28.07.2020 Автор: Валерий Куликов

США активно сдерживают Китай в Африке

AFR

Сегодня невозможно представить глобальную экономическую систему и систему международных отношений в целом без одной из самых активно и успешно развивающихся стран — Китайской Народной Республики. Поэтому внимание к деятельности Китая в различных регионах мира вызывает особый интерес, который в США, осознавших для себя со стороны Пекина реальную угрозу своей прежней гегемонии, уже давно сменился ревностным отношением и даже объявлением КНР своим основным геополитическим противником.

Африканский континент, до середины ХХ века бывший «вотчиной» европейских колониальных держав, а затем ставший ареной геополитического противостояния США и СССР, сегодня все в большей степени превращается в поле противоборства Вашингтона со своими геополитическими соперниками, причем не только с Россией, но и с Китаем.

В настоящее время Африканский континент является одним из приоритетных направлений внешнеполитической стратегии КНР. Занимая одно из лидирующих мест в мире, Китай активно развивает всесторонние отношения со странами Африки в рамках созданного в 2000 году Форума китайско-африканского сотрудничества (ФСКА), проходящего в формате саммитов с участием глав государств (раз в три года поочередно в Китае и в странах Африки), где каждый раз Китай подводит итоги сотрудничества за прошедшие три года и объявляет новую программу сотрудничества с Африкой. Внимание Китая к Африке объясняется не только как к богатейшему источнику природных ресурсов (там находятся 90% мировых запасов кобальта, 90% платины, 50% золота, 98% хрома, 64% марганца, более 30% урана), но и растущим политическим весом региона на мировой арене.

В отличие от США и европейских государств Китай никогда не увязывал экономические и политические вопросы, с демонстративным безразличием относясь всегда к тому, соблюдает или нет тот или иной африканский лидер права человека, соответствует ли его режим западным демократическим стандартам или не соответствует. Это немало способствовало финансово-экономической экспансии Китая в Африке. Для Пекина всегда было главным, чтобы сотрудничество было выгодно Китаю – не сейчас, так в перспективе. Отсюда можно привести множество примеров сотрудничества Пекина с целым рядом революционных в недавнем прошлом режимов и движений в Тропической Африке. Например, с Жонаш Савимби — лидером повстанческой организации УНИТА в Анголе, Робертом Мугабе в Зимбабве, Джулиусом Ньерере в Танзании, которому в 1960-х гг. китайские военные инструкторы подготавливали партизан и военных специалистов для целого ряда повстанческих организаций и национальных армий африканских государств. При этом нельзя забывать, что именно постройкой ТАНЗАМа (Танзамской железной дороги, соединившей столицу Танзании — Дар-эс-Салам с местечком в Замбии под названием «Новая Кабилимубоси») Китай стал игроком в «Большой игре 2.0″ — борьбе за Чёрный континент, а Танзания стала для Китая «окном» в Африку.

Сегодня на смену идеологическому противоборству в Африке пришла экономическая конкуренция. Теперь Китай конкурирует на Черном континенте с США, причем весьма успешно, превратившись в ключевого инвестора в Африке, а сам характер китайского инвестирования свидетельствует о том, что оно уже переросло рамки какой-то централизованной программы. В последние десятилетия в Африку вкладываются не только государство и крупные китайские компании, но и множество средних и мелких компаний, чьи услуги востребованы, так как рынок Африканского континента очень перспективен. На сегодняшний день китайские инвестиции в экономику африканских стран исчисляются десятками миллиардов долларов, и каждый год их обороты только нарастают, хотя подсчитать точный объем китайских вложений в Африку сегодня не могут даже специалисты китайского правительства. Это объясняется тем, что многие предприниматели инвестируют свои средства в обход государства, в том числе и через офшорные зоны.

КНР поддерживает на сегодняшний момент дипломатические отношения с 53 африканскими государствами (лишь Свазиленд «сохраняет верность» Тайваню), при этом руководство КНР неуклонно продолжает наращивать интенсивность политических контактов со своими африканскими коллегами на различных уровнях. Конечно, важными составляющими китайской внешней политики в Африке остаются торгово-инвестиционное, культурное и научное сотрудничество, а также многочисленные программы помощи, включающие в себя списание долгов, техническое и гуманитарное сотрудничество, обучение персонала и другие аспекты. Весьма важным для Китая, да и для самих африканских государств, в последние годы приобрела китайская инициатива “Один пояс, один путь” (ОПОП), ставшая основным направлением внешней политики КНР последних лет. Присоединение к этому китайскому проекту может обеспечить не только приток финансовых ресурсов в Африку, но и дать возможность использовать эти ресурсы для достижения целей устойчивого развития африканского региона в будущем. Сегодня 37 африканских государств связаны соглашениями по ОПОП, часть из которых уже успела крупно задолжать Поднебесной, что стало активно использоваться Вашингтоном и его западными союзниками для раскручивания антикитайской кампании по дискредитации деятельности Пекина на Черном континенте и в особенности ОПОП. В частности, учитывая наличие у ряда африканских стран накопившихся значительных долгов перед Китаем, Вашингтон предлагает им различные схемы «избавления от выплат долгов», убеждая, что «если не будете сотрудничать с китайцами, то мы не потребуем у вас ваших долгов», и что ОПОП якобы уже не популярен. При этом США исходят из того, что если 20-30 африканских стран откажутся от сотрудничества с Китаем, то для Пекина смысл инвестировать в этот континент уже пропадет.

В результате указанных «усилий» Вашингтона сегодня весьма значительные проблемы для продвижения проекта ОПОП стали происходить в Кении в связи с проектом железной дороги Момбаса–Найроби (Kenya’s Standard Gauge Railway, SGR), которое уже обошлось в 3,2 млрд долл. Этот проект – важный элемент африканской части глобального проекта ОПОП, и 18 июня на саммите Китай–Африка Си Цзиньпин подчеркнул важность перевозок по ней в период коронавируса. Однако уже 23 июня Апелляционный суд Кении вынес решение о признании контракта на строительство железной дороги незаконным.

Помимо финансово-экономического сотрудничества, Пекин в последние годы активизировал и свои военные связи с Африканским континентом. В 2017 году в Джибути появилась первая китайская военно-морская база за рубежом. Но там же располагается крупнейшая в Африке военная база США «Форт Лемонье» с 5 тысячами военнослужащих. Главная ценность Джибути – её геостратегическое положение, поэтому там размещены не только китайские и американские военнослужащие, но также французские, итальянские, японские, испанские, немецкие, саудовские. Китайская военная база – самая крупная (10 тысяч военнослужащих) из них, и ее появление обусловлено потребностью Китая в защите транспортировки нефти и других важных природных ресурсов из Африки и стран Ближнего Востока. США выступали против строительства этой китайской базы, но предотвратить это им не удалось, теперь между державами регулярно случаются инциденты. Последний из них произошёл в середине июня.

Уже давно ходят слухи о строительстве еще одной китайской военной базы рядом с портом Уолфиш-Бей в Намибии, хотя официально Пекин не подтверждает их. Намибия наряду с Джибути также имеет ключевое значение для КНР, так как здесь находятся урановые шахты, на которых трудятся китайские рабочие, а крупные поставки радиоактивного топлива из Намибии питают атомную промышленность Поднебесной, стремящейся избавиться от угольной зависимости. Поэтому Вашингтон весьма активно стремится ограничить дальнейшее укрепление военных позиций Пекина в Африке.

Активность Китая в Африке внимательно и весьма ревностно отслеживается в США. В декабре 2018 года бывший советник американского президента Трампа по национальной безопасности Джон Болтон особо подчеркнул китайскую угрозу Африке, а Вашингтоном стала активно разрабатываться стратегия США по противодействию КНР на Африканском континенте. Во многом именно «китайская угроза» привела Вашингтон к созданию в 2008 году Африканского командования вооруженных сил США (АФРИКОМ). Хотя формально командование создавалось для противодействия терроризму в регионе Сахара — Сахель и в дельте Нигера, на самом деле всем понятно, что его появление в большей степени было обусловлено соперничеством с Китаем, особенно на фоне того, что экономическую конкуренцию в Африке США уже проиграли: объемы китайских инвестиций в несколько раз превосходят американские.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×