23.06.2020 Автор: Виктор Михин

Иран — США: кто кого

ROU5352

По мере того как приближаются президентские выборы в США, эта самая «демократическая» страна все больше погружается в пучину насилия, бесправия и беззакония, какого не видела за последние 70 лет. Нынешний президент США Дональд Трамп своими неумелыми и грубыми действиями создает огромные внутренние проблемы — от экономических последствий пандемии Covid-19 до демонстраций и массовых беспорядков в десятках городов в знак протеста против жестокости полиции и расизма в отношении цветного населения.

Пытаясь как-то выйти из того тупика, в который он сам себя загнал, Д.Трамп сумел подлить еще больше масла в огонь внутренней и внешней политики, приняв решение окончательно похоронить так называемую иранскую ядерную сделку, объявив, что отменяет все последние пункты американской программы смягчения санкций, предусмотренной Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) с пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН плюс Германией.

Но эта отмена, тем не менее, позволила ряду стран продолжать работу над гражданскими ядерными объектами Ирана, обходя американские санкции. Франция, Германия, Великобритания, Китай и Россия, все еще выступающие за сохранение ядерной сделки, резко раскритиковали решение США и все последние действия Д.Трампа. Эти проекты, одобренные резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН, несомненно, служат всеобщим интересам нераспространения ядерного оружия и смягчению обстановки в регионе Персидского залива. СВПД является ключевым достижением глобальной архитектуры нераспространения и в настоящее время наилучшим и единственным способом обеспечения исключительно мирного характера ядерной программы Ирана.

Россия подвергла критике это решение Д.Трампа, заявив, что внешняя политика США становится “все более опасной и непредсказуемой». Глава МИД РФ Сергей Лавров направил письмо генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу с призывом помешать Вашингтону задействовать механизм возвращения жестких санкций в отношении Ирана. По словам российского министра, они не имеют на это права, поскольку в 2018 году вышли из сделки по урегулированию иранской ядерной проблемы.

В то время как США уже ввели санкции в отношении энергетического, судоходного и судостроительного секторов Ирана, они, по мнению Вашингтона, должны быть расширены, чтобы включить его нефтехимический, финансовый и автомобильный секторы. Затягивание петли на ненефтяных секторах увеличило бы макроэкономическое сокращение промышленности Ирана и могло бы создать дальнейшую финансовую и политическую нестабильность, — считают в Вашингтоне, а эксперты добавляют, что средства от этих отраслей вносят свой весомый вклад в укрепление иранского режима. Вещание Исламской Республики Иран (ИРИБ) также должно быть санкционировано только Конгрессом, полагают в нынешней администрации, по наивности считая, что Иран является якобы штатом в американском государстве.

Вполне очевидно, что цель Д.Трампа состоит в том, чтобы закрыть все окна надежды для Ирана и заставить Тегеран выйти из ядерного соглашения или нарушить его явным образом, ускорив смерть СВПД. И здесь на помощь президенту охотно ринулся Конгресс США. Группа, представляющая более 140 представителей Республиканской партии, призвала Конгресс ввести самые жесткие санкции в отношении Ирана, чей “режим изгоев” остается “чрезвычайно опасным”. Республиканский исследовательский комитет, состоящий из 147 представителей консервативной Палаты представителей, выдвинул подробное предложение, в котором излагались политические предложения, касающиеся Ирана, России, Китая и других стран, которые, по его мнению, представляют угрозу для США. В предложении, автором которого выступили 13 членов фракции, Конгресс рекомендует ввести в действие новые меры реагирования на “стратегические угрозы” Китая и России, а также Ирана с целью прекращения его «поддержки терроризма, дестабилизирующего поведения в регионе, разработки баллистических ракет и ядерной программы». В докладе содержится призыв к Конгрессу расширить санкции в отношении Ирана, одновременно усилив кампанию «максимального давления» на президента Дональда Трампа в его политике в отношении иранского народа.

Решение администрации Трампа оказать дальнейшее давление на Иран может быть направлено на то, чтобы заставить его полностью выйти из ядерной сделки, и это вполне очевидно. Однако Тегеран вряд ли пойдет на такой радикальный шаг, по крайней мере, в ближайшие месяцы. Иранские аятоллы, вполне очевидно, смогут справиться с американскими санкциями до конца года в надежде, что Д.Трамп потерпит поражение на ноябрьских выборах. Хотя кандидат от Демократической партии Джо Байден не является ангелом по отношению к Ирану, он служил вице-президентом бывшего президента США Барака Обамы, когда была подписана ядерная сделка. Но независимо от того, будет ли Джо Байден избран в ноябре или нет, от пересмотра некоторых пунктов ядерной сделки не может быть никакого спасения, и Иран начал ставить все больше сторонников жесткой линии на важные направления своей политики.

В частности, парламент Ирана избрал Мохаммеда-Багера Галибафа, бывшего мэра Тегерана, имеющего связи с иранской Революционной гвардией, своим спикером, укрепив жесткий контроль над этим органом по мере усиления напряженности в отношениях с США. Галибаф заявил в своей первой речи, что переговоры с Соединенными Штатами, учитывая их малоконструктивную позицию, будут “бесполезными”. Однако Иран, скорее всего, заговорит, если представится такая возможность, но вопрос, как отмечают эксперты, только в том, на каких условиях и с кем.

В то же время Тегеран заявил, что готов решать любые вопросы с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), выразив «разочарование» в ноте, распространенной по поводу последнего доклада агентства, жалующегося на блокированный иранцами доступ. В ноте МАГАТЭ от 8 июня, распространенной иранским представительством при ООН в Вене, Иран сообщил, что 29 апреля и 16 мая он провел встречи с представителями агентства в иранской столице для обсуждения вопросов доступа, после чего последовала письменная переписка. Иранские представители настаивали на том, что они «продолжали свое конструктивное взаимодействие с агентством в течение последних двух месяцев с целью достижения общего понимания… что проложило бы путь к решению соответствующих вопросов», — сообщает AFP.

Иранцы утверждают, что запросы о доступе основаны на «сфабрикованной информации», обвиняя Соединенные Штаты и Израиль в попытке «оказать давление на агентство», как это уже было неоднократно в прошлом. В отдельном докладе МАГАТЭ предупредило, что запасы обогащенного урана Ирана сейчас почти в восемь раз превышают лимит, установленный в ядерной сделке, которую страна подписала с мировыми державами в 2015 году. Иран постепенно нарушает ограничения, установленные в сделке 2015 года, в отместку за выход США из соглашения в 2018 году и последующее повторное введение санкций.

Между тем министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил в своем Твиттере, что Вашингтон не имеет права злоупотреблять ООН и МАГАТЭ, чтобы очернить его страну. «США пытались усилить напряженность с Ираном и запугать других, чтобы они последовали за ними», — добавил М.Дж.Зариф. К этому можно лишь добавить тот факт, что какое право имеет Вашингтон оценивать СВПД, из которого он вышел и к которому он ныне не имеет никакого правового отношения. Разве может администрация Д.Трампа, зарвавшаяся в военном и ином угаре и не способная даже навести элементарный порядок в своей стране, указывать другим государствам, отстоящим от американского континента на многие сотни километров, как им устраивать свою жизнь на своей земле?

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×