01.08.2020 Автор: Владимир Терехов

Обострение американо-китайских отношений: временно или навсегда?

CHUS34232

Впечатление о наличии политической шизофрении внутри правящей американской элиты оставляет политика, которую проводят в последнее время США в отношении Китая. Причём признаки политического раздвоения проявляются не только в связи с углубляющимся расколом внутри неё самой, но даже в поведении одних и тех же значимых персон.

Хотя на месте негласного лидера жёстко антикитайского курса прочно обосновался руководитель госдепартамента США М. Помпео, но и он ещё в середине июня с. г. на гавайской встрече с Ян Цзечи (отвечающим в ЦК КПК за внешнюю политику) говорил о необходимости выполнения положений двустороннего “Соглашения 1-й Фазы”, заключённого в середине января с. г.

Указанным документом, казалось бы, подводилась черта под почти двухлетним противостоянием в сфере экономики отношений между США и КНР. В журналистских кругах оно получило название “торговая война”.

С точки зрения Вашингтона, главной проблемой является многолетний дефицит в торговле с Пекином, который в последние два года превышал 400 млрд долл. “Соглашение 1-й Фазы” рассматривалось сторонами в качестве первого важного шага на пути (длительностью приблизительно в два года) её полного разрешения. После периода обмена ударами в сфере экономики, неизбежно перекинувшегося и на область политики, система отношений между двумя ведущими мировыми державами стала смотреться совсем неплохо.

Но в конце января — начале февраля обозначилась глобальная угроза в виде пандемии коронавируса, развитие которой в США почти сразу приобрело катастрофический характер. Поскольку в борьбе с её распространением до сих пор не существует ничего иного, как (уходящий в средневековье) метод разрыва коммуникаций между людьми, то его вынужденное применение поставило экономику США (и всех других стран) на грань коллапса.

Перед американским “электоратом” встал традиционный вопрос: “Кто виноват и что делать?”. Как всегда (и повсеместно), на грубо сформулированный вопрос, который (якобы) отражает некие неприятные реалии, обыватель склонен давать простой ответ: “Виноват начальник, которого надо заменить”.

В этом плане США первой половины 2020 г. не стали исключением. По мере ухудшения ситуации с коронавирусом и в экономике действующий президент, а также представляемая(?) им Республиканская партия начали быстро терять в глазах части населения образ тех “парней”, которым в ноябре с. г. можно доверить руководство страной и на последующие четыре года.

Поэтому обывателю следовало показать, что в данном случае он не совсем прав, поскольку источник всех американских бед последних месяцев, а также многих других (“о которых ранее мы просто не говорили”) вообще находится не на территории США, а очень далеко от неё. Называется он “Китай”, которого “подзуживает” Россия.

Увы, но обозначенный политфокус не сработал, поскольку сегодня перспектива Д. Трампа остаться 3 ноября на посту американского президента выглядит почти призрачной. Хотя ещё в начале года она выглядела едва ли не стопроцентной.

Но гораздо более скверно то, что конкретные меры Вашингтона последних месяцев в сфере “парирования китайских происков” имели самые негативные последствия для отношений между двумя ведущими державами, а также мировой ситуации в целом.

Упомянем, например: попытки назначить Китай “виновным” в пандемии SARS COV-2; вмешательство Вашингтона в гонконгские события и всё большее погружение в тайваньскую проблематику; принятие конгрессом США разнообразных актов в связи с некими “нарушениями” в СУАР, Тибете и том же Гонконге; небывалых масштабов демонстрация силы в критически важном для Пекина Южно-Китайском море и последующие совместные учения ВМС Индии и США в Бенгальском заливе; очередные выпады госсекретаря М. Помпео в адрес КНР по поводу китайско-индийского конфликта в Ладакхе.

В этом плане процедура закрытия в третьей декаде июля китайского консульства в Хьюстоне, на проведение которой Пекину было отведено трое суток, выглядит лишь “вишенкой на торте”. Сразу по завершении указанного срока на территорию консульства вошли сотрудники неких американских служб, что в КНР было расценено как нарушение “Венской конвенции о дипломатических отношениях” 1961 г. (видимо, её 22-й статьи).

Почти обязательный в таких случаях “зеркальный” (и немедленный) ответ Пекина выразился в закрытии американского консульства в Чэнду, крупнейшем городе провинции Сычуань. На выполнение соответствующей процедуры Вашингтону были отведены те же 72 часа.

Выше мы уже частично затронули естественный вопрос, кому и зачем понадобилось снова опускать на дно американо-китайские отношения, ещё полгода назад, казалось бы, начавшие выкарабкиваться из предыдущей почти двухлетней ямы. Автор считает возможным в очередной раз высказать сомнение, что в этом заинтересован лично президент Д. Трамп, который ещё недавно рассматривал “Соглашения 1-й Фазы” в качестве одного из важнейших достижений свой администрации на международной арене. При всей его нынешней предвыборной антикитайской (как всегда, крайне противоречивой) риторике.

Нельзя не видеть принципиальных различий в исходных тезисах Д. Трампа (“Америка превыше всего”, “Сделаем Америку снова великой”) и лозунгом “Америка – мировой лидер”. Именно этот последний (при невозможности его сколько-нибудь рационального определения) исповедуется внутриполитическими противниками Д. Трампа, которых он определяет термином “вашингтонское болото”. Которому указанный лозунг служит базой для претензий на международное морализаторство и распространение в мире (включая силовыми методами) крайне специфических “ценностей”.

Напомним, что выступая осенью 2018 г. на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Д. Трамп подчеркнул отсутствие у его администрации намерений указывать кому бы то ни было, “как жить, работать, молиться и отправлять религиозные обряды”. Фундаментальное заявление, которое осталось почти незамеченным американской прессой. Понятно почему: СМИ в США (за редким исключением) контролируются как раз “вашингтонским болотом”, которому подобного рода тезисы никак не могли понравиться.

Уже Б. Обаме, предшественнику Д. Трампа на посту президента США, видимо, было вполне ясно, что фейковые категории “мировое лидерство” и “международный терроризм”, с которым “лидер” призван вести бескомпромиссную борьбу, выполняют инструментальную роль для задействования (в неких целях) военно-экономической мощи ведущей мировой державы.

Именно Б. Обама наметил курс на сокращение масштабов американского присутствия за границей и, в частности, на военный уход из Афганистана, куда США были втянуты, якобы следуя упомянутым (фейк)категориям. На самом деле всё выглядело гораздо прозаичнее: США, как государство с 300-миллионным населением, поработало в Афганистане на чьи-то наркоинтересы. Как в середине XIX в. в аналогичных интересах повоевало в Китае государство под названием “Соединённое королевство Великобритания”.

Несогласие политических оппонентов Д. Трампа с его фактическим продолжением курса Б. Обамы (при публичной “антиобамовской” риторике) является вторым (но, возможно, более важным, чем “электоральный”) мотивом обострения американо-китайских отношений.

Наконец, возникает ещё один обобщённый и не менее важный (для всех в мире) вопрос: продолжится ли нынешний процесс падения отношений между двумя глобальными державами или с некоторого момента (например, после парламентско-президентских выборов в США 3 ноября с. г.) можно надеяться на их постепенное восстановление?

В этом плане заслуживает внимания оценка происходящего в американо-китайских отношениях от ведущей индийской газеты Times of India, которую можно рассматривать в качестве “голоса” страны, в данном случае крайне заинтересованной и всё более весомой в мировых процессах.

В статье ToI говорится о “бесповоротном завершении 50-летнего периода отношений между КНР и США”, у истоков которого в начале 70-х годов прошлого века стоял тогдашний госсекретарь Г. Киссинджер.

Добавим от себя, что это был решающий ход во всей геополитической игре (холодной войне) периода 1945-1990 гг., который поставил СССР в заведомо проигрышное стратегическое положение и предопределил его поражение. В этом плане, кстати, пресловутую “перестройку” можно рассматривать как попытку руководства СССР выйти из сложившегося к тому времени стратегически безнадёжного положения.

Однако тот же ход стал залогом последующего экономического чуда Китая, которое существенным образом оказалось следствием геополитической обстановки периода холодной войны.

Завершается определённый период, но не американо-китайские отношения, поскольку не может вмиг исчезнуть исключительная значимость их экономической компоненты, развивавшаяся в течение предыдущих 50-и лет.

О сохраняющейся работоспособности этого фактора свидетельствует сдержанное поведение Китая в нынешней обострившейся обстановке. Появляются осторожные прогнозы на тему проведения в августе запланированного ранее очередного тура переговоров на тему согласования позиций относительно подготовки “Соглашения 2-й Фазы”.

Всё это позволяет надеяться, что обитателям “вашингтонского болота” не удастся опрокинуть лодку американо-китайских отношений.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×