15.07.2020 Автор: Валерий Куликов

«Водные войны» становятся оружием массового уничтожения

WTR

«Водные войны» из-за засухи, неурожаев, дефицита пресной воды сегодня являются для населения многих регионов столь же актуальными, как опасности войн с использованием ядерных бомб, химических и других средств массового уничтожения. Они вызывают массовую миграцию, обостряют политическую ситуацию, являются причиной боевых действий и войн.

К 2025 году население планеты, по прогнозам, увеличится до восьми миллиардов человек, причем треть будет проживать в странах с «водным дифицитом», ожидается, что в основном пострадают регионы с высокой рождаемостью и засушливым климатом.

Пресная вода – один из основных ресурсов жизнедеятельности человека. Она чрезвычайно важна для сельского хозяйства, работы промышленности, энергоснабжения, охраны здоровья и обеспечения надлежащих санитарных условий. Однако водные ресурсы распределены на нашей планете очень неравномерно: некоторые регионы характеризуются изобилием запасов пресной воды, в то же время более 40% стран находятся в зоне, испытывающей недостаток в воде. Весьма часто напряженность в отношениях между странами из-за водных ресурсов объясняется большой плотностью населения, низким уровнем доходов на душу населения, недружелюбными отношениями, действиями миноритарных групп, превращающих дефицит воды в международный вопрос, реализацией крупных водохозяйственных проектов и ограничениями, присутствующими в договорах о пресной воде.

Как уже показывала история, а также совсем недавние события, напряженность может также возникать по причине строительства плотины или канала, так как эти работы влияют на обеспеченность водой стран, по территории которых протекают реки. Так, Израиль участвовал в «войне за воду» в 1964-65 годах, стремясь помешать Сирии построить отводной канал с Голанских высот, откуда питаются река Иордан и Тивериадское озеро. В 90-е годы такая напряженность возникла между Турцией, Сирией и Ираком из-за Большого анатолийского проекта, который Турция хотела реализовать в бассейне рек Тигр и Евфрат.

Сегодня в таком контексте весьма опасным стал «нильский конфликт». От Нила практически полностью зависит жизнь Южного Судана, Судана и Египта. Его крупнейшим притоком является Голубой Нил, берущий свое начало в Эфиопии (в озере Тана), для которой эта река также имеет значительное значение. В целях регулирования стока вод Нила с 1929 по 2011 год было подписано несколько различных соглашений между странами бассейна этой реки. И вот, в 2011-м Эфиопия приняла решение о постройке на Голубом Ниле гигантской (крупнейшей в Африке) ГЭС под названием «Великое возрождение Эфиопии». Строительство этой ГЭС, безусловно, скажется на экономике и социальной сфере Судана и Египта. По оценкам экспертов, это повлечет за собой сокращение на 40% выработки электроэнергии на знаменитой Асуанской ГЭС. При том, что Египет уже сейчас испытывает дефицит воды и электроэнергии, после ввода в строй новой ГЭС страну может ожидать настоящая экономическая и социальная катастрофа.  Поэтому с начала строительства Эфиопией ГЭС и по сегодняшний день власти Египта прямо угрожают Аддис-Абебе военным ударом.

Строительством этой ГЭС занимается итальянская компания, финансируют строительство правительство Эфиопии и китайские банки, продажу электричества намеревается организовать израильская компания, что обуславливает смешение здесь интересов не только стран бассейна реки Нил, но и «внешних государств». На данный момент реализация проекта близка к завершению. В целях снижения напряженности в этом конфликте ведутся активные переговоры между государствами региона, однако предсказать их конечный результат все еще сложно.

Помимо «нильского конфликта», в стадии обострения находится раздор из-за доступа к реке Инд между ядерными державами — Индией и Пакистаном.

Необходимо также напомнить, что межэтнические столкновения в западном регионе Судана Дарфуре в 2003-2005 годах – тоже в значительной степени были обусловлены «водной войной», возникшей из-за наступления пустыни, падежа скота из-за отсутствия пастбищ и нехватки воды. Они привели к миграции арабских кочевых племен на юг и гражданской войне, унесшей жизни нескольких сотен тысяч человек.

Понимая жизненную важность обеспечения регионов и проживающего в них населения пресной водой, отдельные страны активно пытаются использовать «водный фактор» в силовом давлении на противников, побуждая их на ответные действия. Так, официальный Киев, следуя установкам из Вашингтона по силовому решению крымской проблемы, помимо регулярного использования различных провокаций против присоединившегося к России законным волеизъявлением населения этого полуострова, блокирует поступление пресной воды из материковой части, хотя Северо-Крымский канал, который ранее поставлял днепровскую воду с Украины в Крым, всегда выполнял историческую миссию по водоснабжению. Безусловно, вооруженного противодействия со стороны России на столь антигуманный шаг не последует. Но население Крыма в очередной раз убедилось на этом примере в целесообразности сделанного им шага по воссоединению с Россией, как и в том, что, развязав языковую антироссийскую войну, отказываясь уже давно платить жителям полуострова пенсии и другие социальные выплаты, Киев усиливает пропасть невозврата к «украинскому единению». Кстати, аналогичные действия сегодняшний Киев осуществляет и в отношении Донецкой и Луганской областей, регулярно уничтожая своими вооруженными силами систему водоснабжения там.

Подобный «рецепт» стала применять в последнее время и Анкара в отношении курдского населения в Сирии. Как передаёт «Аль-Арабия», вторую неделю подряд Турция сокращает поток воды из реки Евфрат в северо-восточные районы Сирии, лишая жителей соседней арабской страны доступа к природному ресурсу, который используется для производства электроэнергии и орошения сельскохозяйственных земель. Нехватка воды на сирийской плотине «Табка», крупнейшей в стране, привела к снижению подачи электроэнергии, необходимой, помимо прочего, для обеспечения продовольствием десятка населённых пунктов на севере Сирии. В марте этого года международные правозащитные организации призвали власти Турции воздерживаться от прекращения «надлежащего водоснабжения» в удерживаемых курдами районах на северо-востоке Сирии и было озвучено предупреждение о том, что нехватка воды подорвёт способность гуманитарных организаций защитить уязвимые местные общины от новых вспышек коронавирусной инфекции Covid-19.

Между Турцией и Сирией, Турцией и Ираком в 2009 году было подписано несколько соглашений, в том числе по пользованию водой из Евфрата. После начала в Сирии в 2011 г. гражданской войны Анкара ввела против Дамаска санкции, однако до недавнего времени распределения воды из Евфрата это не затрагивало. В этих условиях предпринятый Анкарой откровенно антигуманный шаг по недопущению жителей соседней арабской страны доступа к природному ресурсу уже весьма критически воспринимается международной общественностью как свидетельство развязывания «водной войны», что недопустимо из-за гуманных соображений.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×