14.03.2020 Автор: Владимир Терехов

О беспорядках в Дели

RT3422

С 24 февраля с. г. в течение нескольких дней в северо-восточных районах столицы Индии Дели прошли беспорядки, масштабы и последствия которых (47 погибших, сотни раненых, полторы тысячи задержанных полицией, материальные потери) уже дают повод для сравнений с более ранними событиями, главными участниками которых также были индусы и мусульмане.

В частности вспоминаются последствия разрушения в конце 1992 г. “мечети Бабри” в Айодхье (штат Уттар-Прадеш) и так называемый “Гуджаратский погром” 2002 г. Количество жертв в каждом из этих событий оценивается в 2000 человек.

В настоящее время по беспорядкам в Дели ведётся следствие, официальное объявление итогов которого едва ли стоит ожидать в ближайшее время. Однако кое о чём с разной степенью определённости можно поговорить уже сегодня.

Во-первых, совершенно очевиден повод для указанных беспорядков, обусловленный фактом принятия 10 декабря прошлого года поправок к закону о гражданстве 1955 г. (Citizenship (Amendment) Act), CAA), не раз обсуждавшегося в НВО.

Само по себе принятие данного закона, призванного навести порядок в процедуре предоставления статуса индийского гражданства нескольким миллионам беженцев из соседних стран (прежде всего, из Бангладеш и Пакистана), давно назрело. Ибо многие из беженцев десятилетиями находились на территории Индии вне правового поля, становясь объектом преследований не только на бытовом уровне, но и со стороны властей отдельных штатов.

Но в перечне лиц различных вероисповеданий, которые подпадали под действие CAA, отсутствовали мусульмане, что и спровоцировало уличные акции протеста, к которым подключилась (и это важно подчеркнуть) немалая часть индусов. Последние усмотрели в данном законе угрозу разделения граждан по религиозному признаку и в целом отход от светского устройства страны, заложенного в момент основания нынешней Индии.

Автор не разделяет категорических оценок тех индийских экспертов и политических оппонентов правящей Бхаратия джаната партии и её лидера премьер-министра Н. Моди, которые обвиняются чуть ли не в целенаправленном провоцировании межрелигиозной вражды по причине падения популярности. Со стороны оппозиции в парламенте уже прозвучали требования об отставке премьер-министра и министра внутренних дел.

Да, БДП замешана в событиях 1992 г., а “Гуджаратский погром” случился во время руководства Н. Моди данным штатом. Но с 2014 г. БДП руководит страной в целом и уже второй электоральный срок подряд. Как никакая другая политическая сила, БДП должна быть заинтересована в поддержании внутренней стабильности на всей территории страны. Уже в ходе начавшихся протестов Н. Моди сделал крайне важное заявление об “органичной встроенности” мусульман в историю и культуру Индии.

Что касается падения популярности, то оно проявилось в ходе выборов 8 февраля с. г. в Законодательное собрание столичного округа. Напомним, что на всеобщих парламентских выборах, состоявшихся 8-ю месяцами ранее, то есть до принятия CAA, БДП забрала все 7 депутатских мест от того же Дели.

Едва ли в руководстве БДП и правительстве Индии не прогнозировали издержек от серии законодательных актов прошлого года. Хотя почти наверняка их масштабы были недооценены. Кроме того, Центральное правительство оказалось в условиях давления со стороны ряда штатов (которое от штата Ассам вообще носило ультимативный характер) на предмет исключения мусульман из списка беженцев, претендующих на гражданство.

Сошлёмся и на общеисторический фон отношений между индусами и мусульманами. Впрочем, в его формировании, как выше отмечалось, ранее поучаствовала сама БДП. Правда, находясь тогда в статусе ни за что не отвечающей оппозиции.

То есть нынешнее Центральное правительство в определённой мере можно рассматривать в качестве заложника, жертвы и одновременно виновника создания обстоятельств “трудно преодолимой силы”, проявивших себя на этот раз в Дели.

Во-вторых, представляется вряд ли случайным совпадение очередной вспышки беспорядков (да ещё в столице страны) с крайне важным для премьер-министра и возглавляемой им БДП официальным визитом в Индию лидера ведущей мировой державы Д. Трампа. Возможно, у “компетентных” служб имеются некие сведения на данную тему, но они, естественно, не находятся в свободном доступе.

Хотя не может не обратить на себя внимание публично озвученное после беспорядков намерение выслать из страны 5 неких “иностранцев”, участвовавших в демонстрациях против CAA.

Кстати, отметим, что недоброжелатели есть не только у Н. Моди в Индии, но и у Д. Трампа в США. Причём никак не в меньшем количестве.

Заметим, однако, что если в конце концов выяснится (но необязательно публично озвучится), что “за кулисами” последних событий в Дели действительно присутствовала некая “третья сила”, то всё равно это нельзя будет считать базовой причиной случившихся кровавых беспорядков.

Успех в реализации проектов, разрабатываемых (наёмными) политтехнологическими ловчилами, просматривается только в одном случае: если внутри самого объекта планируемой атаки сформировались некоторые “подходящие” условия. Как выше отмечалось, такие условия, увы, присутствуют в современной Индии.

Мы уже не раз отмечали, что в этой, крайне сложно устроенной, гигантской стране имеются самые разнообразные источники и причины для формирования линий разлома. Из них потенциально едва ли не самой опасной становится та, которая базируется на принципиальной несовместимости вероучений ислама и индуизма.

Впрочем, проблема организации внутригосударственного общежития, в котором присутствуют крупные группы носителей различных религий, носит всемирный характер и нигде она не решена до конца. Де-юре в большинстве стран вопросы функционирования религиозных организаций и вообще вероисповедания выведены за рамки государственного управления.

Но де-факто картина выглядит по-разному. В той же Индии с приходом в 2014 г. к власти БДП не было внесено никаких формальных изменений в изначально светское устройство государства. Но крен в сторону повышения роли индуизма в жизни общества стал очевидным.

Серьёзные последствия данного тренда, видимо, начинает осознавать и руководство страны, о чём, в частности, свидетельствуют приведенные выше комплиментарные слова Н. Моди в адрес мусульман.

Дело не ограничивается словами, и в начале марта Главный министр штата Западная Бенгалия Мамата Банерджи заявила, что все бангладешцы, покинувшие в разное время и по различным причинам родину, получат статус граждан Индии.

Это хороший сигнал о начале движения в правильном направлении. Можно только пожелать в нём успеха дружественной России Индии.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×