27.04.2020 Автор: Владимир Терехов

Саранча – следующий “всадник Апокалипсиса”?

779-1

Похоже, у фактора под условным названием “пандемия SARS COV-2”, прочно было занявшего центральную позицию на современном этапе глобальных политических процессов, появляется “конкурент” в виде нового, который (тоже условно) можно обозначить словом “саранча”.

Согласно данным ООН, центром её “взрывного” размножения является Аравийский полуостров, где весной прошлого года прошли крайне здесь редкие проливные дожди. Отсюда, формируя гигантские стаи, саранча начала распространяться главным образом в юго-западном и восточном направлениях.

Саранча уже оккупировала северо-сточную часть африканского континента. В связи с этим в начале февраля режим чрезвычайного положения был введён в Сомали. Двигаясь на восток и преодолевая Оманский залив, саранча накрыла северные штаты Индии, а также прилегающие к ним провинции “Синд” и “Пенджаб” Пакистана. Отмечается её появление на юге Ирана.

Вряд ли можно спрогнозировать дальнейшее распространение саранчи, но различным международным организациям, видимо, пора обратить на это бедствие не меньшее внимание, чем на пандемию SARS COV-2.

Сегодня же особенно тревожная ситуация сложилась в Пакистане, численность населения которого превышает 200 миллионов человек. Из них две трети сосредоточены в упомянутых выше двух провинциях, которые играют ключевую роль в производстве хлопка и продуктов питания для всей страны.

В связи с угрозой тяжёлых последствий от нападения саранчи премьер-министр Пакистана И. Хан с 1 февраля ввёл в стране режим чрезвычайного положения. Однако, по достаточно единодушному мнению комментаторов, правительство, видимо, “слишком поздно” осознало масштабы беды и оказалось не готово к её более или менее эффективному парированию.

Последнее массовое нападение саранчи в тех же провинциях Пакистана наблюдалось в начале 90-х годов прошлого века. Однако на этот раз, по свидетельству властей обеих провинций, масштабы бедствия носят “беспрецедентный” характер. Уже к марту 2020 г., то есть за несколько месяцев до уборки урожая, саранча нанесла ему ущерб в среднем на 40%. В районе портового города Карачи, столицы провинции “Синд”, подверглась уничтожению половина хлопковых растений.

При этом в процессе борьбы с саранчой возникает та же проблема, что и в случае с “пандемией SARS COV-2”, которая формулируется в виде известного тезиса: “Лекарство не должно быть опаснее болезни”.

На сегодняшний день единственным более или менее надёжным средством в борьбе с саранчой остаётся разбрызгивание пестицидов. Чем и занялись в Пакистане. Но их запасов оказалось мало и не хватает разбрызгивателей. Поэтому центральное правительство обратилось к другим странам с просьбой оказания помощи.

На призыв Исламабада откликнулся главный союзник в лице Китая, сам периодически подвергающийся налётам саранчи, накопивший опыт борьбы с ней, а также обладающий необходимыми для этого ресурсами. В конце февраля Пекин направил в Карачи команду экспертов с целью оценки складывающейся ситуации и выработки необходимых мер борьбы с саранчой.

Среди них рассматривался такой экзотический способ, как транспортировка в Пакистан порядка 100 тысяч уток, которые должны были съесть всю саранчу. Однако в Исламабаде, поразмыслив на тему возможных издержек, связанных, в частности, с последствиями перемещения такого количества уток по хлопковым, пшеничным и рисовым полям, решили всё же отказаться от подобной экзотики и остановились на упомянутом выше проверенном способе использования пестицидов.

Китай поделился с Пакистаном запасами данного химического вещества, а также направил аппараты по его разбрызгиванию как на земле, так и с воздуха. Едва ли, однако, сегодня можно сравнительно оценить масштабы “побочных эффектов” от использования пестицидов и массового запуска на поля уток. Ибо, уничтожая саранчу, данный химический продукт делает малопригодным к использованию и “спасённый” урожай. Кроме того, окружающей среде наносится тяжёлый ущерб, последствия которого едва ли возможно достаточно полно оценить.

Комментаторы общей картины, складывающейся в Пакистане в результате нападения саранчи, используют эмоционально окрашенные выражения, в которых нередко присутствует слово “апокалипсис”.

Вряд ли здесь присутствует сильное преувеличение, принимая во внимание то обстоятельство, что (как и прочие страны) Пакистан находится под одновременным воздействием SARS COV-2. Как и в соседней Индии, картина с SARS COV-2 выглядит не столь устрашающе в Пакистане по сравнению с тем, что наблюдается в США и Европе. Впрочем, возможно, что Южная Азия находится лишь на начальной стадии того цикла развития пандемии, из которого, похоже, начинают выходить те же США и Европа.

Наконец, сегодня уже многим в нынешних “вдруг возникших” бедствиях видится совершенно определённое послание-предупреждение всему человечеству: “Остановитесь, пока не поздно”.

Ибо признаки коллективного помешательства на “пути прогресса” налицо. Речь идёт не только о возрастающих социально-экономических несправедливостях, но и попытках стирания граней между полами.

Несмотря на обозначившееся всеобщее бедствие, продолжаются бессмысленные геополитические игры, которые сопровождаются бряцанием катастрофической мощи оружием. Это при том что сами “орудия устрашения”, солдаты, офицеры, генералы-адмиралы начинают подвергаться воздействию той же пандемии SARS COV-2.

Нам её мало для вразумления? Ну что же, получаем ещё и саранчу.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×