26.05.2020 Автор: Владимир Терехов

Ситуация вокруг Индии на фоне фактора SARS-COV-2

CHII42342

На фоне разговоров о “развале старого мироустройства и неизбежности наступления нового” (неясно какого), как основном итоге будущего выхода из пандемии, на мировом игровом столе продолжаются всё те же манёвры, которые начались задолго до возникновения нынешней “всеобщей угрозы”. В частности, об этом свидетельствуют последние события на границе Индии с КНР, а также в Кашмире, свыше 70-и лет находящегося в центре индо-пакистанского конфликта.

11 мая ведущая индийская газета Times of India, со ссылкой на источник в штабе Армии, опубликовала заметку на тему “столкновений” в высокогорных районах границы с Китаем, случившихся неделей ранее. В последующие дни данное краткое сообщение получило распространение в мировых СМИ, обрастая красочными подробностями, которые являются в основном плодом воображения “доброжелателей” как Индии, так и Китая.

На самом деле речь идёт не более чем о перебранке, подкреплённой метанием камней (благо в горах их много), между пограничными патрулями обеих сторон на двух участках китайско-индийской границы. Видимо, “минимальные ранения” некоторых из солдат оказались в основном следствием мастерства метателей, которые, тем не менее, не злоупотребляли размерами камней. Далее последовали облёты районов конфликта (без нарушения воздушного пространства соседа) двумя китайскими вертолётами и парой индийских истребителей Су-30 МКИ, а также выдвижение сторонами к границе подразделений поддержки.

В комментарии упомянутого источника в индийской Армии обращают на себя внимание слова о “кратковременном противостоянии” участников конфликта, а также его достаточно “рутинном характере, обусловленным разной оценкой” места нахождения “законной” границы.

Китайская Global Times тоже подчёркивает “быстроту и эффективность” как разрешения данного конфликта “на местном уровне”, так и функционирования двусторонней “коммуникационной системы” в целом. Газета напоминает, что указанная система была создана по инициативе лидеров двух стран после 72-дневного конфликта в районе плато Доклам (недалеко от которого произошёл один из двух последних инцидентов), случившегося два с половиной год назад и которому НВО уделило немалое внимание. Кстати, тогда тоже главным “оружием (военного) пролетариата” служили всё те же острый язык и булыжники.

Однако само упоминание в контексте последних событий 5-6 мая конфликта на плато Доклам, поставившего тогда оба азиатских гиганта на грань прямого военного столкновения, лишний раз свидетельствует о сохраняющихся серьёзных проблемах в китайско-индийских отношениях. И едва ли сегодня можно однозначно ответить на вопрос: что является их первопричиной — взаимные территориальные претензии, масштабы которых (особенно в неявной форме) могут носить весьма “каучуковый” характер, или факт становления Индии и КНР в качестве ведущих мировых игроков с существенным присутствием в нём элементов конкуренции?

Столь же рутинный характер носили и очередные (но в данном случае вполне кровавые) инциденты в индийской части Кашмира. Обобщённой “Кашмирской проблеме”, находящейся в перечне основных вызовов глобальной стабильности, НВО также уделяет постоянное внимание. Напомним, в частности, о событиях, последовавших за терактом в Пулваме, случившимся в феврале прошлого года.

В начале мая с. г. в ходе двух акций на территории штата Джамму и Кашмир по ликвидации террористов, как утверждается, “проникших с территории Пакистана”, погибли 8 индийских военнослужащих внутренних войск и полицейских, включая полковника и майора. И хотя различного рода вооружённые столкновения в указанном штате Индии являются скорее правилом, чем исключением из него, но масштаб случившего в начале мая и понесённых индийскими военнослужащими потерь не наблюдались давно.

С этим связана резкость предупреждения в адрес Пакистана, с которым 4 мая выступил руководитель штаба Армии генерал М.М. Нараване.

Впрочем, пакистано-индийское противостояние в “Кашмирской проблеме” содержит в себе и относительно безобидные элементы. Например, с некоторого времени транслируемый в Индии ежедневный общенациональный прогноз погоды стал распространяться и на “территорию, оккупированную Пакистаном”, то есть на ту часть Кашмира, которая сегодня входит в состав индийского соседа. В ответ последний начал озвучивать прогноз погоды на части плато Ладакх, контролируемой Индией (на границе которого произошёл второй из упоминавшихся выше китайско-индийских инцидентов).

Все эти события послужили фоном для заявления 10 мая генерала М.М. Нараване о необходимости “общегосударственного” переосмысления комплекса вопросов национальной безопасности в условиях широкого спектра угроз, включая новые, типа пандемии SARS-COV-2. При этом подчёркивались роль в этой проблематике армии как “цементирующей силы”, а также фактор быстроты (“в течение часа”) реагирования на возникновение угрожающей ситуации. Хотя данное выступление носило достаточно общий характер, но та же Times of India посчитала возможным конкретизировать его такими деталями, как “усиление роли Талибана (запрещён в РФ — авт.) в структуре власти Афганистана и настойчивые усилия Китая по расширению военных связей с соседями (Индии — авт.), например Шри-Ланкой, Непалом, Мьянмой и Мальдивами”.

Впрочем, уже через несколько дней пресс-секретарь индийского МИД заявил, что Индия и Китай придают “первостепенную значимость поддержанию мира и спокойствия” на всём протяжении (в 3500 км) двусторонней границы. При этом была сделана отсылка к “двум неофициальным саммитам” лидеров обеих стран Нарендры Моди и Си Цзиньпина. Важное значение этих мероприятий для развития ситуации в регионе Индийского и Тихого океанов также ранее обсуждалось в НВО.

Было бы крайне желательно для всех, чтобы тот формат отношений, который складывается между двумя азиатскими гигантами, установился и в отношениях КНР с США. Упомянутый формат внутренне достаточно противоречив, то есть представляет собой некий баланс сотрудничества и конкуренции. Но вряд ли можно ожидать чего-то большего в нашем несовершенном политическом мире.

В этом плане поведение Индии и Китая в двух последних (внешне крайне незначительных и второстепенных) инцидентах в пограничных районах вполне можно рассматривать в качестве мини-модели, пригодной к распространению и на проблемы глобальных масштабов.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×