15.07.2020 Автор: Виктор Михин

Афганистан: «борьба» США против наркотиков

DRU3422

Программы Агентства США по международному развитию (USAID), направленные на сокращение посевов опиумного мака в Афганистане, на деле способствовали росту производства наркотика, говорится в квартальном отчёте специального генерального инспектора по вопросам восстановления Афганистана (SIGAR), представленном конгрессу США. Кроме того, в документе опровергаются заявления американских официальных лиц о том, что опиумный мак выращивается преимущественно на территориях, подконтрольных движению «Талибан» (организация запрещена в РФ – ред.). По мнению экспертов, закрывая глаза на рост наркотрафика, американские военные покупают лояльность местных элит.

И это соответствует действительности. А иначе как объяснить тот факт, что в отчёте правительственного агентства США — Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана (SIGAR) отмечается, что в период с 2002 года по март 2017 года США впустую потратили $8,5 млрд на усилия по искоренению афганской наркотической угрозы, так и не справившись с поставленной задачей, а Афганистан по-прежнему остаётся крупнейшим в мире производителем опиума, который все активнее заполняет не только европейский, но и американский рынок наркотиков. Героин является многомиллиардным бизнесом, за которым стоят интересы могущественных кругов в США. Отсюда становится очевидным, что одной из тайных целей оккупации Афганистана было восстановление контролируемой наркоторговли до прежнего уровня и получения полного контроля над маршрутами поставок наркотиков. В 2001 году, при талибах, было произведено 185 тонн опиума, а ныне, даже по неполным данным, производство опиума выросло до 13000 тонн!

Полезно вспомнить историю наркоторговли в «Золотом треугольнике», которая тесно связана с операциями ЦРУ в регионе во время ввода СССР ограниченного контингента войск в Афганистан. Тогда производство опиума в Афганистане и Пакистане было ориентировано на небольшие региональные рынки, а героин вообще там не производился. Афганская наркоэкономика после этого стала тщательно разработанным проектом ЦРУ, как части внешней политики США. Как это было раньше в деле «Иранконтрас», поддержка афганских моджахедов, а также сил, дружественных Вашингтону, финансировалась именно за счет этих наркодолларов.

«Грязные» деньги конвертировались через банки на Ближнем Востоке и подставные компании ЦРУ в «тайные» деньги, за счет которых содержались бандитские группы, которые под руководством американских инструкторов, сражаясь против советских солдат, успешно разваливали Афганистан. «Поскольку США хотели поставлять моджахедам в Афганистане ракеты «Стингер» и другое оружие, они нуждались в помощи Пакистана. К середине 80-х годов представительство ЦРУ в Исламабаде было одним из самых крупных в мире… США закрывали глаза на наркоторговлю в Пакистане и особенно в Афганистане», — писал журнал «Тайм».

Исследователь афганской истории Альфред Макклой подтверждает, что вскоре после начала операции ЦРУ в Афганистане «район афгано-пакистанской границы стал самым крупным в мире производителем героина, откуда покрывалось до 60% потребностей США. В самом Пакистане число наркоманов возросло почти с нуля в 1979 году до 1,5 миллиона, чем стал гораздо более быстрый рост, нежели в любой другой стране.

Наркоторговлю, как свидетельствуют очевидные факты, полностью контролировали офицеры ЦРУ. Когда моджахеды захватывали какую-то территорию в Афганистане, они заставляли крестьян сеять опиумный мак в качестве «революционного налога». На другой стороне границы, в Пакистане, афганские лидеры и местные синдикаты под покровительством пакистанской разведки и ЦРУ контролировали сотни лабораторий по производству героина. За десятилетия активного наркобизнеса в Пакистане и Афганистане представительство американского Бюро по борьбе с наркотиками не захватило ни одной крупной партии героина и не произвело ни одного ареста!

По оценке А.Макклоя, официальные лица очередной администрации в Вашингтоне отказывались расследовать обвинения их афганских союзников в наркоторговле, поскольку политика США по наркотикам в Афганистане всегда была подчинена интересам войны против советского, а ныне российского влияния. Довольно правдиво и цинично об этом поведал миру бывший руководитель операций ЦРУ в Афганистане Чарльз Коган, который признал, что ЦРУ пожертвовало войной против наркотиков в интересах победы холодной войны. По его словам, «основной задачей было нанести как можно больше ущерба Советам». Роль ЦРУ, хотя и отражена в многочисленных документах, не упоминается в материалах ООН, в которых акцент делается на внутренних факторах. Отмытые наркодоллары использовались Вашингтоном для финансирования моджахедов и террористов в Средней Азии и на Балканах.

По оценке ООН, ежегодный мировой оборот наркотиков достигает нескольких, если не десятков, миллиардов долларов. Торговля опиумом из Афганистана составляет значительную часть этого оборота. Ясно, что основная часть доходов от наркоторговли не может быть поглощена террористическими группами, как это утверждают в ООН. За наркотиками стоят крупные деловые и финансовые интересы. В этом смысле геополитический и военный контроль над каналами сбыта наркотиков представляет такую же важность, как и контроль над нефтяными месторождениями и нефтепроводами.

Отличие наркотиков от легальных товаров, однако, в том, что наркоторговля — важный источник доходов не только для организованной преступности, но и для спецслужб США, которые становятся все более важным игроком в области банков и финансов. Таким образом, американские спецслужбы и мощные синдикаты, связанные с организованной преступностью, конкурируют за стратегический контроль над путями сбыта наркотиков. Многомиллиардные доходы от наркоторговли вкладываются в западную, прежде всего американскую, банковскую систему. Большинство крупных международных банков через свои оффшорные филиалы отмывают значительный объем наркоденег. Эта торговля может процветать, только если основные игроки имеют высокопоставленных политических «защитников» на Западе и в самом Афганистане.

Многочисленные конкретные примеры достаточно ярко свидетельствуют, что сегодня значительное количество американцев в самих США и военных в Афганистане заинтересовано не в борьбе с наркотиками, а в поддержании наркобизнеса. Хотя значительная часть американских химических программ осталась секретной до сих пор, ясно, что исследованию «наркотических добавок», способных иметь положительный эффект на военнослужащих, уделялось большое внимание. В ВВС США, например, пилотам перед долгими миссиями выдавали декстроамфетамины, чтобы повысить внимание и снизить усталость. И из американских пилотов, участвовавших в операции «Буря в пустыне» в 1991 году, в войне против Ирака в 2003 году, 65% употребляли наркотические стимуляторы. Расследование учений в тренировочном лагере Тарнак в Афганистане, в ходе которых от «дружественного огня» погибли четверо канадских военнослужащих и были ранены еще восемь, показали, что американским пилотам F-16 позволялось употреблять декседрин. И подобных примеров еще много. Кроме того, препараты, поставляемые Пентагоном и содержащие наркотические вещества, активно ныне используют саудовские летчики, бомбящие в основном города, села и поселки в Йемене.

Афганское правительство в начале этого года с помпой заявило об аресте пяти высокопоставленных полицейских чиновников, причастных к торговле наркотиками в Кабуле и соседних государствах. Представитель Министерства внутренних дел Нусрат Рахими заявил, что Ахмад Ахмади, возглавлявший в столице силы по борьбе с наркотиками, был арестован при попытке бежать из страны. Он сказал прессе, что А.Ахмади был одним из «ведущих торговцев наркотиками и главарем мафии», который также возглавлял подозрительную афгано-швейцарскую бизнес-группу, которая на протяжении ряда лет занималась защитой, продвижением и получением крупных взяток от торговцев наркотиками в городе с населением более шести миллионов человек. Правда, потом кабульская пресса разъяснила такую суперактивность правительства. Оказывается, эта афганская группа работала независимо от ЦРУ, которое полностью контролирует наркотрафик в стране и отказывалось платить комиссионные американским офицерам.

Именно поэтому Москва обвиняет США и НАТО за то, что они не в состоянии остановить поток афганских наркотиков, идущий в Центральную Азию и Россию. Вашингтон пытается проводить политику укрепления мер по борьбе с наркотиками в регионе, не предпринимая никаких операций против повстанцев. За последние десять лет Афганистан произвел и экспортировал героина больше, чем любая другая страна. По оценкам ООН, около 10% валового объема производства в Афганистане происходит от выращивания опийного мака. В стране было добыто около 13000 тонн опиума, что оценивается в 2 миллиарда долларов. Существует порочный круг: незаконный оборот наркотиков финансирует «Талибан» (организация запрещена в РФ – ред.), контролирует ЦРУ, подрывные действия которых препятствуют тому, чтобы афганские власти подавили культивирование опия и изыскали способ получения альтернативных доходов.

Пытаясь уйти от ответственности, Вашингтон, как обычно в своей практике, публикует благодушные доклады об «активной борьбе» против наркотиков, одновременно ложно обвиняя Россию в якобы сотрудничестве с «Талибаном» (организация запрещена в РФ – ред.). Спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов резко отверг ложные обвинения ЦРУ в «сговоре» с талибами, подчеркнув, что именно США совместно с талибами приложили руку к процветанию наркотрафика в Афганистане, добавив, что “США заплатили многочисленные взятки за реализацию некоторых наркопроектов в Афганистане.” Он также подчеркнул, что американские самолеты могут летать из Кандагара и Баграма в любое место, включая Германию и Румынию, без досмотра. Таким образом, американцы без всякого контроля перевозят огромные партии наркотиков в Европу и далее в США, делая преступный бизнес на крови афганского народа.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×