19.06.2020 Автор: Константин Асмолов

Станет ли Южная Корея прибежищем американских ракет средней дальности?

IRM

С 2017 г. Южная Корея является домом для американской системы противоракетной обороны Terminal High Altitude Area Defense (THAAD), которая была установлена в Сонджу, в 300 километрах к юго-востоку от Сеула, несмотря на сильные протесты со стороны Китая и Северной Кореи.

Являясь неотъемлемой частью американской системы противоракетной обороны, THAAD предназначена для поражения баллистических ракет малой и средней дальности на большой высоте. Кроме того, хотя формально она нацелена на КНДР, мощные радары позволяют мониторить территорию иных стран, в первую очередь КНР и РФ.

Тем не менее ее инфраструктура не полностью готова, так как некоторые корейские общественные организации в знак протеста и при негласной поддержке властей РК блокируют шоссе, вынуждая доставлять дизельное топливо и иные припасы вертолетами, затрудняя полноценную работу батареи. Не забудем и то, что Мун Чжэ Ин ранее пообещал Пекину, что новых батарей ПРО США в Корее не будет.

2 августа 2019 г. США официально объявили о выходе из Договора о ядерных силах средней дальности (ДРСМД), который они подписали с Советским Союзом в 1987 году. ДРСМД запрещал развертывание наземных ядерных и обычных баллистических ракет, а также крылатых ракет с дальностью действия от 500 до 5500 км, от которых США в одностороннем порядке отказались. США не пытались скрыть, что их вывод был направлен против Китая, который, как они утверждали, разрабатывал и развертывал ракеты средней дальности и другие виды оружия, в то время как США были связаны условиями договора.

Уже 3 августа министр обороны США Марк Эспер заявил, что Вашингтон будет консультироваться со своими союзниками, чтобы решить, где разместить ракеты средней дальности. Некоторые СМИ предположили, что Южная Корея может быть одним из кандидатов, после чего 14 августа 2019 г. ЦТАК предупредило Южную Корею, заявив, что развертывание будет «опрометчивым актом эскалации напряженности», так как Южная Корея превратится в объект для атаки «соседних стран, решивших никогда не упускать из виду военное превосходство США».

2 января левая газета «Хангере синмун» прокомментировала «поистине невероятные разговоры» о том, что, возможно, ракеты средней дальности, о развертывании которых в Азии США, уже были доставлены в Южную Корею. Общий смысл статьи можно выразить примерно так: хотелось бы верить, что это беспочвенные слухи, потому что если это правда, нас ждут проблемы, по сравнению с которыми реакция КНР на размещение THAAD покажется цветочками. Если THAAD хотя бы формально предназначена для обнаружения и защиты-реагирования и перехвата ракет, запущенных другой стороной, классические ракеты средней дальности предназначены для наступательных действий. Их размещение равносильно объявлению войны Китаю.

14 февраля агентство Ёнхап сообщило, что, согласно проекту департамента армии на 2021 финансовый год, США собираются выделить 49 миллионов долларов на развитие района Сонджу, где установлена батарея THAAD. Это породило уверенность, что США собираются заставить Сеул частично оплатить строительство базы в рамках соглашения о распределении расходов на содержание американских войск в РК, хотя в соответствии с соглашением 2017 года Вашингтон должен сам покрывать расходы.

Южнокорейские официальные лица, однако, заявили, что на соответствующих переговорах вопрос строительства базы Сонджу не обсуждался, так как Южная Корея до сих пор не провела полномасштабного экологического обследования объекта Сонджу, а местные жители решительно протестуют против развертывания ПРО США.

Дальнейшие слухи и правительственный ответ на них можно суммировать следующим образом. Во-первых, еще в декабре 2019 года Пентагон уведомил минобороны РК, что батарея THAAD будет усилена путем развертывания дополнительных пусковых установок, а в целом в РК США объединят в единую ПРО все свои комплексы, включая THAAD, наземные системы ПРО Patriot и морские SM-3. Это было подтверждено как военными, так и Голубым домом, причем стало известно даже название такой единой ПРО — Joint Emergent Operational Need (JEON). Во-вторых, 10 февраля директор Агентства противоракетной обороны США вице-адмирал Джон Хилл заявил, что США могут начать перемещать элементы батареи по Корее, чтобы увеличить эффективность комплекса. Эти разговоры представитель администрации президента РК попытался представить как теоретические рассуждения, а позднее, 25 февраля, и Марк Эспер заявил, что район развертывания THAAD на Корейском полуострове США менять не собираются. В-третьих, анонимные «источники в оборонном ведомстве США» сообщили, что собираются повесить 49 миллионов долларов на РК в счет увеличенных расходов по пребыванию в РК американского военного контингента.

29 мая 2020 г. в рамках внезапной ночной операции, направленной на то, чтобы обойти противодействие со стороны местных жителей, Южная Корея и Соединенные Штаты привезли оборудование противоракетной обороны и другие материалы на базу в Сончжу. Министерство обороны РК заявило, что это было сделано для улучшения условий работы войск и замены ветхого оборудования. Немногим позже выяснилось, что этим оборудованием были ракеты для пусковых установок (у которых кончился срок годности), электронное оборудование для сбора данных, а также «энергетическое оборудование и другие предметы, которые будут использоваться для улучшения условий жизни дислоцированных там военнослужащих». Наряду с военной техникой на базу передали строительную технику для использования в работах по благоустройству жилых помещений, которые ведутся с августа прошлого года.

При этом представитель минобороны РК отметил, что новых ракет привезли столько же, сколько старых, никаких дополнительных пусковых установок на базу не направляли, Китай заранее поставили в известность, а предположения о том, что данный шаг является частью подготовки к официальному развертыванию батареи THAAD, неверны. Нынешнее развертывание носит временный характер до получения результатов проводимого в настоящее время исследования по оценке состояния окружающей среды.

Однако уже 1 июня южнокорейским военным пришлось опровергать неприятные вещи: газета «Чунъан Ильбо» сообщила, что на базу доставили оборудование, которое позволяло интегрировать THAAD с ракетами Patriot, а старший аналитик корейского форума по оборонной безопасности Син Чон У отметил, что система THAAD является новейшей, и срок годности ракет составляет более 15 лет. Износиться за три они никак не могли. Кто-то обратил внимание и на то, что одна из машин, мобилизованных во время транспортировки, была оснащена двойным монтажным цилиндром и задним стабилизатором, которые используются для работы пусковых установок.

Но южнокорейских военных «спалило» радио «Свободная Азия», которое 2 июня со ссылкой на представителя Пентагона сообщило, что переброска военной техники на базу Сончжу позволила обновить оборудование установок, что повысило их боеготовность и способность американских войск на Корейском полуострове реагировать на любую угрозу против США и их союзников.

Все это снова подхлестнуло разговоры о том, что одно из направлений торга вокруг затянувшихся споров о том, сколько Сеул будет платить за размещение на своей территории американских войск, — скидки в обмен на то, что батарея в Сончжу все-таки станет полностью функциональной.

Некоторые респонденты автора шли дальше и предлагали следующую (пока) версию. Так как на фоне экономических трудностей Мун Чжэ Ин не хочет и не может платить больше (более того, правительство РК постоянно подчеркивало, что оно хотя и согласилось на ПРО США, но не будет платить за это, и если США смогут заставить Корею заплатить, для нынешнего южнокорейского правительства это станет потерей лица), он согласился на американские условия и готов разместить на территории своей страны не только THAAD, но и что-то более серьезное.

В обычной ситуации это вызовет народное возмущение, но его можно направить в правильную сторону или перевести стрелки, предварительно спровоцировав КНДР на разрыв межкорейского соглашения в военной сфере. В конце концов, Пак Кын Хе тоже приняла решение о размещении THAAD внезапно и на фоне всплеска ракетно-ядерной активности Севера. Хуже того, некоторые шаги Сеула при желании вполне могут быть восприняты как подготовка такой провокации – например, начавшиеся запуски в КНДР пропагандистских листовок, которые уже вызвали очень резкий ответ.

Да, это вызовет проблемы в отношениях с Китаем, включая отмену очень желаемого Муном визита председателя КНР в Сеул, и новые экономические санкции. Но на фоне усиливающегося противостояния США и КНР Сеул и так зажат между Пекином и Вашингтоном, при том что, несмотря на море возможных неприятностей от Китая, у Америки рычагов давления на порядок больше. А это означает, что «гордая и независимая» политика РК закончится как обычно. Сеул и без того активно интегрируется в антикитайские проекты типа «Пяти глаз», а представления о прокитайской позиции президента РК легко разбиваются фактами.

А что касается того, что такая политика больше присуща консерваторам, то надо помнить, что Мун не столько левый, сколько популист, а с президентом США встречался больше раз, чем иные президенты из правого лагеря.

Между тем, дальнейшее развитие ПРО США в Корее рискует испортить отношения страны не только с Китаем, но и с Россией — несмотря на то, что в 2020 г. отмечается 30-летний юбилей установления дипотношений между Москвой и Сеулом.

Как отмечал в свое время министр иностранных дел России Сергей Лавров, в случае развёртывания ракет средней и меньшей дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, значительная часть территории России окажется под ударом, и «в этой связи Россия будет вынуждена реагировать».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×