22.07.2020 Автор:

Каково будущее у Туниса?

TUN783542

Тунис – это многим известная туристическая страна в Северной Африке, органичный симбиоз национального колорита с римской, арабской, западной культурой и европейской прогрессивности.

Но Тунис приобрел в последнее десятилетие широкую известность не только из-за своей туристической привлекательности. Именно здесь в январе 2011 года, после Второй жасминовой революции и отстранения от власти предыдущего президента Бен Али, началась волна «цветных революций», прокатившаяся затем практически по всем арабским странам.

Его естественными границами являются Средиземное море и пустыня Сахара, а сухопутными соседями – Алжир и Ливия, которые всегда оказывали и продолжают сегодня оказывать влияние на ситуацию в Тунисе. Несмотря на отсутствие в Тунисе (в отличие от его соседей – Алжира и Ливии) существенных запасов природных ископаемых, геостратегическое положение на северном побережье африканского континента всегда притягивало к нему внимание многих стран, которые стремились закрепить здесь свое присутствие и влияние. Особенно повышенный интерес в этом контексте проявляют США, которые в последние годы в рамках усиления своего военного присутствия в Африке делают дополнительный акцент на Тунисе, направив, в частности, в эту страну бойцов американской ЧВК Engility, которая уже не раз вела секретные операции в ряде стран мира: в Афганистане, Кувейте, Боснии, Грузии, Йемене, на Филиппинах и в Колумбии. Нельзя исключать того, что, по примеру последних действий в Ираке, Сирии, Афганистане, американские ЧВК получили государственный заказ Вашингтона на контроль ключевых объектов инфраструктуры и Туниса, на формирование специальных зон на территории страны, которые в будущем смогли бы послужить США плацдармом для распространения собственного влияния в регионе.

Барак Обама ещё в 2015 году заявлял, что Тунис — стратегический союзник Америки среди стран, не входящих в НАТО. В январе 2017 года сенаторы-демократы Алси Хэйстингс и Дэвид Швейкерт на рассмотрение конгресса США представили законопроект по «укреплению военной мощи Туниса, участию в законодательном процессе, содействию реформам, поддержке демократического и гражданского общества и обеспечению безопасности внешних границ Туниса». Однако, несмотря на желание Вашингтона тесно сотрудничать с Тунисом, правительство республики не приветствовало вмешательство США во внутреннюю политику, выступив против размещения военных баз США и НАТО на своей территории и против вмешательства Вашингтона в конфликт в Ливии под предлогом борьбы с терроризмом.

К началу нынешнего столетия Тунис стал страной с одним из наиболее высоких уровней образования в регионе, сделавшей акцент на развитии компьютеризации и связей с Западной Европой. Однако все это не помогло Тунису добиться прогресса и улучшения политико-экономической и социальной ситуации в стране. Непрекращающийся уже многие годы рост инфляции в этой североафриканской стране, общий экономический кризис оказывают влияние на внутреннюю политическую обстановку, которая демонстрирует слабость позиций и зависимость, в том числе, от внешних факторов — действий и Запада, и региональных игроков.

Все это влияет на политический климат в стране. Победившая на последних парламентских выборах в октябре 2019 года партия «Ан-Нахда» («Возрождение»), хотя и позиционирует себя как умеренная исламистская, тем не менее нельзя забывать, что  по своему духу и установкам она является ответвлением одной из террористических группировок «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ – ред.). Понимая, что исламист во главе правительства – не самое лучшее решение для развития отношений с весьма важным для Туниса Западом, партией «Ан-Нахда», видимо, закулисно был достигнут какой-то компромисс о том, что премьером станет человек светский, который сможет договориться с международным сообществом.

Кроме того выяснилось, что у партии «Ан-Нахда», несмотря на ее предвыборную финансовую поддержку из-за границы (предположительно из стран Персидского залива), нет никакого реального опыта управления страной и достаточного доверия со стороны внешних инвесторов, чтобы компенсировать этот неграмотный менеджмент вливаниями денег.

Сегодня в самом Тунисе общество прекрасно понимает, что большая часть проблем страны связана с неэффективностью управления. Все это ведет к усилению давления на парламент, правительство и на все политические партии. Однако многое зависит не только от действий властей, правительства. Большее влияние оказывает соседство с Ливией и то, что вслед за ней значительная часть тунисской экономики перешла в теневой сектор, не подвергаясь налогообложению, аудиту, не живет по тем законам, по которым живет легальная экономика, на которую так рассчитывает власть.

В июне премьер-министр страны Элиас Фахфах предупредил, что, по прогнозам властей, экономика страны упадет на беспрецедентные почти 7% вследствие пандемии коронавируса. При этом премьер подчеркнул, что задолженность государства достигла «пугающих» масштабов и составляет 32 миллиарда долларов, что примерно равно 84% внутреннего национального продукта Туниса. Из-за отрицательного роста экономики государственный бюджет недосчитается более 1,7 миллиарда долларов, в результате чего большинству государственных организаций грозит банкротство. Ранее тунисские власти обратились к Международному валютному фонду с заявлением о намерении возобновить в ближайшее время переговоры с МВФ, чтобы в течение четырех месяцев заключить соглашение о сотрудничестве. Ранее МВФ отказывался сотрудничать со страной, так же как и ряд других иностранных кредиторов, из-за включения Туниса в черный список FATF за отмывание нелегальных денег и финансирование террористических организаций. Тем не менее, с учетом складывающейся в Тунисе печальной экономической ситуации из-за пандемии коронавируса, закрытия границ и убытков в размере 1,4 миллиарда долларов в сфере туризма в апреле МВФ выделил стране 745 миллионов долларов помощи для борьбы с последствиями коронавируса.

На фоне всего этого и высоких показателей безработицы, политический кризис в стране не прекращается, как и волнения населения. В результате 15 июля, из-за возникшего между парламентом и правительством страны острого конфликта, президент Туниса Каис Саид в присутствии спикера парламента страны Рашида Ганнуши официально предложил главе действующего кабинета Элиасу Фахфаху, вступившему в должность в феврале текущего года, подать прошение об отставке, что Фахфах и сделал. Отношения между Фахфахом и партией «Ан-Нахда», во главе которой стоит спикер парламента Рашид Ганнуши, обострились в очередной раз в июле: премьер-министр объявил о готовящихся перестановках в правительстве, в результате которых своих постов могут лишиться шесть министров из этой партии. В развитие этого конфликта несколько политических блоков Ассамблеи народных представителей (однопалатного парламента) Туниса приняли решение поставить в парламенте на голосование вопрос о недоверии правительству Фахфаха.

В своем заявлении об отставке Фахфах обвинил «Ан-Нахду» в том, что она усложняет работу правительства и расшатывает стабильность. «Эти призывы, уничтожающие принцип солидарности в правительстве, не оставляют сомнений в том, что «Ан-Нахда» уходит от обязательств и обещаний, данных своим партнерам в коалиции относительно патриотических намерений спасти страну и ее разрушенную экономику», — подчеркнул Фахфах.

В этих условиях будущее Туниса пока не отличается четкостью. Помимо США свое влияние на Тунис пытается сохранить Франция, которая в конце июня организовала официальный визит тунисского президента Каиса Саида в Париж, где он провел активные переговоры с Эмманюэлем Макроном. По поступающим сведениям, переговоры в основном касались таких «весьма деликатных» вопросов, как ситуации в Ливии и развернувшаяся дискуссия в парламенте Туниса о компенсациях Франции тунисцам за годы колониального прошлого. Для президента Макрона противодействие влиянию Турции в Ливии и в Северной Африке в целом — один из важных внешнеполитических вопросов, особенно на фоне недавно произошедшего у берегов Ливии инцидента с участием военных кораблей Франции и Турции. В этих условиях, по задумке Парижа, отрыв Туниса от Анкары представляет сегодня особое значение для Франции. Ведь после событий «арабской весны» Анкара оказала существенную финансовую поддержку новым властям Туниса в надежде расширить свое влияние в Северной Африке, бывшей когда-то частью Османской империи, в том числе через исламистские партии, близкие по идеологии к «Братьям-мусульманам» (запрещена в РФ), которую разделяет президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Кроме того, как уже неоднократно подчеркивали французские СМИ, тунисский остров Джерба стал тыловой базой для турецкой разведки, через местный аэропорт регулярно осуществляются транзитные рейсы из Турции в Ливию с грузами самого разного назначения для базирующегося в Триполи Правительства национального согласия (ПНС) Сараджа. В то время как Франция считается одной из сторон, поддерживающей его противника в ливийском конфликте — командующего Ливийской национальной армией Халифу Хафтара.

Однако тунисский президент Саид предпочел промолчать на эти попытки Макрона перетянуть Тунис на свою сторону в ливийском конфликте. В июне, в телефонном разговоре он заверял Эмманюэля Макрона, что Тунис ценит свой суверенитет и не станет тыловой базой для какого-либо лагеря.

Однако это фактически уже произошло…

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×