05.03.2020 Автор: Константин Асмолов

Первый северокорейский ракетный пуск 2020 года

8899

2 марта 2020 года. КНДР открыла счет запускам ракет малой дальности, совершив из района города Вонсана провинции Канвондо пуск двух «неопознанных снарядов» в направлении Восточного моря с интервалом между залпами в 20 секунд. Снаряды пролетели около 240 км, достигнув высоты порядка 35 км. Объединенный комитет начальников штабов РК подтвердил запуски, но так и не смог подтвердить, было ли оружие ракетой малой дальности или реактивной артиллерией большого калибра.

По опубликованным в северокорейских СМИ снимкам можно предположить, что выпущенные снаряды схожи с теми, которые были выпущены 31 октября и 28 ноября прошлого года. И если это испытание реактивной системы залпового огня сверхбольшого калибра, то интервал между залпами составляет 20 секунд, что на 10 секунд меньше, чем при прошлых пусках.

В последний раз Север проводил подобные испытания 28 ноября прошлого года. В прошлом году, в КНДР было проведено 13 ракетных испытаний, в ходе которых запущены 24 баллистические ракеты малой дальности.

Реакция на пуск была ожидаемой. Президент США Дональд Трамп заявил журналистам, что на последние ракетные пуски Северной Кореи у него «нет никакой реакции». Вместо этого Трамп взял на себя ответственность за приостановку Пхеньяном ядерных и ракетных испытаний большой дальности, что, по его словам, является результатом его дипломатического взаимодействия с режимом.

Москва и Пекин на данный момент промолчали. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выразил беспокойство по поводу ситуации и призвал Пхеньян к соблюдению резолюций Совета Безопасности ООН. В ЕС также призвали Пхеньян воздержаться от любых действий, которые могут вызвать напряжённость и подорвать все усилия дипломатического характера. В Совбезе ООН дали соответствующую оценку действиям Севера, назвав их безответственными и угрожающими международной безопасности, а также призвали Пхеньян к принятию конкретных шагов для достижения денуклеаризации и возобновлению переговоров с США.

Южнокорейские силовые министры также выразили «серьёзную озабоченность» военной активностью Пхеньяна и призвали Пхеньян прекратить действия, которые «не помогают усилиям по ослаблению военной напряжённости на Корейском полуострове».

Интересно, что в отличие от прошлых пусков, пока работало соглашение об обмене военной информацией между РК и Японией, южнокорейские военные не смогли оперативно определить ни тип запущенного оружия, ни дальность и высоту полёта.

На взгляд обывателя, ракетные запуски «показывают провокационную сущность» северокорейского режима, в то время как Южная Корея отменила учения, и северяне запускают ракеты. Однако это не совсем так. Как уже отмечал автор, учения были перенесены не вследствие доброй воли Вашингтона и, тем более, Сеула, а по форс-мажорным обстоятельствам в лице эпидемии коронавируса. При этом с американской стороны не наблюдалось никаких попыток «сменить подход» и продемонстрировать готовность к диалогу, а президент РК разливался очередным пустословием.

Посмотрим на хронику недавних событий. 21 февраля консервативная газета РК «Чосон Ильбо» сообщила, что Северная Корея реконструирует ракетный полигон в Тончханни, который она закрыла в 2018 году. Будто бы спутниковые снимки Google Earth показали какие-то изменения. Но как выяснилось, речь шла о том, что на одном из зданий был установлен огромный пропагандистский щит, так что речь идет про «утку», характерную для данного издания.

26 февраля министр обороны США Марк Эспер заявил, что Северная Корея стремится достичь легитимности, развивая свой ядерный и баллистический ракетный потенциал. В письменном заявлении Комитету по вооруженным силам Палаты представителей в преддверии слушаний по бюджетному запросу Пентагона на 2021 год он отметил, что «Северная Корея стремится создать легитимность путем разработки различных видов ядерного, обычного и нетрадиционного оружия, а также путем наращивания своего потенциала баллистических ракет». И «хотя мы поддерживаем продолжающиеся дипломатические усилия по установлению прочного мира в Корее, мы по-прежнему готовы сражаться и победить сегодня вечером, если потребуется».

Председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Марк Милли также упомянул о том, что «несмотря на дипломатическую оттепель между Соединенными Штатами и Корейской Народно-Демократической Республикой, Северная Корея угрожает нашим региональным союзникам и нашей Родине ядерным и баллистическим ракетным потенциалом».

В тот же день 26 февраля заместитель специального представителя США по Северной Корее Алекс Вонг отметил, что, «когда КНДР будет готова приступить к необходимому диалогу и воспользоваться имеющимся шансом, наша команда будет готова». Таким образом, Алекс Вонг повторил прежнюю позицию Вашингтона по этому вопросу, что не свидетельствует о наличии у Вашингтона готовности сменить стратегию и выдвинуть какие-то новые предложения.

Правда, в том же выступлении Вонг указал, что «наши переговорщики тоже должны встретиться. Мы должны проделать тяжелую и детальную работу по разработке сбалансированной дорожной карты, отвечающей интересам как Соединенных Штатов, так и КНДР». «Мы должны интенсивно взаимодействовать, закрыть пространство для недопонимания и подозрений, выработать ритм переговоров, который придаст импульс дипломатии», однако «мы очень трезво оцениваем продолжающуюся разработку Северной Кореей оружия массового уничтожения и продолжающееся развитие средств для доставки этого разрушения по всему миру».

Именно поэтому США сохраняют верность санкциям, которые сигнализируют КНДР о том, что продолжающееся применение оружия массового уничтожения лишь усилит ее экономическую и политическую изоляцию.

Таким образом, отмена военных учений США и Южной Кореи не сильно снизила напряженность, но при этом пока северокорейцы не делали ничего такого, что сильно выходило бы за рамки пусков и учений 2019 года. Предполагаем, что такая пауза будет продолжаться до апреля, а возможно и до ноября 2020 года, потому что в преддверии выборов непонятно насколько администрация Трампа захочет делать резкие и рискованные движения.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×