27.03.2020 Автор: Владимир Платов

Урегулирование в Сирии становится реальностью

7765

Уже прошло девять лет, как в Сирии заокеанскими инициаторами Большого Ближнего Востока и «арабской весны» была организована антиправительственная демонстрация, разогнанная полицией, что считается началом вооруженного конфликта в этой стране. Как пишет испанское издание Publico, вмешательство Запада имело решающее значение для того, чтобы первоначальный конфликт в городе Дераа вылился в открытую войну в САР. Соединенные Штаты и их союзники инвестировали оружие и деньги в крошечный сектор, который они назвали «умеренными повстанцами», и дали зеленый свет таким странам, как Саудовская Аравия, Катар или Объединенные Арабские Эмираты, сделать то же самое, — пишет издание.

За эти годы сирийский народ понес тяжелые потери среди мирного населения, оказался перед лицом разрушенной в стране инфраструктуры, экономики. Ситуацию усугубила и террористическая деятельность запрещенной в России группировки ДАИШ и аффилированных с ней боевиков, а также откровенно подрывная захватническая политика США, до сегодняшнего дня пытающихся использовать боевиков и различные экстремистские формирования для откровенного разворовывания национального достояния Сирии, ее энергоресурсов.

Отнюдь не стабилизации ситуации в Сирии послужила последовавшая затем одержимость Анкары в защите своих границ с САР и недопущении возможности для сирийских курдов создать свое государство на границах с Турцией. В свою очередь, США, Британия и Франция начали, по сути, трехстороннюю агрессию против Сирии под искусственно надуманным псевдопредлогом «защиты сирийского населения от химического оружия президента Башара Асада». К ним присоединилась Саудовская Аравия и некоторые арабские страны, вмешавшиеся в сирийский конфликт под предлогом защиты «суннитского» присутствия перед лицом «шиитской» экспансии со стороны Ирана и удаления иранского влияния на сирийских территориях.

Длительное время принимавшиеся международной общественностью совместно с сирийскими властями меры по стабилизации ситуации в стране и прекращению кровопролития не приносили существенных результатов. За исключением, пожалуй, решительной победы над террористами ДАИШ в Сирии и в целом в ближневосточном регионе, в которую весомый вклад внесли российские ВКС. На сегодняшний день в Сирии остались лишь небольшие районы сосредоточения остатков боевиков ДАИШ, в частности Идлиб и его ближайшие окрестности, вооруженную борьбу с которыми продолжают сирийские ВС совместно с российскими и турецкими военнослужащими.

Существенным вкладом в сирийское урегулирование последнего времени стало соглашение, заключенное 5 марта между президентами России — Владимиром Путиным и Турции – Реджепом Тайипом Эрдоганом, согласно которому в идлибской зоне деэскалации вступил в силу режим прекращения огня. Поводом для российско-турецкого вмешательства на высшем уровне в сирийское урегулирование стало резкое обострение ситуации в Идлибе, где в январе началось крупномасштабное наступление сирийской армии на позиции вооруженной оппозиции и террористов. Правительственным силам удалось отвоевать почти половину идлибской зоны деэскалации, оставить позади себя ряд турецких наблюдательных постов, после чего Анкара резко увеличила свой военный контингент в регионе, начала операцию «Весенний щит». За февраль Турция потеряла убитыми как минимум 62 военнослужащих, почти 100 солдат ранены, были уничтожены несколько десятков единиц турецкой бронетехники и сбиты более десяти беспилотников, в том числе ударных.

Встреча президентов Турции и России показала способность турецкого лидера к конструктивному взаимодействию, и что урегулирование в Сирии возможно только при взаимном учете интересов всех сторон, их нацеленности на скорейшее завершение конфликта. Людские потери никому не нужны. И, во избежание жертв со стороны турецких военных, Россия демонстрирует стремление действовать совместно с ними. Принципиальная позиция России по Идлибу не отменяет готовность Москвы учитывать интересы Анкары «на земле». При этом Москва честно дает понять международным игрокам, что только конструктивное взаимодействие с сирийским президентом Башаром Асадом в международном и двустороннем форматах является обязательным условием для разрешения сирийского конфликта.

Сейчас большая часть Сирии находится под контролем правительства этой страны. Террористы продолжают удерживать лишь небольшую часть провинции Идлиб на севере страны. На юге Сирии оккупированным США остается район Эт-Танф — здесь же расположен лагерь для беженцев Эр-Рукбан, условия проживания в которых весьма непросты. Осуществляется совместное военное российско-турецкое патрулирование одного из самых важных участков в Сирии — трассы М4, связывающей города Алеппо и Латакию. Благодаря договоренности Анкары и Москвы в этой зоне сейчас безопасно. До недавнего времени дорогу контролировали боевики.

Работа по невоенному разрешению конфликта и оказанию всесторонней помощи населению в восстановлении мирной жизни продолжается в Сирии. С начала процесса урегулирования российскими военными в Сирии проведено 2416 гуманитарных акций, в ходе которых сирийцам было роздано 4016,54 тонны гуманитарной помощи, российские военные медики оказали помощь 132598 сирийцам.

Инженерные подразделения ВС Сирии выполнили задачи по разминированию местности и объектов в населенных пунктах Дума (провинция Дамаск), Джасим и Эль-Харра (провинция Дераа).

В результате всех этих действий сирийские беженцы стали возвращаться в районы, которые еще недавно занимали боевики. Только за сутки 24 марта в Сирийскую Арабскую Республику с территорий соседних иностранных государств возвратился 61 беженец. После освобождения оживает и пригород Пальмиры, хотя до полного восстановления инфраструктуры там еще далеко. В Пальмиру начали возвращаться и беженцы из лагеря Эр-Рукбан, рассказывающие, что в контролируемом американскими военными и боевиками лагере на юге страны с них брали деньги за палатки, еду и лекарства и даже вербовали в ряды боевиков.

В рамках проводимого урегулирования ситуации в Сирии, президент САР Башар Асад подписал указ о всеобщей амнистии на территории страны, тем самым подтолкнув террористические группировки сложить оружие, что дает террористам шанс на самооправдание. Они могут сложить оружие и жить мирно, в противном случае их действия будут расцениваться как отказ от мирного урегулирования сирийского конфликта.

Достигнутые президентами России и Турции на личной встрече 5 марта договоренности и принимаемые на их основе меры позволяют надеяться на скорое окончательное урегулирование ситуации в Сирии. Это, безусловно, во многом будет зависеть не только от официальных властей САР, но и от готовности внешних акторов заняться созидательной гуманитарной поддержкой правительства Башара Асада на сегодняшнем трудном этапе жизни этой страны и восстановлением Сирии при участии всего мирового сообщества.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×