24.03.2020 Автор: Владимир Терехов

О некоторых мотивах беспорядков в Дели

DEH43242

Чем больше появляется информации о беспорядках в Дели конца февраля с. г., заявлений на эту тему ответственных государственных деятелей и видных политиков, а также комментариев экспертов, тем очевидней становится примечательная знаковость данного события.

При неизмеримо меньшей “кровавости” по сравнению с последствиями разрушения в конце 1992 г. “мечети Бабри” в Айодхье и “Гуджаратского погрома” 2002 г., а также внешнем сходстве в мотивации с теми событиями (которые весьма приблизительно можно обозначить как индуистско-мусульманский конфликт), некоторые эксперты начинают усматривать в делийских беспорядках появление крайне важной и потенциально опасной мотивационной новизны.

Ранее мы её уже кратко затрагивали. Но она заслуживает большего внимания с позиций оценки внутриполитической ситуации не только Индии, но и всех остальных стран.

Природа указанной “новизны” была обозначена ещё несколько лет назад российской индологией в связи с некоторыми последствиями прихода в 2014 г. к власти Бхаратия джаната парти. Процитируем работу на данную тему Е.С. Юрловой “Индия. Касты в политике”: “В индийской политической системе, основанной на парламентской демократии и всеобщем избирательном праве, роль каст не только не уменьшилась, но даже возросла”. В цитируемой работе приводится также высказывание нынешнего премьер-министра и лидера БДП Нарендры Моди о том, что в современной Индии нельзя добиться столь необходимой социальной справедливости “простым экономическим ростом”. Можно полагать, что в данным пассаже Н. Моди подразумевал присутствие в индийском обществе следов фундаментальных барьеров, сформировавшихся ещё в глубокой древности, когда зарождались культурно-религиозные представления предков нынешнего населения страны на себя самих и окружающий мир.

Указанные барьеры определяются словом “касты”. Впрочем, в публичных выступлениях индийский лидер стремится всячески избегать использования этого слова. Что не отменяет существенной обусловленности упомянутого выше эффекта (“возрастание роли каст”) появлением в конце 70-х годов прошлого века на политической арене Индии как раз БДП. С приходом партии к власти данный эффект проявил себя ещё более отчётливо и уже в масштабах всей страны.

Идеологической базой БДП является политическая концепция хиндутвы, возникшей во второй половине XIX в. Которая в разных толкованиях (и в той или иной мере) подразумевает, что Индия — это страна индуистов. Согласно самому крайнему толкованию, те, кто “отпал” в разное время и по разным причинам от индуизма (прежде всего мусульмане и христиане), подлежат “возвращению” в него после прохождения некоторой ритуальной процедуры. Не исключается выделение в этих целях денежного пособия (100 тыс. рупий на одного мусульманина и 300 тыс. рупий на христианина).

Но в контексте настоящей статьи самое главное заключается в том, что хиндутва является почти синонимом слова “кастовость”, независимо от толкования первого понятия. Ибо одной из главных компонент индуизма является разделение населения полуострова Индостан на жёстко иерархическую систему 4-х групп — “варн” (каждая из которых включает в себя десятки каст).

Само это разделение приписывается полумифическим пришельцам-ариям (якобы образовавшим верхнюю варну “брахманов”). При этом вне системы варн оказалась существенная часть населения (“неприкасаемые”), с которыми вообще запрещалось какое-либо общение.

В определённой мере здесь можно провести аналогию с европейской сословностью периода феодализма, но доведённой до уровня гротеска. Уже в середине XIX в. для части индийской элиты было ясно, что на пути выхода (будущей свободной) Индии на современный путь развития кастовость является непреодолимой преградой, которую необходимо ликвидировать. В этом плане появление (тогда же) хиндутвы являлось реакцией на подобные настроения.

Важно подчеркнуть, что Конституция 1950 г. государства “Республика Индия” не отменяет касты как таковые. И это правильно, ибо невозможно некоторой записью на (уважаемой) бумаге исключить последствия многовекового развития крайне специфической культуры, пусть и основанной на рукотворных мифах. Но Конституция уравняла в правах различные группы населения страны вне зависимости от кастовых, религиозных и расовых различий, а также ввела в уголовное поле любые попытки дискриминации “неприкасаемых” каст.

Роль исторической “мельницы”, которая ещё на заключительной стадии колониальной эпохи Индии начала “перемалывать” кастовость, сыграла капиталистическая система общественно-социальных отношений, проникшая в организм страны. Этот процесс резко ускорился с обретением независимости.

Отметим, однако, два обстоятельства. Во-первых, “перемалывалась” главным образом общественно-социальная компонента кастовости. В современной Индии совсем не редкость наличие успешных в материально-политическом плане далитов (“неприкасаемых”) и бедствующих борцов за равенство среди представителей “высших каст”, включая брахманов.

Что никак не отменяет самого факта сохранения кастовости в индийском обществе, поддерживаемой теперь не формально узаконенными нормами, а продолжающими действовать традициями общения, прежде всего “со своими”. В частности, браки заключаются почти исключительно среди представителей “своих” каст. И сколь бы ни был беден брахман, он продолжает относиться к богатому далиту, как к “неприкасаемому”.

Тысячелетние традиции живучи и на их преодоление требуется время, а также (самое главное) целенаправленный политический курс руководства страны. Но как раз последнее в лице БДП не просто, что называется, “ударило по тормозам”, а, как говорят специалисты, занялось “архаизацией” индийского общества, организуя его “движение вспять”.

В этих условиях негативная реакция сторонников полной ликвидации кастовых барьеров была только вопросом времени. Повторим, по мнению некоторых индийских экспертов, указанная реакция (наряду с базовым фактором индуистско-мусульманского противостояния) присутствовала в сумме причин и мотивов обсуждаемых беспорядков в Дели.

При этом отметим, что БДП в целом пользовалась до недавнего времени определённой поддержкой со стороны “низших каст” и даже “неприкасаемых”, что нашло отражение в полном успехе партии на всеобщих выборах весны 2019 г.

Однако далее последовал ряд событий, которые могли насторожить не только мусульман, но граждан из тех же “низших каст” и “неприкасаемых”, а также просто “светских” индийцев. Не исключено, что именно это предопределило сокрушительный провал БДП на выборах в Законодательное собрание Дели, состоявшихся 8 февраля, то есть всего лишь через 8 месяцев после упомянутого выше общенационального электорального триумфа и за две недели до беспорядков в столице страны.

В настоящее время продолжается следствие, объектами которого являются несколько тысяч задержанных подозреваемых. Пока нет окончательной официальной позиции по поводу мотивов, участников и виновников трагических последствий беспорядков в Дели.

Впрочем, министр внутренних дел Амит Шах уже заявил о признаках “заранее спланированного заговора”, и, скорее всего, у него для этого есть веские основания.

Однако вновь подчеркнём, что разнообразные “доброжелатели” (внутри и вне страны) нынешнего руководства Индии, которая превращается в одного из ведущих участников “Большой мировой игры”, могут рассчитывать на успех некоего “заговора” только в случае наличия подходящей почвы на территории самой Индии. И в создании такой “почвы” очевидным образом поучаствовала ныне правящая БДП.

Наконец, отметим, что упоминавшийся выше тренд на “архаизацию” и “движение вспять” характерен отнюдь не только современной Индии, но наблюдается почти повсеместно. Например, тот же тренд, принимая совсем уж фольклорно-карикатурный вид у “незалежного” соседа России, характерен для активных ревнителей “возвращения к истокам” в ней самой.

В определённой мере его можно рассматривать в качестве естественной реакции на тот уродливый антипод-симулякр действительно европейских ценностей, навязываемый сегодня “некими силами”. И тоже повсеместно, а не только в США и странах Европы. В этом плане США отметились недавно “делом Вайнштейна”.

Необходимо, однако, не упускать из виду главное: исторический процесс развивается не по порочному кругу, а по спирали. На пути “к истокам” очень важно не переусердствовать, с тем чтобы избежать привнесения прежних “пороков” в актуальную действительность.

О чём и предупреждают последние события в Дели.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «овое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×