15.05.2020 Автор: Владимир Терехов

Атаки на Китай в связи с SARS-COV-2 усиливаются

LIN34234

Увы, не оправдались авторские надежды на то, что попытки “материализовать” претензии к Китаю в связи пандемией SARS-COV-2 не выйдут за рамки неких частных инициатив и не станут важным элементом государственной политики ряда стран, прежде всего, США.

11 апреля влиятельный сенатор-республиканец Л. Грэм заявил, что в почти катастрофическом характере развития эпидемии в США не винит президента Д. Трампа, но целиком возлагает ответственность на Китай, которому предлагается в том или ином виде “оплатить” понесённые разного рода издержки.

Через два дня другой сенатор-республиканец Р. Джонсон сообщил, что сенатский Комитет по внутренним и правительственным делам приступает к “всестороннему изучению вопросов зарождения и ответственности за пандемию коронавируса”.

24 апреля комитетом Республиканской партии, который занимается вопросами выборов в Конгресс, была распространена (зачем-то и каким-то образом, поскольку документ предназначался для внутреннего пользования) “Памятная записка” на 57 страницах, подготовленная неделей ранее консалтинговой компанией ODonnell Assoсiated. Её основное содержание сводилось к советам по использованию фактора коронавируса (“Corona”) в борьбе с конкурентами-демократами.

В связи с этим пресс-секретарь МИД КНР задался законным вопросом: так кто же в действительности является распространителем ложной информации на тему глобальной беды и почему вообще Китай “подвергается атакам”, мотивированным межпартийной борьбой в США?

В обобщённом вопросе “США-Китай-пандемия SARS-COV-2” важным представляется вновь остановиться на позиции администрации президента Д. Трампа. Ранее мы отмечали присутствие в ней признаков разногласий по данному вопросу. Китайское издание Global Times следующим образом описывает сложившуюся в это время ситуацию: “В течение трёх месяцев, вместо рациональной и коллективной реакции на разразившуюся эпидемию, администрация Трампа проводила флип-флоп политику (в данном контексте “кто в лес, кто по дрова” — прим. авт.), игнорируя советы профессионалов от медицины, полностью закрыв глаза, но прибегая к безосновательным обвинениям, ксенофобским и расистским обвинениям”.

Категорически антикитайской можно назвать позицию госсекретаря М. Помпео, в то время как сам президент Д. Трамп до последнего времени стремился избежать сценария неконтролируемого обострения отношений с КНР. Насколько можно понять, в его планы вовсе не входит разрыв с ним отношений, особенно торговых. О чём, в частности, свидетельствует факт подписания 15 января “1-й Фазы” двустороннего торгово-экономического Соглашения.

Свою миссию американский президент связывает прежде всего с “восстановлением справедливости” во внешнеторговых отношениях. Не только с КНР, но и основными союзниками. Поэтому в его риторике, направленной в сторону Китая, до последнего времени были слабо представлены (или вообще не просматривались) разного рода темы, “сакральные” для конкурирующего с ним “вашингтонского болота”. Такие как ситуация с “правами человека” в Гонконге, Тибете, Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Однако реалии обостряющейся предвыборной борьбы, видимо, начинают играть роль (знаменитых теперь) “обстоятельств непреодолимой силы”. Фактор ответственности за почти апокалиптическую картину с эпидемий коронавируса в США, которая уже накладывается на не менее удручающую картину в сфере экономики, может оказаться решающим для итогов предстоящих в ноябре (пере?)выборов.

Видимо, поэтому в последнее время, ссылаясь на “прецедент Германии”, Д. Трамп заговорил о возможности выставления Китаю в связи с последствиями эпидемии коронавируса финансовых претензий и в масштабах, “значительно превышающих” германские. Помимо ФРГ, у США просматриваются и некоторые другие потенциальные партнёры в намерениях выставить КНР подобного рода претензии.

Но автора интересует в первую очередь позиция в данном вопросе Индии, Японии и Австралии, которые вместе с США составляют основу (всё ещё виртуальной) антикитайской военно-политической концепции “Четвёрки” (Quad). Указанной концепции Вашингтон пытается придать практические очертания, начиная со второй половины “нулевого” десятилетия. Ничего толком до сих пор не получается, хотя более или менее регулярно проводятся встречи на министерском уровне.

О том, что Quad продолжает пребывать в полусонном состоянии свидетельствует, в частности, реакция (точнее её отсутствие) у первых двух из обозначенных выше стран на сигнал из Вашингтона о намерении выставить Китаю финансовые претензии в связи с пандемией SARS-COV-2.

Отметим, что характер отношений с Пекином как Дели, так и Токио подпадает под определение “сложные”, но вызывает крайнее сомнение возможность принятия сегодня Индией и Японией очевидно враждебного акта, каковым оказалось бы выставление Китаю нечто похожего на “германо-американские” претензии.

Что касается Австралии, то напомним о её специфическом позиционировании в регионе, которое не раз обсуждалось в НВО. Изначальная проблема указанного позиционирования сводится к поиску баланса между двумя базовыми, но взаимно конкурентными факторами. Которые обусловлены тем, что, условно говоря, “желудок” Австралии существенным образом располагается в Китае, а “душа” (естественно) в англосаксонском мире. Указанный баланс достаточно подвижен и его характер на некотором временном отрезке прямо связан с партийной принадлежностью правительства. В настоящее время второй срок подряд страну возглавляет правая коалиция во главе с Либеральной партией. В это время наблюдается некоторый сдвиг баланса в сторону “души”, который сопровождается (тоже некоторыми) “пакостями” в отношении КНР. Из них самой весомой стало лишение в 2018 г. китайских IT-гигантов (прежде всего Huawei) возможности участвовать в создании в Австралии коммуникационной сети 5G.

В общем, достаточно ожидаемым был, по выражению той же Global Times, “авантюризм Моррисона”, который заключался в телефонных переговорах нынешнего премьер-министра Австралии с Д. Трампом, А. Меркель и Э. Макроном на предмет “независимого расследования” вопросов зарождения и распространения эпидемии коронавируса. При этом, по мнению китайского издания, КНР подразумевалась лишь в “завуалированном виде”, “деньги”, видимо, вообще не фигурировали, но говорилось о неконтролируемых рынках диких животных.

В связи с последним нельзя не прокомментировать участившиеся антикитайские выпады (к сожалению, не только в США) “специалистов по всем вопросам”. В этом плане особенно неприглядно выглядят намёки на “неправильные” кулинарные традиции китайцев, послуживших якобы одной из причин возникновения пандемии SARS-COV-2.

Напомним, что кулинария является неотъемлемым элементом национальной культуры, которая формируется веками и тысячелетиями. Народ Китая, вклад которого в мировую культуру трудно переоценить, не нуждается в посторонних поучениях на данную и прочие темы. Да ещё с требованиями “материальной компенсации”.

Насколько можно понять, вопрос зарождения и распространения эпидемии коронавируса остаётся неясным даже (действительно) специалистам. И вообще он не носит пока первостепенного характера. Упомянутым вопросом можно будет заняться после победы над эпидемией, борьбу с которой Китай призывает вести совместными усилиями. При этом в Пекине продолжает рассматривать Вашингтон в числе основных партнёров, несмотря на обсуждаемые здесь “атаки”.

К моменту спада масштабов пандемии наверняка резко возрастёт объём располагаемой информации для более или менее обоснованных выводов.

Что же касается подоплеки нынешней актуализации вопроса из серии “кто виноват” в самой проблеме пандемии коронавируса, то, повторим, она обусловлена исключительно сиюминутными (то есть по большому счёту мелкими и корыстными) политическими мотивами.

Хотя безоглядное использование очередного “подходящего повода” во всё более очевидных попытках “обложить красными флажками” вторую глобальную державу могут иметь самые негативные последствия для ситуации в мире в целом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×