30.03.2020 Автор: Константин Асмолов

Спор РК и США о военных расходах: мертвая точка?

USBK667

Прошло больше трех месяцев с того времени, когда автор в последний раз исследовал вопрос о структуре военных расходов на содержание американского военного контингента в РК, и с того времени ситуация скорее ухудшилась.

Южнокорейские СМИ и эксперты позиционируют ситуацию так: США продолжают настаивать на увеличении южнокорейской доли с нынешних 892 млн до 5 млрд долларов (почти в пять раз больше нынешней суммы), не идя на уступки и не учитывая, что пребывание американского контингента в РК очень важно для обеспечения безопасности США.

Далее, позиция Вашингтона выходит за рамки соответствующего двустороннего соглашения, согласно которому расходы южнокорейской стороны ограничиваются выплатой зарплат обслуживающему персоналу американских баз из числа местного населения, расходами на строительные нужды, логистическую поддержку и материально-техническое обеспечение. Но правительство Трампа требует прибавить покрытие оплаты довольствия американских военнослужащих, расходы на ротацию войск, а также на транспортировку военного оборудования и проведение учений вне данного региона.

Согласно статье министра обороны РК Чон Гён Ду в издании Defense News, Сеул выступает за более разумный и справедливый подход, учитывая немалый вклад страны в развитие двустороннего сотрудничества в сфере обороны и безопасности. Так, РК взяла на себя большую часть расходов на строительство американской военной базы в Пхёнтхэке, а также активно покупает американское вооружение, что ранее отмечалось и Трампом. Указывается, что объём расходов Сеула на содержание американского военного контингента составляет 2,5% от ВВП, что является самой высокой отметкой среди союзников США.

США же исходят из того, что современная РК — отнюдь не бедная страна, жизненно зависящая от американских войск, и вообще Америке стоит переложить большую часть расходов на «страны пребывания». 10 января 2020 г. в интервью FoxNews Дональд Трамп заявил: «Мы будем им помогать. Но эти богатые страны должны платить за это». Заметим, что США предъявляют подобные условия также в отношении НАТО, Японии и других союзников.

На вопрос оказала влияние и «независимая политика Мун Чжэ Ина», особенно вопрос GSOMIA. По мнению Эванса Ревере, бывшего и.о. помощника госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихого океана, угроза Сеула выйти из соглашения рассматривалась как отказ от возглавляемой США архитектуры безопасности в СВА. Хотя в итоге соглашение не расторгли, доверие Вашингтона к Сеулу пошатнулось.

Теперь к хронике: стороны планировали достичь договорённости к концу года и провели четыре раунда безуспешных переговоров. Пятый раунд начался 17 декабря 2019 г. в Сеуле, и стороны представляли все те же Чон Ын Бо и Джеймс Дехарт.

В преддверии переговоров Джеймс Дехарт заявил, что «5 млрд — не та цифра, на которую мы сейчас ориентируемся в переговорах», а закупки Южной Кореей оружия у Соединенных Штатов являются важным соображением в контексте распределения финансового бремени.

Что касается продолжительности нового контракта, Дехарт сказал, что его команда не заинтересована в том, чтобы соглашение заключалось на один год.

18 декабря 2019 г. пятый раунд завершился, — стороны не смогли сузить разногласия по поводу увеличения южнокорейской доли расходов и договорились вновь встретиться в январе 2020 г.  Джеймс Дехарт заявил, что РК должна также покрывать расходы на перемещение американских войск на Корейский полуостров. Чон Ын Бо тоже провёл брифинг, на котором подчеркнул невозможность принятия условий, выходящих за рамки соглашения. Если в Вашингтоне уверены в возможности изменения соглашения, то в Сеуле настаивают на недопустимости добавления новых пунктов. Сеул также требует признать вклад страны в укрепление двустороннего союза, выраженный в приобретении оружия, очистке загрязнённых территорий бывших американских баз и другое.

На этом фоне Госдепартамент США отклонил сообщения о том, что Вашингтон может потребовать от 10 до 20 процентов ежегодного увеличения финансового взноса Юга, а вокруг переговоров появились слухи о том, что якобы рассматривается вариант, при котором участие сил РК в американской коалиции в Ормузском проливе будет «зачтено».

14-15 января 2020 г. в Вашингтоне прошел шестой раунд переговоров, и ещё до их начала стороны не проявляли особого оптимизма относительно итогов. В результате в заявлении МИД РК отметили, что «между РК и США по-прежнему сохраняются разногласия», не уточнив, какие именно. Однако «Южнокорейская сторона сохраняет прежнюю позицию, которая заключается в том, что переговоры должны вестись в рамках действующего соглашения, и что договорённость должна быть разумной и справедливой».

Также утверждается, что во время шестого раунда Сеул предложил решить вопрос о заработной плате в рамках отдельных переговоров, используя бюджет, который Сеул уже выделил для своих финансовых взносов в 2020 году (то есть по старому соглашению), но Вашингтон был против: «предложение начать отдельные переговоры, основанные исключительно на разделении затрат на рабочую силу, значительно помешает быстрому заключению взаимоприемлемого и всеобъемлющего соглашения».

В свою очередь, в госдепартаменте США заявили, что расходы южнокорейской стороны на содержание американского контингента возвращаются в местную экономику (так как в значительной степени используются на оплату труда южнокорейских наёмных работников, на приобретение местных товаров и услуг); что во время переговоров «делегации лишь обозначили прежние позиции, подтвердив сохранение разногласий по ключевым моментам»; что США ожидают увеличения расходов своих союзников во всех регионах мира.

16 января 2020 г. госсекретарь Майк Помпео и министр обороны США Марк Эспер совместно опубликовали статью в Wall Street Journal под заголовком «Южная Корея — союзник, а не иждивенец», в которой говорилось, что РК является равноправным партнером для мира на Корейском полуострове и богатая Южная Корея должна вносить больший вклад в свою национальную оборону.

20 января 2020 г. Дональд Трамп заявил, что размещение американских войск в Южной Корее является формой иностранной помощи, отвергая давнюю точку зрения, что присутствие войск служит интересам обеих стран.

29 января 2020 г. Командование американскими войсками в Корее уведомило южнокорейских сотрудников военных баз о возможном уходе в неоплачиваемый отпуск с первого апреля в связи с истечением срока действия соглашения и отсутствием прогресса на переговорах по подготовке нового соглашения.

18 февраля 2020 г. командующий Вооруженными силами США в Корее генерал Роберт Абрамс во время встречи с главой профсоюза корейских сотрудников USFK предупредил о возможном увольнении своих южнокорейских сотрудников на фоне задержки с подписанием соглашения, так как средства, выделенные на их зарплату, закончатся к концу следующего месяца.

24 февраля 2020 г. на совместной пресс-конференции в Пентагоне с министром национальной обороны Республики Корея Чон Гён Ду Марк Эспер указал, что «бремя военного присутствия США [в Республике Корея] и обеспечение совместной обороны не должно быть диспропорциональным для американских налогоплательщиков. В связи с этим мы должны найти более надежные и приемлемые способы совместного покрытия расходов на нашу оборону с Республикой Корея. В качестве глобального экономического локомотива и равноправного партнера по сохранению мира на [Корейском] полуострове Южная Корея может и должна вносить больший вклад в свою защиту».

Эспер добавил, что нынешнее соглашение «учитывает лишь часть общих расходов» на военное присутствие США в республике и должно охватывать больше. При этом Эспер подчеркнул, что «США полностью привержены обеспечению обороны Республики Корея».

Чон Гён Ду на той же конференции отметил, что РК и США сохраняют некоторые разногласия по вопросу разделения совместных оборонных расходов, но южнокорейская сторона надеется на достижение договорённости на разумных и справедливых условиях. По его словам, стороны сошлись во мнении о необходимости скорейшего достижения консенсуса на взаимовыгодных условиях, договорившись тесно сотрудничать в этом направлении.

25 февраля два американских сенатора Кори Гарднер (председатель подкомитета Сената по международным отношениям в Восточной Азии, Тихоокеанском регионе и международной политике) и Эдвард Марки заявили, что «не время для чрезмерных требований, которые только усугубляют напряженность и неопределенность внутри альянса, что выгодно нашим противникам». По мнению этих консерваторов и противников Трампа, задержка в переговорах повышает дипломатические и военные риски на Корейском полуострове, посылая неверный сигнал Китаю и Северной Корее.

28 февраля Чон Ын Бо сообщил, что южнокорейская сторона предложила США подписать меморандум о решении вопроса с зарплатами. В документе, в частности, изложен вариант выделения средств на выплату зарплат рабочим согласно условиям соглашения прошлого года.

4 марта 2020 г. комитет по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США принял резолюцию, призывающую заключить «взаимоприемлемое, многолетнее» соглашение о распределении расходов на оборону с РК, поскольку переговоры между двумя странами остаются в тупике. Авторы резолюции – парламентарии от штата Нью-Йорк Томас Суоцци и Элиот Энгель. «Важно, чтобы соглашение отражало тесное партнёрство США с РК и способствовало достижению общей цели сохранения безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

11 марта члены Палаты представителей Ами Бера и Тед Йохо направили Майклу Помпео и Марку Эсперу письма, в которых поддержали позицию о необходимости увеличения доли РК в совместных военных расходах но подчеркнули, что отправка южнокорейских рабочих в неоплачиваемый отпуск может нанести значительный удар по боеготовности американского военного контингента в РК. Поэтому следует изыскать средства на выплату зарплат рабочим контингента в РК.

17 марта в Лос-Анджелесе представители РК и США начали седьмой раунд. Южнокорейская сторона повторила предложение отдельных переговоров по вопросу о заработной плате корейских работников USFK, но Госдепартамент США снова воспротивился, сочтя это попыткой отвлечь внимание от главной цели.

С другой стороны, стало известно, что США пересмотрели свое первоначальное требование о пятикратном увеличении финансового взноса Сеула. В настоящее время Вашингтон требует не 5+, а около 4 миллиардов долларов, а Сеул настаивает на увеличении примерно на 10 процентов.

Чон Ын Бо и Джеймс Дехарт договорились продолжить консультации, они отметили необходимость скорейшего заключения взаимоприемлемого соглашения, но дата следующего раунда переговоров не назначена. Тревожный знак.

В тот же день 19 марта командование американскими войсками в РК сообщило, что в неоплачиваемый отпуск не будут отправлены лишь те южнокорейские сотрудники баз, которые непосредственно отвечают за жизнь, здоровье и безопасность американских военнослужащих.

В ответ профсоюз корейских работников USFK планирует провести пресс-конференцию перед посольством США, потому что именно оно несет основную ответственность за нынешнюю ситуацию.

USFK также обеспокоена возможными последствиями потенциального отпуска, о чем свидетельствует ее командующий генерал Роберт Абрамс, заявивший, что потеря Корейского персонала повлияет на готовность, но у него нет другого выбора, кроме как следовать приказу правительства США.

Как ко всему этому относятся массы? Проведенный в декабре 2019 г. за счет гранта Корейского фонда опрос показал, что большинство южнокорейцев поддерживает союз страны с Соединенными Штатами, но отвергает требования США резко увеличить свой вклад в общие расходы на оборону.

В целом, хотя четверть года уже прошла, переговоры так и не сдвинулись с мертвой точки, поскольку в преддверии парламентских выборов 15 апреля 2020 г. принятие американских условий будет слишком болезненным ударом по рейтингу президента Муна. Но автор не исключает, что когда выборы пройдут, неуступчивость Сеула, как водится, исчезнет.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×