01.05.2020 Автор: Виктор Михин

Саудовская Аравия, как и весь мир, на пороге судьбоносных решений

COV32232

Трудно точно определить, что впервые напало на человеческое общество – победоносное шествие коронавируса или процесс стремительного падения цен на нефть. А затем, как пугают эксперты, на пороге уже маячит мировой экономический кризис, по сравнению с которым депрессия в США конца 20-х начала 30-х годов прошлого века — детские шалости. И если мир пока не может точно определиться с пандемией коронавируса, то точно известно, кто был возмутителем резкого падения цен на черное золото и когда это произошло.

Резкое ухудшение положения на нефтяном рынке произошло после срыва по вине Саудовской Аравии соглашения ОПЕК+, случившееся после того, как возомнивший себя «королем нефтяного рынка» наследный принц Мухаммед бен Салман Аль Сауд решил диктовать свою нефтяную волю России. Сразу после этого Эр-Рияд пустился в рискованную авантюру, начав резко снижать цену на сырье и заявив о готовности «залить мир своей нефтью». Это привело к тому, что стоимость барреля снизилась до рекордно низкого уровня и даже ушла в минус.

В настоящее время рынок буквально «залит» нефтью, а сокращение добычи на 9,7 млн баррелей в день, все же согласованное ОПЕК+ с Россией, начнет сказываться только в мае и июне. Тем временем нервозность на энергетических рынках привела к спекулятивной торговле, причем некоторые хедж-фонды извлекли выгоду из падения цен, а надежды на быстрый подъем мировой экономики после окончания пандемии коронавируса быстро уменьшаются.

Неразумная и плохо продуманная политика во всех областях, проводимая экспансивным наследным принцем, приносит только невзгоды, неурядицы, экономические и иные трудности королевству. Не следует забывать и об эпидемии коронавируса, из-за чего власти приняли решение о вводе комендантского часа, запрете коллективных молитв в мечетях и отмене малого паломничества и самого хаджа, приносящего до 20% ненефтяных доходов в казну страны. Все эти шаги, безусловно, оправданные в условиях эпидемии, вызвали недовольство среди консервативной части общества и ударили по имиджу Саудовской Аравии как «хранительницы исламских святынь».

Наконец, по имиджу и экономике королевства вновь ударила и война в Йемене, на которую саудовские власти тратят огромнейшие средства, но которую они никак не хотят заканчивать, хотя последние сводки с фронтов показывают полный провал этой бессмысленной авантюры. Впрочем, не такой уж и бессмысленной; как оказалось, одной из важнейших причин вмешательства КСА и ОАЭ в йеменский конфликт стало желание прибрать к рукам углеводородные ресурсы страны.

Саудовский наследный принц до сих пор не оставляет попыток активно вмешиваться в дела Сирии, народ которой не первый год страдает от гражданской войны. Даже арабские СМИ пишут, что именно Эр-Рияд и другие арабские страны Персидского залива щедро финансируют террористов, которые засели, прикрываясь местным населением, в сирийской провинции Идлиб. Саудовец также пытается навязать свою волю маленькому эмирату Катар, правители которого не менее саудовцев богаты и, учитывая, что они являются одними из основных мировых поставщиков сжиженного природного газа (СПГ), с оптимизмом смотрят в будущее.

Следует заметить, что Саудовская Аравия была вынуждена скорректировать свои бюджеты в худшую сторону с учетом низких цен на нефть, используя валютные резервы, накопленные в течение многих лет для финансирования крупных дефицитов. Но смешные низкие цены на нефть по-прежнему представляют собой серьезную проблему для саудовской экономики. Хотя спекулятивная торговля не может быть исключена, большинство производителей стран Персидского залива, в том числе Саудовская Аравия, имеют долгосрочные обязательства с азиатскими клиентами, и спотовые продажи не являются основной частью их торговли. Это могло бы смягчить некоторые негативные последствия нынешнего кризиса, но низкие цены на мировых рынках определенно нанесут колоссальный ущерб саудовским производителям и поставят на повестку дня будущее самого королевства.

Пример Китая, который постепенно возобновляет свою экономику, по мнению экспертов, не внушает оптимизма: по оценкам снятие ограничений на блокирование основных экономик в лучшем случае приведет к 50-процентной активности до блокировки в краткосрочной перспективе. Когда кризис закончится, мировому спросу на энергоносители потребуется много месяцев, чтобы восстановиться. Саудовская Аравия, в конце концов, вняла резонным доводам России и договорилась о крупных сокращениях добычи нефти с учетом перенасыщения рынка. Однако США, не желая терять долю рынка, не взяли на себя обязательств по сокращению, несмотря на то, что большая часть избыточного предложения на мировом нефтяном рынке происходит именно из-за увеличения американской добычи.

Американская сланцевая нефть еще более ухудшает положение на мировом рынке, поскольку она добавила на рынки от четырех до пяти миллионов баррелей в день. И здесь возникает вполне резонный вопрос: почему же Саудовская Аравия, главенствующая в ОПЕК, постоянно давит на Россию и в то же время не хочет остановить поток американской сланцевой нефти? Ведь рынки были нестабильны еще до кризиса COVID-19, и, вероятно, так будет продолжаться до тех пор, пока не появится четкое представление об экономических последствиях пандемии во всем мире. Аргументы о быстром восстановлении после снятия блокировок, так называемое V-образное восстановление или немного более длинная U-образная кривая, выглядят все более шаткими. Энергетический рынок является одним из основных секторов, на который влияют перспективы восстановления экономики, и цены на нефть, похоже, будут вялыми в течение некоторого времени.

Несмотря на историческое соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи, свободных хранилищ нефти во всем мире становится все меньше, поскольку мировой спрос на нефть падает на фоне блокировок, карантинов и ограничений на поездки во многих странах. Действительно ОПЕК и ее союзники во главе с Россией пообещали провести сокращения на рынке нефти на 9,7 миллиона баррелей в сутки, начиная с мая. Однако многие аналитики считают, что свободные емкости для хранения нефти могут быть заполнены уже в середине мая. При таком беспрецедентном переизбытке на рынке нефти некоторые секторы нефтяной промышленности и нефтедобывающие страны со своими национальными нефтяными компаниями, в том числе Саудовская Аравия, могут получить больше выгод, чем другие, отмечает эксперт нефтяной экономики и энергетической политики Майкл Линч. Вполне естественно, что, как и в любой экстремальной ситуации на рынке, будут те, кто победит, и те, кто проиграет. При этом нефтедобывающая промышленность старается сохранить нефть и продукты нефтепереработки, которые сейчас никому не нужны.

В нынешней рыночной ситуации больше всех выиграют владельцы хранилищ. В прошлом месяце хранилища были наиболее востребованным «товаром» на энергетическом рынке, поскольку спрос падал, а предложение росло. Все стремятся забронировать плавучие хранилища, а ставки для супертанкеров стремительно растут. Затраты на хранилища и фрахтование танкеров растут, так как трейдеры ожидают, что спрос восстановится после падения на фоне пандемии. Несмотря на действия ОПЕК+ и G20 по снижению перенасыщения на рынке нефти, мощности хранилищ нефтяной отрасли могут дойти до предела уже в ближайшие недели.

Целый ряд мировых лидеров настоятельно призывает к необходимости рассматривать всеобщий вызов, вызванный пандемией COVID-19, резким ухудшением экономического положения в результате беспрецедентного снижения нефтяных цен, как приглашение позволить здравому смыслу возобладать, чтобы положить конец бесполезным войнам в Ливии, Сирии, Йемене, Ираке, Афганистане и других зонах конфликтов на Ближнем Востоке. Если солидарность — это то, в чем обычные общества нуждаются сейчас больше, чем когда-либо, чтобы бороться со смертельным вирусом, а затем бороться за возобновление нормальной жизни, то раздираемые войной общества потребуют еще большей коллективной решимости и более решительных шагов для достижения мира, пока не стало поздно. И здесь Саудовская Аравия — лидер Арабского мира — могла бы сыграть решающую роль в установлении мира на измученных войной, конфликтами и распрями Ближнем и Среднем Востоке.

Лидерам Саудовской Аравии необходимо подняться над узкими спорами и конфликтами, что может оказаться труднодостижимой целью за короткое время, но ключевые игроки в конфликтах в этом регионе обладают властью усадить конфликтующие стороны за стол переговоров и побудить их обратиться друг к другу, чтобы работать вместе над тем, что было названо “реальной битвой” за человечество. Чем дольше международные державы продолжают игнорировать продолжающиеся конфликты на Ближнем Востоке на том основании, что они слишком заняты борьбой с COVID-19 и падением экономик у себя дома, тем больше риск того, что эта неудача обернется против них самих. Это относится, в частности, к Европе в случае масштабного кризиса здравоохранения на Ближнем Востоке, который может спровоцировать рост числа беженцев, спасающихся от когтей смерти из-за отсутствия эффективных медицинских барьеров против смертельного вируса в их уже охваченных кризисом обществах.

Сегодня у мира, и в первую очередь у Саудовской Аравии, есть наилучшая из имеющихся возможностей положить конец десятилетию кровопролития, которое опустошило Йемен, Ливию, Сирию, Ирак, Афганистан, даже если некоторые из них по-прежнему ослеплены стремлением к партийности и узким интересам, не позволяя им подняться на уровень реальной борьбы с безжалостным врагом, угрожающим всему человечеству.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×