16.03.2020 Автор: Владимир Одинцов

Какое окно прорубают США для себя в Центральной Азии?

CNTR34232

Центральноазиатский регион для главных мировых игроков остается весьма важным как с точки зрения геополитики и геоэкономики, так и с точки зрения геостратегического расположения. Это — арена соперничества между мировыми и региональными державами.

Сегодня практически все крупные игроки под свои интересы создали долгосрочные стратегии в отношении Центральной Азии и активно обзаводятся соответствующими инструментами для решения в регионе собственных задач. У Китая – это «Один пояс – один путь», двусторонние контакты, что является достаточно успешным, с точки зрения КНР, продвижением своих финансовых услуг в качестве кредитора и позволяет играть важную роль в области геоэкономики региона.

У России – это Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Евразийский экономический союз, опять же, двусторонние контакты. Россия, конечно, до сих пор доминирует в регионе, имея стратегический союз с Казахстаном и другими странами Центральной Азии, располагая некоторыми военными базами, формально являющимися не российскими, а военными базами ОДКБ.

Даже ЕС пытается активизироваться в регионе, однако его действия больше сводятся к выполнению политического заказа Вашингтона по способствованию всеми возможными силами и инструментами отрыву этого региона от России и Китая.

Что же касается США, то Центральная Азия сейчас и в обозримой перспективе важна для них, прежде всего, не сама по себе, а лишь как средство воздействия на континентальные конкурирующие с ними центры силы, у которых с ней намного больше интересов и связей. И здесь, помимо «сдерживания» России, Китая и Ирана, в центре внимания Вашингтона будет оставаться Афганистан и стремление непременно закрепить американское влияние в этой стране, сохранить каналы для воздействия на внутреннюю ситуацию. Однако именно по этой причине перспективы американской политики в ЦА оказываются весьма уязвимыми из-за ее полной зависимости от будущего развития событий в Афганистане, изменения которого мы наблюдаем и на сегодняшний день.

Все это вместе приводит к тому, что в повестке Вашингтона соседям ЦА придается гораздо большее значение, чем ей самой. С учетом этих реалий США стремятся взять на вооружение один из вариантов стратегии «уравновешивания издалека» — использования своего инструментария в сфере политики, экономики, военных связей, а при необходимости и безопасности, чтобы выборочно выступать в качестве партнера ЦА и компенсировать геополитический вес РФ и КНР. Такая политика «уравновешивания издалека», по мнению некоторых американских аналитиков, является способом избавить США от бремени непосредственного обеспечения безопасности, делегировав задачу поддержания баланса сил в нестабильных регионах другим. Именно поэтому «обновленная стратегия» предполагает более изощренные методы, прежде всего, использование сложной ситуации в странах Центральной Азии для противодействия влиянию главных соперников Америки, то есть Китая и России.

Именно территориальная близость центральноазиатского региона к России и Китаю, имеющая первостепенное значение для Соединенных Штатов, тем не менее, является основной причиной его «неприступности» для Вашингтона, прежде всего, из-за чрезвычайно тесных культурных и исторических связей региона с Россией.

В прошлом США действовали в Центральной Азии в основном при помощи Турции. В связи с тем, что в последнее время отношения между Турцией и США осложнились, особенно после покупки систем С-400 и сближения Москвы и Анкары, Вашингтон предпочитает контактировать со странами Центральной Азии напрямую, ища другие варианты, выстраивая «обновленную иерархию сотрудничества». И здесь уже определено приоритетное развитие Вашингтоном связей с Казахстаном и Узбекистаном, вовлекая особенно Узбекистан в свою афганскую политику, а также изучая возможности и пути противодействия китайскому влиянию. Региональные планы Ташкента по улучшению отношений со своими соседями и усилия по содействию мирному процессу в Афганистане впечатляют США. Критически важным моментом для Вашингтона является то, что Узбекистан поддерживает запрещенное в РФ движение «Талибан» и выступает за прямые переговоры между США и военизированными формированиями. Поэтому Узбекистан в обновленной региональной стратегии США превращается в страну, от которой в значительно степени будет зависеть успех американских попыток положить конец войне в Афганистане. Более общей задачей для Вашингтона является тонкое использование афганского фактора, чтобы подтолкнуть Центральную Азию к благоприятному для США выбору в области внешней политики или использовать различные стимулы, чтобы ослабить зависимость стран региона от России и Китая. Именно в этих целях США уже предложили помощь в размере 100 миллионов долларов для увеличения объемов трансграничной торговли и укрепления связей между Узбекистаном и  Афганистаном.

Значительные резервы видятся Вашингтону и в укреплении своего влияния в регионе через увеличение своего дипломатического присутствия, продолжение сотрудничества со странами Центральной Азии в области противодействия терроризму и экстремизму, а это подразумевает под собой совместную работу служб безопасности и правоохранительных органов. Это направление работы Вашингтона четко прослеживается в последнем комплектовании новых послов США в Центральной Азии, где у всех из них предыдущая профессиональная специализация связана с Китаем и Азией в целом, а также совместной работой с военными структурами США. При этом примечательно, что еще несколько лет назад в этот регион Вашингтон направлял в основном не китаистов, а дипломатов-советологов или русистов.

Вынужденно признавая вклад и возможности других государств в регионе, в том числе России и Китая, Вашингтон признал наличие выгоды для себя в некотором использовании действий Москвы и Пекина для реализации своих интересов. Однако для России и Китая стратегия в центральноазиатском регионе — это вопрос непосредственного соседства, где есть четкое понимание, что вопросы безопасности и вопросы стабильности региона превыше всего. У США же такого понимания нет, потому что регион от них удален. Нет экономических интересов в регионе, поэтому приходится выстраивать какие-то конструкции, в результате чего наиболее успешным механизмом работы является неправительственный сектор: практически все НПО США присутствуют здесь и активно работают. Другим направлением деятельности США в регионе остается платформа C5+1, исключающая Россию и Китай: во многих аспектах это так называемое расширенное сотрудничество сводится к созданию препятствий и противоречий вокруг региональных интеграционных проектов, возглавляемых Россией и Китаем, то есть Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП).

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×