13.03.2020 Автор: Константин Асмолов

Как вооружается Южная Корея на фоне мирной риторики Мун Чжэ Ина

Не зря говорят: о позиции политиков судят не столько по словам, сколько по делам. Касается это и президента Республики Корея, который в массовом сознании воспринимается сторонником диалога с Севером и чуть ли крипто-коммунистом, который должен развалить страну и сдать ее Северу. Теоретически в этом контексте Мун должен бы устроить развал армии, но, судя по военным расходам вообще и закупкам вооружений, все происходит наоборот.

Военные расходы в целом

Еще 3 июля 2019 г. министерство обороны РК предложило увеличить военный бюджет на 8%, чтобы укрепить обороноспособность страны и улучшить управление войсками. В соответствии с докладом, направленным в Комитет по обороне Национального собрания, для создания новых возможностей противодействия угрозам и развития оборонной промышленности министерство попросило выделить 50,43 трлн вон, или 43 млрд 230 млн долларов.

Позднее предполагаемая сумма снизилась до 50,15 трлн вон, то есть около 41 млрд долларов США, и это все равно беспрецедентный рост на 7,4%. МО РК хочет потратить 16,69 трлн вон из упомянутой суммы на закупку вооружений и прочие проекты по повышению боеспособности вооруженных сил (на 8,6 % больше, чем ранее). Собственно, новых вооружений будет закуплено на 14,7 трлн вон, в том числе:

  • 1,8 трлн вон потратят на приобретение дополнительных истребителей-невидимок F-35A;
  • 659,6 млрд вон будет стоить строительство новой 3000-тонной подводной лодки проекта Чан Бого-III;
  • 234,5 млрд вон пойдет на вывод на орбиту разведывательных космических спутников;
  • 63 млрд вон вместо 600 млн вон в прошлом году будет потрачено на наземные управляемые тактические ракеты;
  • 155,6 млрд вон (втрое больше, чем в предыдущем году) выделяется на отечественную противоракетную систему L-SAM, чьё назначение — сбивать северокорейские баллистические ракеты на конечном участке траектории их полёта на высотах 40–60 км;
  • 27,1 млрд вон запланировано потратить на разработку технологий для строительства лёгкого авианосца, на котором приземляются истребители-невидимки F-35B;
  • расходы на разработку новейших технологий, в том числе военных роботов и дронов, увеличатся на 20,7 % до 3,89 трлн вон.

Оставшиеся 33,46 трлн вон пойдут на содержание южнокорейской армии. К 2022 году правительство планирует сократить ее с 610 тыс. до 500 тыс. человек. Поэтому в 2020 году будет потрачено 6,32 трлн вон на то, чтобы путём использования передовых оборонных технологий и перестройки организационной структуры сделать армию компактнее, но сильнее.

Для сравнения: в 2005 году расходы на оборону составляли 20,8 трлн вон, в 2011 г. 31,4 трлн вон, а в 2017 году — 40,3 трлн вон.

6 октября 2019 г. появились данные о том, что за последние 13 лет (2006-2018 гг.) на покупку оружия из-за рубежа Южная Корея потратила 45,8 трлн вон (38,3 млрд долл), причем примерно 80% оружия на общую сумму 35,8 трлн вон было закуплено в США. На втором месте Германия с 4,1 трлн вон, за ней следуют Великобритания с 1,38 трлн вон и Израиль с 1,27 трлн вон. Больше оружия у Америки купили только Саудовская Аравия и Австралия, и даже Япония приобрела американского оружия лишь на 3,7 млрд долларов.

Самым крупным контрактом, подписанным в этот период, стала сделка на сумму более 7 трлн вон по покупке 40 истребителей F-35A stealth. На данный момент в страну привезено 8 истребителей, все 40 прибудут к 2021 году.

Не исключено, что эти цифры возрастут, так как 12 декабря 2019 г. в рамках споров о сумме затрат на содержание ВС США в РК американская сторона будто бы предложила закупить американское оружие на сумму до 1 миллиарда долларов.

Еще одна интересная цифра. За последние четыре года южнокорейские военные потратили на проведение совместных южнокорейско-американских учений 10 млрд 200 млн вон или 8,5 млн долларов. Об этом говорится в докладе министерства обороны, представленном 9 октября 2019 г. в парламентский комитет по вопросам обороны. Ранее, в период с 1997 по 2001 год, на проведение совместных учений, в том числе Ulchi Freedom Guardian, было потрачено 11 млрд вон.

Неудивительно, что в 2020 г. РК заняла пятое место в глобальном рейтинге милитаризации от Боннского международного центра конверсии. 31 января 2020 международная исследовательская компания Global Fire Power (GFP) представила данные об оборонных расходах разных стран мира. РК заняла девятое место среди 138 стран с показателем 44 млрд долларов. КНДР на 74–м месте – 1 млрд 600 млн долларов.

ВВС

Наибольшее внимание среди закупленного оружия привлекают новейшие истребители-«невидимки» пятого поколения F-35 A. Во-первых, потому что это сугубо наступательное оружие первого удара, что постоянно подчеркивает КНДР. F-35 А указывают на сохранение у Юга намерения нанести превентивный удар по Северу. СМИ РК также пишут, что истребители пятого поколения представляют собой ключевой стратегический актив страны, и их развертывание позволит повысить оперативные возможности ВВС и готовность к отражению внешней угрозы.

Во-вторых, потому что они прибывают в РК порциями, и каждая партия создает инфоповод. Два истребителя прибывали в марте и июле 2019 г., еще четыре — в августе, а к 17 декабря, когда ВВС объявили об их оперативном развёртывании, их было получено 13.

Все машины будут получены к 2021 году, но стоит отметить, что контракт с США на поставку 40 истребителей общей стоимостью 6 млрд 800 млн долларов правительство РК заключило в 2014 году.

Кроме того, 23 декабря 2019 г. Южная Корея ввела в строй свой первый продвинутый высотный беспилотный самолет RQ-4 Block 30 Global Hawk. Это первый из четырех, которые Южная Корея покупает у Соединенных Штатов в рамках сделки 2011 года. Три других прибудут примерно в первой половине 2020 года, хотя сроки официального развертывания не будут раскрыты общественности. Считается, что беспилотник, изготовленный компанией Northrop Grumman, способен выполнять разведывательные миссии в течение примерно 40 часов одновременно на высоте примерно 20 километров; летать на дальность до 3000 км и различать объекты на земле размером до 30 сантиметров в поперечнике, что, как ожидается, «повысит разведывательные возможности Сеула перед лицом постоянных угроз со стороны Северной Кореи, а также растущих вызовов безопасности из соседних стран».

Система ПРО

12 августа 2019 г. представитель администрации президента заявил, что в вопросе военного потенциала РК на несколько уровней выше Севера. Юг обладает всеми видами вооружений, которые сегодня испытываются в КНДР, и может противостоять угрозе северокорейских баллистических ракет благодаря системам ПРО Patriot.

Однако иные военные эксперты полагают, что ПРО РК неспособно перехватывать северокорейские РМД и нуждается в улучшении: система упреждающего удара Kill Chain против них не работает, а противоракетная оборона (KAMD) фокусируется на перехвате ракет на более низких высотах.

Некоторые утверждают, что Юг должен продвигать развертывание оружия, аналогичного израильскому «железному куполу», которое может перехватывать ракеты и артиллерийские снаряды в диапазоне от 4 километров до 70 километров. Но пока Сеул планирует развернуть модернизированную версию нынешней системы Patriot PAC-3 под названием PAC-3 MSE, подняв высоту перехвата с 15 до 40 километров. Также будут развернуты ракеты средней дальности земля-воздух М-SAM Блок II и дальнобойные зенитные ракеты L-SAM. Высота перехвата М-SAM составляет около 30 километров, а L-SAM — от 50 до 60 километров.

Также планируется увеличить вдвое число модернизированных радаров раннего предупреждения. В настоящее время ВВС эксплуатируют два таких радара, но в 2020 году планируется ввести в строй еще два.

ВМФ

И здесь основное направление развития – такое «оборонительное оружие», как подводные лодки. Ударная подводная лодка типа 209 теперь оснащена современной системой боевого управления и буксируемым гидролокатором.

В середине июля 2019 г. в регулярных совместных учениях ВМС РК и США с применением подводных лодок, приводящихся каждые два года, впервые была задействована южнокорейская подлодка KSS-Ⅱ класса 214 водоизмещением 1800 тонн. В настоящий момент на вооружении подводного флота РК 9 субмарин KSS-I класса 209, 18 подлодок KSS-II класса 214. Идёт строительство подлодки «Анчханхо» KSS- III, спроектированной в РК.

Отметим и продолжение попыток уговорить США на строительство атомной ударной подводной лодки. Сообщения о таких планах Сеула приобрести атомную подводную лодку появились еще во время правления Ро Му Хена и входили в пакет предвыборных обещаний Мун Чжэ Ина. Дескать, «Южная Корея сталкивается с эпохой, когда ей нужна атомная подводная лодка», и он хотел бы пересмотреть Соглашение о сотрудничестве между правительствами РК и США в отношении гражданского использования атомной энергии.

11 ноября 2019 г. на судоверфи Hyundai Heavy Industries состоялась церемония спуска на воду нового фрегата FFG-Ⅱ водоизмещением 2800 тонн. Это третий корабль проекта Ульсан Batch-Ⅱ, призванного заменить устаревшие фрегаты и патрульные корабли. Фрегат »Сеул» поступит на вооружение ВМС страны в 2021 году после окончания испытаний.

Сухопутные войска

Здесь самое интересное — внедрение системы экипировки » Warrior Platform», которую носят отдельные солдаты. Пока она тестируется на бойцах армейского подразделения Hanbit, действующего в миротворческих миссиях Организации Объединенных Наций в Южном Судане. Комплект «из 33 самых современных предметов, включая 10 видов боевой формы и 13 видов боевой экипировки» включает эргономичный пуленепробиваемый шлем, бронежилет, пару боевых перчаток и боевых очков с системой идентификации свой-чужой (IR), протекторы, трехлитровый camelback, аптечку первой помощи, прицел с целеуказателем (TDS), бинокль и т. д. Окончательное оснащение таковым всех пехотинцев планируется в 2023-26 гг.

30 декабря 2019 г. компания Hanwha Defense, ведущий производитель наземных систем в Южной Корее, подписала контракт стоимостью 137,4 млрд вон ($118 млн) на поставку армии пятой партии самоходных гаубиц K55 A1. Это современная версия самоходной гаубицы K55, южнокорейского варианта американского M109 Paladin. Машина перевозит шесть человек личного состава, а основным вооружением является 155-мм главная пушка. Скорее всего, она будет использована для контрбатарейной борьбы вблизи границы, где и без того размещены более 1000 артиллерийских систем разных типов.

В перспективе

Теперь о том, что планируется не в самое ближайшее время, включая как новые оборонные контракты, так и планы по развитию ВС РК. 7 августа 2019 г. в управлении военного сотрудничества (DSCA) министерства обороны США сообщили, что со стороны РК поступил запрос на приобретение 12 военно-морских многоцелевых вертолётов MH-60R стоимостью 800 млн долларов – с радарами, навигационной системой и средствами связи. Указывается, что это позволит повысить возможности южнокорейских ВМС по противолодочной борьбе, а также выполнению таких задач как проведение поисково-спасательных работ.

27 августа 2019 DSCA одобрило продажу РК торпед MK-54 AUR на сумму 72 млн долларов. Торпеды планируется установить на патрульных противолодочных самолётах Р8 Poseidon.

24-26 сентября прошёл детальную проверку проект южнокорейского перспективного истребителя KF-X. Первый прототип должен быть изготовлен в первой половине 2021 года, в 2022 году начнутся тестовые полёты, а полное завершение проекта планируется к 2026 году. Его общая стоимость составляет 8 трлн 800 млрд вон, или 7 млрд 300 млн долларов.

22 января 2020 г. под председательством министра обороны Чон Гён Ду состоялось заседание комитета по оборонному развитию. Его участники утвердили план массового производства новых тяжёлых торпед «Чунорэ-Ⅱ», которые будут устанавливаться на подлодки «Чанбого-2» или KSS-II и новейшие «Чанбого-3» или KSS-III. Проект рассчитан до 2031 года. На его реализацию выделено 565 млн долларов. В марте планируется подписать контракт на начало производства.

До конца 2020 года в сухопутных войсках РК будет создано 18 центров подготовки операторов боевых дронов. Ежегодно они будут готовить около тысячи специалистов. Проект создания данных центров был запущен в 2017 год, а первый открылся в 2018 г. Командование сухопутных войск считает, что в войнах будущего дроны заменят тысячи солдат на поле боя.

Также известно о планах в ближайшие пять лет начать строительство трех эсминцев, оснащенных системой Aegis, которые будут иметь вертикальные пусковые установки, способные стрелять стандартными ракетами-перехватчиками корабельного базирования (SM-3) или аналогичными им.

Обещаются более точные управляемые ракеты для стратегических ударов по против ядерных и ракетных объектов, которые будут запускаться с земли, моря, подводных лодок и истребителей, новые беспилотники, новые военные спутники, а также электромагнитные импульсные бомбы для нейтрализации электроэнергетической системы Северной Кореи.

К 2023 г. должна быть доведена до ума разработка лазерного оружия класса «земля-воздух», которое способно полностью обезвредить малогабаритные боевые дроны, а на относительно небольшом расстоянии возможно поражение беспилотных летающих средств или вертолётов. Для работы комплекса требуется только электроэнергия и стоимость одного выстрела оценивается всего в 2 тыс. вон, или 1,5 доллара.

Чем можно объяснить такую политику? Во-первых, несмотря на патетические заявления, Сеул остается союзником США. Во-вторых, опасаясь за свое место в условиях непростой экономической и внутриполитической ситуации, Мун старается задабривать армию и ВПК страны, заливая их деньгами.

При этом президент работает не только с генералами, но и с солдатами, довольно много сделав для улучшения их быта. Но об этом, как и тонкостях военного сотрудничества РК и США, — в следующих материалах.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×