17.06.2020 Автор: Виктор Михин

Катар: что же ждет эмират в будущем

QAT

Пошел четвертый год непонятных по своей причине арабских санкций против Катара. В настоящее время только Саудовская Аравия и его сателлиты – Египет, Бахрейн и ОАЭ придерживаются эмбарго и обвиняют Доху в каких-то даже им непонятных грехах. В то же время эмират на протяжении всех трех лет постоянно заявлял о своей готовности сотрудничать с другими арабскими государствами Персидского залива и международными органами для урегулирования кризиса на основе безусловного диалога, уважения суверенитета Государства Катар и невмешательства в его и других стран внутренние дела.

Сегодня кризис в Катаре вступил в свой уже четвертый «юбилей». Он был в значительной степени забыт, за исключением той стороны, которая больше всего пострадала от несправедливого бойкота, угрожающего ее свободе и суверенитету. Он изолировал эмират от своих арабских соседей. Но каждый год, каждый месяц и каждый час Катар утверждает, что стал сильнее, чем был до 5 июня 2017 года – начала эмбарго. Политические, дипломатические, медийные и иные стратегии основаны на той политике, которую эмир Государства Катар шейх Тамим ибн Хамад Аль Тани в значительной степени продвигает внутри страны и за ее пределами, в то же время отчаянно ища региональные и международные посредничества, чтобы вернуть все «на круги своя». В этом заключается противоречие, ибо тот, кто стал сильнее после бойкота, не может вернуться в то время, когда он был “слабее». Как может тот, кто привержен независимости своих политических решений в противостоянии гегемонии, ныне сдаться и позволить другим манипулировать эмиратом по своему усмотрению? Как может тот, кто отвергает диктат своей внешней политики и вмешивается в ее внутренние дела, соизволить для своей страны стать открытой ареной для нового арабского диктата? Что ныне печалит Катар, так это скорей не изоляция, которую он терпит уже три года, а его неспособность практиковать свою старую политику использования особых отношений с арабскими соседями для поддержания мира и стабильности в регионе.

Неспровоцированные санкции с самого начала считались Катаром незаконными, и его представители подали жалобы в Международный уголовный суд и Международную авиационную организацию, надеясь восстановить своё воздушное пространство, что для маленького эмирата является жизненно важным для обеспечения населения продовольствием. Интересно, что в последнее время даже США попытались оказать давление на Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, чтобы они вновь открыли свое воздушное пространство для катарских самолетов. Однако до сих пор никакого прогресса достигнуто не было, хотя катарское руководство по-прежнему поддерживает постоянный контакт с Вашингтоном в этом вопросе.

«После трех лет начала эмбарго и незаконных мер против Государства Ката», — пишет влиятельная газета Al-Watan, — «мы гордимся достигнутыми успехами и внешними партнерскими отношениями со странами мира, с которыми мы разделяем уважение прав человека, верховенство закона и международное сотрудничество, в то же время выражая сожаление по поводу тех сил, которые своей неразумной политикой способствуют лишь разъединению арабов и уменьшению их влияния на международной арене». Трудно не согласиться с этим мнением катарской газеты, когда мировые СМИ сообщают о твердом и успешном курсе страны, нацеленном на новые достижения и, в частности, в области экономики и финансов. Несмотря на шок от эмбарго, экономика Катара оказалась более устойчивой, чем у его конкурентов в Персидском заливе – Международный валютный фонд прогнозирует, что в 2020 году она станет одной из немногих стран в мире, где будет наблюдаться профицит бюджета. Катар занимает первое место по продовольственной безопасности на Ближнем Востоке и 13-е место в мире в последнем рейтинге Индекса глобальной продовольственной безопасности, составленном Economist Intelligence Unit.

Катар, согласно данным опубликованным журналом British Economist, занял 35-е место в рейтинге, включающем 66 стран с развивающейся экономикой. В то же время эмират имеет высокие суверенные рейтинги от международных агентств кредитных рейтингов «Fitch», «Moody» и Standardland. При этом следует иметь ввиду, что его рейтинги поддерживаются очень сильными внешними финансовыми условиями государства при относительно низком долге центрального правительства и крупных внешних активах, созданных Катаром в течение нескольких лет.

Параллельно с этим Катар осознанно продолжает наращивать свои глобальные инвестиции за счет внешних суверенных активов Инвестиционного управления Катара (Суверенного фонда благосостояния), которое географически распределено по всем континентам мира и включает в себя инвестиционные символы, обеспечивающие хорошую доходность и являющиеся общей защитой от любых потенциальных финансовых потрясений. Он занимает девятое место в мире в списке крупнейших суверенных фондов в мире, и у него есть приличный пакет инвестиций, которые он приобрел либо напрямую, либо через свои компании, такие как Harrods и Лондонская башня, которая является самой высокой в Европе, а также солидные доли в банках Barclays, Credit Suisse, наряду с автогигантами Volkswagen и Porsche, 9% акций швейцарской сырьевой и горнодобывающей компании Glencore, а также владеет 22% акций Sainsbury. Катарское управление также открыло офис в Нью-Йорке и планирует инвестировать в Соединенные Штаты Америки 35 млрд долл. Он приобрел около 10% Empire State Realty Trust, которому с 2016 года принадлежит знаменитый Эмпайр-стейт-билдинг, в дополнение к Miramax и «Роснефть» владеет 8,3% акций Brookfield Property, 6% международной нефтяной компании Royal Dutch Shell, наряду с Grosvenor House и долей в Bank of America и Total и американской ювелирной компании Tiffany и Plaza Hotel в Нью-Йорке.

Катар, крупнейший производитель сжиженного природного газа (СПГ) в мире, не планирует снижать его производство, сохраняет планы по увеличению СПГ-мощностей с текущих 77 млн т/г до 110 млн т/г к 2025 году и 126 млн т/г к 2027 году, сообщила пресс-служба Qatar Petroleum, приводя слова министра энергетики страны и главы компании Саада Шерида Аль-Кааби. Он отметил, что в июне компания снизит капитальные и операционные затраты на 30%. По словам министра, низкая себестоимость поможет Катару выдержать низкие цены на газ, и в настоящее время государство не рассматривает возможность сокращения добычи. «Фактически мы собираемся расширяться и даже производить больше запланированных 126 млн тонн СПГ в год», — сказал Саад Аль-Кааби.

Неблагоприятные обстоятельства и кризисы, которые пережил и переживает Катар, отметила катарская газета Qulf Times, не являются препятствием для катарцев, чтобы продолжить марш задач, действий и усилий для достижения национального видения «Катар 2030 года». Его политика и планы по управлению проектами увенчались многими успехами как внутри, так и вне Катара, как и бюджет гуманитарной помощи, который эмират поддерживает своими программами по всему миру.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×