвать своего посла из РК.

Nippon Steel планирует обжаловать решение южнокорейского суда об аресте своих активов. Обращение позволит компании выиграть время до принудительной продажи своих активов, что, по мнению наблюдателей, подготовит почву для более резкой конфронтации между странами.

СМИ РК предполагают дальнейшее ужесточение мер экспортного контроля в отношении промышленных материалов и финансовые ограничения примерно 42 миллиардов долларов, которые японские банки инвестировали в южнокорейские компании, что, по мнению наблюдателей, скорее всего, даст ограниченный эффект.

Они же уже думают о том, каков будет «ответ на ответ», тем более что в этом месяце Сеулу придется решить, стоит ли продлевать решение о прекращении действия Соглашения об общей безопасности военной информации (GSOMIA). Решение должно быть принято до 23 августа, и представитель Министерства иностранных дел Ким Ин Чхоль уже повторил, что Сеул может прекратить действие GSOMIA в любое время.

Выступая на брифинге 4 августа 2020 г. Ким Ин Чхоль заявил, что Сеул стремится решать все вопросы посредством диалога. Он отметил, что Сеул оставляет за собой право полностью завершить Соглашение о защите конфиденциальности при обмене военной информацией GSOMIA с Токио в любое время. Но соглашение может быть продлено, если Япония согласится отменить ограничительные экспортные меры.

Эта реплика не осталась незамеченной в Вашингтоне. 6 августа Представитель пресс-службы госдепартамента США заявил в интервью радиостанции «Голос Америки»: «США являются союзником и другом как РК, так и Японии, и для нас очень важно поддерживать тесные и крепкие трёхсторонние отношения». В этой связи Вашингтон готов предпринять необходимые меры для продвижения диалога между Сеулом и Токио.

В этом контексте ряд экспертов заговорили о том, что в этот раз Южная Корея может столкнуться с гораздо более сильной реакцией со стороны Соединенных Штатов, которые ценят GSOMIA как инструмент сдерживания растущего влияния Китая в Азии. Как отметил профессор международной политики в глобальном университете Хандонг Пак Вон Гон, на фоне обостряющегося китайско-американского дипломатического конфликта, Вашингтон хочет выступить единым фронтом с Кореей и Японией против Китая, и прекращение GSOMIA может вызвать более жесткую реакцию со стороны правительства США, чем в прошлом году.

Лейф-Эрик Исли, адъюнкт-профессор международных исследований в женском университете Ихва, тоже считает, что отмена GSOMIA не дает никаких переговорных рычагов с Японией, но вместо этого наносит ущерб авторитету Сеула, отражая фундаментальное неправильное понимание стратегической обстановки. «Этот шаг неоправданно снизил бы возможности Южной Кореи, серьезно подорвал бы ее авторитет в Вашингтоне и побудил бы Пхеньян, Пекин и Москву применить большее принуждение против Сеула».

Но политика Мун Чжэ Ина в данном вопросе часто совершается по модели «назло бабушке отморожу уши» даже если фамилия бабушки — Трамп.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×