14.08.2020 Автор: Владимир Терехов

Индия: к началу строительства храма в Айодхье

IND3232342

5 августа с. г. в Индии произошло весьма примечательное событие, которое можно рассматривать как важный этап трансформации крайне сложной общественно-политической обстановки внутри этого азиатского гиганта. Наверняка оно будет иметь последствия (возможно косвенно-отложенным образом) также для индо-пакистанских отношений, которые входят в перечень главных внешнеполитических проблем Дели.

Речь идёт о проведенной премьер-министром Н.Моди процедуре сакрально-символической закладки “кирпича” весом в 40 кг из чистого серебра под будущий храм богу Раме в городке Айодхья, расположенном на северо-востоке Индии в штате Уттар-Прадеш. С этого момента теперь будет отчитываться период строительства храма, который проектировщиками оценивается в три года.

Рама является одним из самых почитаемых в обширном пантеоне божеств индуистской религии. Согласно весьма приблизительным оценкам, приверженцы индуизма и его политизированного ответвления “хиндутвы” (которое стало формироваться лишь с конца XIX в. в среде индийских интеллектуалов), могут составлять сегодня 40-70%% населения страны. Именно для этих последних символом прошлого, настоящего и будущего Индии является бог Рама.

Условность же упомянутых выше оценок обусловлена сложностью определения самого понятия “хиндутвы”, с чем, видимо, связано деление ее приверженцев на “твёрдых” и “мягких”.

К первым, несомненно, относится нынешний премьер-министр Нарендра Моди, возглавляющий правящую (второй электоральный срок подряд) Бхаратия Джаната парти, которая появилась в 70-х годах прошлого века в качестве своего рода “цивильно-благопристойной ветви” националистического движения Раштрия сваямсевак сангх. Которое, впрочем, тоже в последние годы стремится сгладить откровенно националистические моменты собственного позиционирования на внутриполитическом поле Индии, подчёркивая универсальность “хиндутвы” и её приемлемость для населяющих страну многочисленных религиозных меньшинств.

Но данный месседж РСС (и БДП) главным образом несомненно обращён в сторону мусульман, каковых в Индии насчитывается порядка 180 миллионов. Что делает достаточно условным их определение в качестве “религиозного меньшинства”.

Именно сложный характер отношений с мусульманами “зашит” в проблематику строительства (по утверждению индуистов, “восстановления”) обсуждаемого храма в Айодхъе, у которого якобы был древний предшественник, “разрушенный” в начале XVI в. Бабуром (Бабри). Последний является основателем мусульманской династии, правившей в течение трёх веков на значительной части территории современной Индии.

Напомним, что постановлением Верховного суда от 9 ноября 2019 г., решившего, наконец, вопрос владения священным холмом в Айодхье, факт указанного “разрушения” не подтверждается. В соответствие с тем же постановлением, Центральное правительство обязано предоставить участок земли мусульманской общине в порядке компенсации вполне реального разрушения древней “мечети Бабри” (на месте которой и будет теперь возводиться храм Рамы), которое было совершено в декабре 1992 г. (якобы?) не управляемой толпой фанатиков-индуистов.

Сегодня в ходе обсуждения актуальности и возможных последствий строительства храма богу Раме в Айодхье вспоминаются не менее острые дискуссии, которые по схожему поводу велись в первые годы независимости Индии между двумя политическими группировками. Одна из них возглавлялась “последовательным республиканцем” премьер-министром Дж. Неру, другая его первым заместителем “традиционалистом–консерватором” В. Пателем.

Оба они сыграли выдающуюся роль на этапе становления индийской государственности, но их разделяли существенные различия в подходах к решению почти всех ключевых проблем, которые тогда возникали. В частности, острые разногласия возникли в связи с предложениями “реконструкции” (на самом деле строительства на месте развалин) храма Сомнатх, расположенного на побережье Аравайского моря в штате Гуджарат. По утверждению историков, данный храм, посвящённый другому символу Индии богу Шиве, не раз разрушался завоевателями-мусульманами и затем заново восстанавливался приверженцами индуизма.

В конце 40-х годов произносились все те же слова о “жизненной важности” для будущего независимой Индии “реставрации” (шестой по счёту) храма Сомнатх. Их автором был весьма почитаемый сегодня В. Патель, которого отказывался “понимать” (и в данном вопросе) Дж. Неру. С тех пор много чего (и самого разного) произошло в новейшей истории Индии. Останется, конечно, без ответа возможный вопрос, каким образом во всём этом поучаствовал Шива, который должен бы испытывать удовлетворение от того, что 70 лет назад о нём вспомнили его почитатели.

Отметим ограниченность числа лиц, приглашённых на церемонию закладки символического “кирпича” под будущий храм бога Рамы. Что официально объяснялось распространением эпидемии коронавируса, в последние месяцы действительно принявшей в Индии угрожающие масштабы (число ежедневно выявляемых заболевших к началу августа вышло на уровень 55 тысяч, хотя ещё в середине мая оно равнялось 3,5 тысячам). Примечательным, однако, показалось присутствие среди них лидера упоминавшегося движения РСС М. Бхагвата.

Но главным действующим лицом церемонии безусловно был премьер-министр Н. Моди, который в своём выступлении отметил “завершение многовекового периода проживания в шатре” бога Рамы. Для которого теперь будет возводиться достойный его “великий храм, призванный вдохновлять будущие поколения”.

Судя по высказываниям в индийской прессе, оценки состоявшегося в Айодхье действа занимают широкий спектр мнений: от полного одобрения до весьма серьёзной озабоченности. Последняя содержит в себе несколько взаимосвязанных моментов. Среди них выделяются: опасения относительно перспективы обострения индуистско-мусульманских трений; ощущение потенциальной угрозы нивелирования изначального светско-республиканского устройства страны (чего опасался ещё Дж. Неру) в связи с возможным официальным установлением государственной религии; перспектива торможения процесса стирания кастовых различий в индийском обществе, а, возможно, и обращения его вспять.

Впрочем, сторонников позитивного отношения к акту закладки храмы Рамы, кажется, заметно больше. К ним сегодня относит себя (в “мягкой форме” и нынешнее руководство изначально светской партии Индийский национальный конгресс, одним из лидеров которой в своё время был как раз Дж. Неру.

В условиях падения популярности у ИНК, видимо, просто нет иного выбора. Тем более, что сегодня в адрес партии, 30 лет назад возглавлявшей страну, раздаются обвинения в неопределённости в то время позиции по отношению к “справедливым требованиям” в вопросе “восстановления” храма Рамы. Якобы эта нерешительность и спровоцировала трагедию 1992 г.

Наконец, отметим, что нет никаких (официально зафиксированных) оснований для утверждения, что давно заявленное, крайне знаменательное событие внутриполитической жизни Индии стало причиной неких актов в соседних с ней странах. Поэтому констатируем лишь совпадение по времени указанного события и появление в Пакистане карты страны, на которой индийские штат Джамму и Кашмир, а также часть штата Гуджарат обозначены в качестве пакистанской территории.

Но вполне определённо данное (скорее, пропагандистское) мероприятие Пакистана совпало с годовщиной другого, тоже формально внутриполитического акта Индии, отменившего особый, прописанный ранее в Конституции, статус штата Джамму и Кашмир. С проблематикой владения священным холмом в Айодхье данный акт объединяет общее политическое содержание, а именно сложный характер индуистско-мусульманских отношений.

В связи с упомянутой годовщиной Пакистан обратился к ключевому союзнику Китаю с просьбой в очередной раз поднять в СБ ООН вопрос о Кашмирской проблематике. Что вызвало ожидаемо негативную реакцию Дели.

Вновь отметим отсутствие “единомусульманской” позиции по данной проблеме. Официальные высказывания по ней некоторых значимых мусульманских стран (например, Турции не выходят за рамки “выражения озабоченности”. Ни одна из них не готова портить отношения с азиатским гигантом, роль которого на международной арене быстро растёт.

5 августа в индийском городке Айодхья свершилось примечательное событие, последствия которого сегодня трудно спрогнозировать. Поэтому будем наблюдать за дальнейшим развитием событий на полуострове Индостан.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×