05.06.2020 Автор: Валерий Куликов

«Большой Израиль» и Северная Африка

NET3422

По мнению основателя сионизма Теодора Герцля, «площадь еврейского государства простирается от ручья Египта до Евфрата». Разработанная более века назад основа плана «Большого Израиля» заключается в ослаблении соседних арабских государств в рамках американо-израильского экспансионистского проекта при поддержке НАТО, в создании ряда доверенных (произраильских) территорий, куда должны войти части Ливана, Иордании, Сирии, Синая, а также Ирака и Саудовской Аравии. Поэтому не удивительно, что формирование «Большого Израиля» является краеугольным камнем идеологии в нынешнем правительстве Нетаньяху, партии «Ликуд», а также в израильских военном и разведывательном учреждениях.

С учетом значительного по своему влиянию в США израильского лобби эта идея стала (особенно в последние десятилетия) определяющей в формировании политики Белого дома на Ближнем Востоке и в повсеместной поддержке Израиля. Именно поэтому президент Дональд Трамп недвусмысленно подтвердил свою поддержку незаконным поселениям Израиля, в том числе неприятие резолюции 2334 Совета Безопасности ООН, касающейся незаконности израильских поселений на оккупированном Западном берегу. Эта позиция проявилась и в действиях американского президента в перемещении посольства США в Иерусалим, разрешив еще больший захват арабских земель на оккупированных территориях и за их пределами, что де-факто одобряет проект «Большой Израиль».

По оценкам аналитиков, стратегический план «Большого Израиля» по обеспечению израильского регионального превосходства предусматривает, что Израиль должен переконфигурировать свою геополитическую среду посредством раздробления окружающих арабских государств в более мелкие и слабые страны. И в этом процессе Ирак был обозначен центральным местом, откуда должна была начаться лоскутизация Ближнего Востока, с его разделения на курдское государство и два арабских: одно для мусульман-шиитов, а другое для мусульман-суннитов. Первым шагом к такому расчленению была война между Ираком и Ираном. Следом за Ираком разделение должно было бы коснуться Ливана, Сирии, Ирана, Турции, Сомали и Пакистана.

Отсюда во многом, по мнению экспертов, становится объяснимым вторжение в 2003 году в Ирак, в 2006 году — в Ливан, в 2011 году — в Ливию, продолжающиеся войны в Сирии, Ираке и Йемене, не говоря уже о провоцировании политического кризиса в Саудовской Аравии.

Но этот «план» не ограничивается Ближним Востоком, а затрагивает также Северную Африку. Особый «интерес» Израиля к Африке обусловлен не только выгодой политического сотрудничества и совместной борьбой с исламским радикализмом, но и из-за богатейших месторождений. Африка занимает первое место в мире по запасам марганцевых руд, месторождениям металлов платиновой группы, по запасам руд меди, урана, нефти, газа, железа и других полезных ископаемых.

Переформатирование там должно начаться с Египта, а затем затронуть Судан, Ливию и остальную часть региона. Отдельные «результаты» этого процесса можно было видеть в 2011 году: раздел Судана, разрушение Ливии, за которыми затем последовала серия «арабских революций», затронувших и Египет.

И вот, после разрушительных событий в Ливии, в соответствии с планом «Большого Израиля» Тель-Авивом был начат в рамках этой страны процесс создания «доверенной (произраильской) территории». По мнению аналитика Джорджио Кафиеро из консалтинговой компании Gulf State Analytics (Вашингтон), еще в 2015 году при посредничестве Абу-Даби начались контакты между израильтянами и маршалом — верховным главнокомандующим Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифой Хафтаром. Поддержка и дружба с Х.Хафтаром сулили Тель-Авиву укрепление связей с Египтом и ОАЭ, а позднее – с Саудовской Аравией. То есть в этом формирующемся блоке региональных суннитских государств, которые разделяют восприятие Израилем угрозы со стороны Ирана и «Хезболлы», а также и от экстремистских исламских формирований — «ихванов» (типа «Аль-джама’ат аль-исламийя», «Джама’ат такфир и хиджра», «Асбат аль-ансар», «Ибад Ар-Рахман» — все эти террористические организации запрещены в РФ — прим. ред.). Подобно Хосни Мубараку и Абдель Фаттах Ас-Сиси в Египте или королю Абдалле II в Иордании, Хафтар, возможно, является тем типом арабского лидера, с которым израильтяне рассчитывают взаимодействовать, в том числе и в обмене разведданными.

Нельзя также забывать, что союз с Хафтаром обусловлен, помимо доступа через него к интересующим Израиль немалым минеральным ресурсам Ливии, также и к выгодному для израильтян бизнесу по продаже оружия ЛНА. Именно предложенный Тель-Авивом оружейный бизнес по продаже ЛНА снайперских винтовок и приборов ночного видения поспособствовал первой встрече Хафтара с агентами Моссада в обстановке строжайшей секретности в Иордании. Согласно сообщению Al-Araby al-Jadeed, стороны договорились об израильском присутствии на юге Ливии с целью расстроить планы Италии по распространению своего влияния на южный регион Феццан. Затем состоялось еще несколько встреч между главкомом ЛНА и израильтянами в Аммане и Каире.

Позднее, по согласованию с Хафтаром, израильтяне совершали воздушные рейды против врагов ЛНА. Al Jazeera даже опубликовала расследование, в ходе которого была обнаружена израильская поддержка наступления Хафтара на Триполи, которое LNA начало 4 апреля 2019 года.

Хотя египетское правительство поддерживает молчаливое и тайное партнерство Хафтара с Израилем, тем не менее власти Каира не хотят, чтобы связь Хафтара с Тель-Авивом афишировалась. Впрочем, и о своих участившихся в последнее время контактах с Израилем Каир также предпочитает широко не информировать. Даже о прошедшей в конце мая в Каире в обстановке секретности встрече директора «Моссада» Йоси Коэна с руководителями египетских спецслужб, в том числе с главой разведки Аббасом Кемалем. В кратком сообщении газеты «Аль-Араби аль-Джадид» лишь было отмечено, что в ходе этой встречи обсуждались договоренности о перемирии в секторе Газа, вопросы реализации предложенной президентом США Дональдом Трампом «сделки века», применение Израилем своего суверенитета на части Иудеи, Самарии и Иорданской долины, а также события в Ливии.

Что же касается Алжира, то он к развитию контактов Израиля с Ливией относится критически, предупреждая маршала Хафтара о недопустимости получения от Израиля помощи. Довольно критически и настороженно Алжир относится и к самому плану «Большого Израиля».

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×