16.03.2020 Автор: Владимир Терехов

Проблематика Huawei и “коронавируса” в глобальном треугольнике США-КНР-Европа

7889

Притормаживание процесса раскрутки спирали торговой войны между двумя ведущими мировыми державами, обусловленное подписанием 15 января с. г. двустороннего Соглашения, завершившего длившиеся 18 месяцев переговоры так называемой “1-й Фазы”, способствовало переводу в поле зрения аналитиков и СМИ других важных элементов современного этапа “Большой мировой игры” (БМИ).

Например, тех, которые связаны с присутствием за игровым столом такого значимого участника, как возглавляемый Германией Европейский союз, располагающий суммарным экономическим потенциалом, вполне сравнимым с потенциалами каждого из участников упомянутого Соглашения. При этом ЕС оказывается во всё более сложных отношениях как с КНР, так и США.

На мировой экономике, прежде всего Китая, самым негативным образом отразилась эпидемия коронавируса, обозначенного ВОЗ символом Covid-19. Всё более очевидным образом проявляется использование США этой беды в политико-пропагандистской войне против главного оппонента в БМИ.

Отмечается тенденция к дальнейшему усложнению складывающейся игровой картины, о чём свидетельствует, например, формально свершившийся выход из ЕС Великобритании, второго по экономической значимости (теперь уже бывшего) члена союза. Что отнюдь не означает одномоментного разрыва системы сложившихся отношений между Великобританией и другими участниками ЕС, но резко повышает в ней уровень неопределённости.

В важных политико-экономических вопросах Лондон уже начинает вести себя как игрок, не связанный никакими обязательствами. Не только с Брюсселем, но и Вашингтоном. Совсем необязательно окажутся правы те, кто говорит о “неизбежном теперь” движении Лондона в сторону Вашингтона.

Может быть, но при этом должен демонстрироваться учёт стратегических интересов партнёра, с которым собираются укреплять отношения. Чему прямо противоречит решение британского правительства от 27 января о разрешении китайскому гиганту в сфере IT-технологий Huawei (годовые оборот и чистая прибыль компании находятся на уровне, соответственно, порядка 120 и 10 млрд долл.) участвовать в создании национальной коммуникационной системы поколения 5G.

Отметим, что Huawei в течение уже нескольких лет является едва ли не главной целью атак Вашингтона против Пекина в торгово-экономической сфере. Ибо “цена вопроса” в ходе конкуренции Huawei с американскими компаниями аналогичного профиля может измеряться в сотнях миллиардов (если не триллионах) долларов.

В борьбе с конкурентом Вашингтон использует “запрещённые болевые приёмы” в виде обвинений Пекина в том, что Huawei находится в состоянии некоего сотрудничества с китайскими спецслужбами, а следовательно, её продукция, закупаемая американскими союзниками, может угрожать безопасности как им самим, так и США.

Отвечая на подобного рода аргументы, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон в комментариях к решению своего правительства заявил, что тем самым граждане и бизнес страны “получат доступ к новым технологиям без ущерба для системы “пять глаз”. Напомним, что речь идёт о системе взаимодействия разведывательных служб пяти англосаксонских стран.

Отметим также, что указанное решение отнюдь не является неожиданным. Нечто похожее рассматривалось ещё год назад предшественницей Б. Джонсона. Возможно, что в данном “пасе” Лондона в сторону Китая присутствуют некие мотивы, что называется, не лежащие на поверхности.

В связи с последним обратило на себя внимание ещё одно примечательное событие, каковым явились (приведенные агентством Синьхуа) слова “искреннего сочувствия китайскому народу и мольбы о скорейшем контроле и победе над вирусом”, выраженные королевой Елизаветой II. Указанные слова содержались в письме королевы, переданном китайскому послу принцем Эндрю, который с членами свой семьи присутствовал в посольстве КНР в Лондоне по случаю празднования Нового года по лунному календарю.

Приведенные формулировки, касающиеся трагедии, затронувшей Китай (но теперь не только), резко контрастируют с позорной антикитайской пропагандистской вакханалией, развязанной западными (прежде всего американскими) СМИ. Включая те, которые до недавнего времени относили к “респектабельным”.

New York Times недовольна тем, что в выступлении по случаю упомянутого праздника Председателя КНР Си Цзиньпина, выдержанного в оптимистичных тонах, отсутствует слово “коронавирус”, говорится о “прогрессе [Китая — авт.], который преодолеет любые штормы и бури”, а сам китайский лидер руководит борьбой с эпидемией из “хорошо защищенных” помещений.

Но в условиях тяжёлых испытаний лидер (достойный этого определения) и должен, пребывая в “хорошо защищенном” помещении, выступать перед страной с заявлениями в стиле “Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами”.

Китай сейчас оказался перед двумя тяжёлыми проблемами, которые относятся к сферам экономики и здоровья нации. Причём вторая всё более негативным образом отражается на первой. Естественно, что руководство страны приветствует как словесную поддержку из-за рубежа, так и успехи на международных площадках своих передовых компаний. С удовлетворением, например, было воспринято решение Лондона по компании Huawei.

Но в Вашингтоне то же решение получило ожидаемо негативную оценку, которую, в частности, выразил нынешний руководитель Экономического совета при президенте США Ларри Кадлоу.

Примечательно, что заявление на данную тему высокий американский чиновник сделал во время пребывания в Вашингтоне руководителя Комитета по внешней политике Бундестага Норберта Рёттгена. Который прибыл в США с проблемой формулирования оптимального отношения Германии (а следовательно, и ЕС) к активности на международной арене всё той же Huawei.

Отметим, что Н. Рёттген относится к правому крылу партии ХДС/ХСС, возглавляемой канцлером А. Меркель, и его мнение в данном вопросе можно было бы считать отражением взглядов лишь части как самой этой партии, так и германского политикума в целом. Но существенно большая осторожность Германии (чем Британии) в отношении Huawei обусловлена не личными политическими предпочтениями её эмиссара, посланного в США на обсуждение данного вопроса, а, по крайней мере, двумя вполне объективными факторами.

Из них первый обусловлен опасениями Германии потерять собственную высокотехнологичную индустрию в случае свободного доступа китайских компаний и капитала на европейские рынки. Именно Германия не раз была инициатором принятия ЕС заградительных мер на пути такого доступа.

Во-вторых, очередная (после поддержки “Северного потока-2”) демонстрация игнорирования интересов США может иметь для Берлина гораздо более серьёзные последствия, чем для Лондона. Последний не может похвастаться положительным балансом в торговле с США, ежегодно достигающим порядка 70 млрд долл. Существенная доля в них приходится на выручку от экспорта автомобилей, а в классе “премиум” компании BMW, Daimler, Volkswagen контролируют до 90% рынка Северной Америки.

Между тем, нынешний американский президент в борьбе с “несправедливостями” во внешней торговле (в том числе с союзниками) ещё в августе прошлого года грозил введением тарифов на импорт европейских (то есть в основном немецких) автомобилей. И сразу в размере 25%.

Насколько можно понять, в Вашингтоне посланник германского правительства пытался “упаковать” вопросы координации политики в отношении китайской компании Huawei с положительным для Германии решением вопроса о тарифах на продаваемые в США автомобили.

В заключение отметим, что жизнь основных участников “Большой мировой игры” становится всё более сложной и непредсказуемой. О чём, в частности, свидетельствует (вряд ли кем-либо ожидавшееся) решение о запрете европейцам (кроме британцев) на въезд в США.

Поэтому, наряду с выражением сочувствия главным игрокам, пожелаем, чтобы в азарте они не “доигрались” до какой-нибудь общей беды.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×