29.05.2020 Автор: Владимир Терехов

Индия на 4-ом этапе чрезвычайного положения

MOD34222

В череде событий, происходивших в последние несколько месяцев в Индии, дата 12 мая 2020 г. заслуживает специального рассмотрения. В этот день премьер-министр Нарендра Моди объявил об очередном продлении режима чрезвычайной ситуации (с 18 по 31 мая) в связи с продолжающейся эпидемией SARS COV-2. Особенно примечательным оказалось сделанное в тот же день заявление премьер-министра о запуске правительственной программы, предназначенной для оказания неотложной помощи пострадавшим от принятых ранее ограничительных мер в связи с эпидемий, а также для обеспечения начала давно обсуждавшихся структурных реформ индийской экономики в целом.

Общая стоимость программы оценивается гигантской суммой в 270 млрд долл., которая распределяется по четырём целевым траншам. Указанная сумма равна приблизительно 10% годового ВВП и около 80% расходной части только что принятого бюджета страны. Финансовый год начинается в Индии 1 апреля текущего и завершается 31 марта следующего года.

Отметим, что принятый в конце марта “Бюджет 2020-2021” был свёрстан ещё в конце января, когда никто не мог предвидеть катастрофических последствий пандемии SARS COV-2 для экономик всех стран без исключения. Сам акт её официального объявления Всемирной организацией здравоохранения состоялся спустя почти полтора месяца после составления в Индии окончательного проекта “Бюджета 2020-2021”.

Но уже в ходе его утверждения в конце марта было ясно, что потребуется его корректировка с учётом быстро ухудшающейся обстановки с пандемией и необходимости изыскания средств для решения связанных с ней проблем. Никем, повторим, не ожидавшихся в начале года.

Крайне серьёзный характер указанных проблем обозначился уже к концу апреля, то есть на исходе 2-го этапа ЧП, введённого в стране 25 марта (первоначально на три недели). Один из самых жёстких в мире форматов ЧП, принятых в Индии на его первых двух этапах, привёл к фактическому параличу экономики на всех уровнях с понятными последствиями как для “физических”, так и разного уровня “юридических” лиц. Но особенно для микро-мини-среднего бизнеса, на оказание неотложной помощи которому, а также на поддержку сельского хозяйства, приобретающего жизненно важное значение, и направлены первые транши программы Н. Моди. Её конкретное содержание в последующие за 12-м мая несколько дней объясняла министр финансов Нирмала Ситхараман.

Особо отметим, что не предусматривается непосредственного (“вертолётного”) распределения денег физическим лицам и представителям бизнеса. Главной компонентой помощи является снижение на 25% (в период с 14 мая 2020 г. до 31 марта 2021 г.) налоговой нагрузки и послабление условий получения кредитов. Объём первой меры оценивается в 6,7 млрд долл.

Для почти 5-и миллионов прекративших деятельность уличных торговцев будет открыта льготная кредитная линия из расчёта приблизительно 120 долл. на одного. Каждый из 80-и миллионов мигрантов, потерявших возможность зарабатывать из-за транспортных ограничений, сможет бесплатно (на двухмесячный период) получить в общем 5 кг крупы и 1 кг бобов. Каждый из 25-и миллионов фермеров через услугу сортировщика купюр Kisan сможет взять кредит на сумму 2300 долл.

И всё же главной целевой компонентой программы Н. Моди является создание условий для продолжения курса (объявленного в процессе подготовки “Бюджета 2020-2021”) на превращение Индии в современную высокоразвитую экономическую державу во всех сферах общественно-социально-экономической деятельности. После того как в конце 2019 г. по объёму годового ВВП Индия вышла на пятое место в мире (потеснив с него бывшую метрополию), руководством страны ставится задача на резкое повышение “качества” всех упомянутых выше сфер.

Об этом свидетельствует выступление 16 мая той же Н. Ситхараман, в ходе которого госпожа министр сообщила о мерах по структурному реформированию 8-и ключевых отраслей экономики.

В этом плане (и несколько отвлекаясь от главной темы статьи) автор считает уместным в очередной раз поделиться собственными подозрениями о существовании в мыслительной “подкорке” политической элиты Индии претензий на постепенное позиционирование своей страны в качестве преемника Британской империи (в рамках концепции “Империя-2”). В которой нашлось бы место и бывшей метрополии, находящейся сейчас в состоянии “разброда и шатаний” после выхода из ЕС.

В Индии функционирует “Вестминстерская” политическая система, в армии (даже чисто внешне) видны британские традиции. Так что процесс встраивания бывшей метрополии в гипотетическую “Империю-2” прошёл бы относительно безболезненно. Королевский двор даже не потребовалось перемещать в новую столицу (Нью-Дели).

Но пока всё это (включая успех упоминавшихся планов правительства Индии) находится в области гипотез, на пути реального воплощения которых (как всегда) располагаются суровые реалии. Из них главной “здесь и сейчас” остаётся проблематика пандемии SARS COV-2.

Ранее мы отмечали относительное благополучие (по сравнению с Европой и США) ситуации с ней в Индии, которую ВОЗ отмечал в списке примеров для других стран. Особенно очевидным это становится при сопоставлении относительных показателей развития эпидемии, поскольку в Индии проживает 1,3 миллиарда человек.

В том числе и поэтому (но главным образом в силу обозначившейся уже к концу апреля критической ситуации в экономике) руководство страны пошло на некоторое ослабление карантинных ограничений на 3-ем этапе ЧП, который завершился 17 мая. Дальнейшее смягчение карантина продолжится и на 4-м этапе, который продлится до 31 мая.

Сообщая об очередном продлении режима ЧП и ссылаясь на мнение представителей медицинской науки, премьер-министр Н. Моди, констатировал, во-первых, длительный характер эпидемии и, во-вторых, невозможность дальнейшего полного подчинения жизни страны её диктату.

Среди “разрешительных” мер на 4-ом этапе обращает на себя внимание частичное возобновление функционирования внутренних транспортных коммуникаций. В частности, с 25 мая начнутся перевозки пассажиров на некоторых внутренних авиалиниях, а с 1 июня возобновится железнодорожное сообщение (но тоже далеко не на всех магистралях). При этом остаются не до конца ясными ряд важных вопросов, связанных, например, с необходимостью продолжения соблюдения пассажирами мер предосторожности, а также доходности в этих условиях транспортных компаний.

О том, что указанные меры отнюдь не снимаются с повестки дня, свидетельствует увеличение с 17 мая почти на треть (после вроде бы выхода в предыдущие несколько дней на пресловутое “плато”) темпов ежедневного увеличения заражённых коронавирусом. На общую картину роста числа заболевших в Индии можно посмотреть здесь.

Нельзя с уверенностью утверждать, что случившийся 17 мая заметный скачок в данном показателе полностью обусловлен начавшимся двумя неделями ранее процессом некоторого ослабления карантинного режима. Но указанный факт налицо, и он не позволит руководству страны исключить его из внимания в процессе (предполагаемого) дальнейшего ослабления ограничительных мер. В этом плане о не слишком оптимистичных настроениях свидетельствует прогноз о том, что до 70% отелей и ресторанов страны вряд ли откроются (по крайней мере) до конца июня.

Наконец, нельзя не обратить внимание и на внешнюю среду, которая (при неблагоприятном развитии) может повлиять на реализацию заявленных правительством Н. Моди планов. В частности, пока “не рассасывается” ситуация на одном из двух высокогорных участках границы с КНР, в районе которых в начале мая наблюдались некоторые “недоразумения” между пограничными патрулями обеих стран. Некий источник в министерстве обороны Индии сообщил 20 мая об усилении воинских подразделений сторон в районе пограничного участка в Ладакхе.

Тут как тут “особый благожелатель” нормализации китайско-индийских отношений в лице Вашингтона: 21 мая заместитель помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс (накануне отставки с этого поста) выразила озабоченность “вызывающим беспокойство поведением” Китая на границе с Индией. Присовокупив к предмету “озабоченности” и ситуацию в Южно-Китайском море.

Таким образом, правительство Индии приступает к радикальному реформированию национальной экономики в крайне непростых внутренних и внешних условиях. Что не может не служить источником неких неопределённостей в прогнозировании успеха программы премьер-министра Н. Моди, объявленной 12 мая с. г.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×