03.03.2020 Автор: София Пале

Новозеландская программа «Pacific Reset» и интеграция Южно-Тихоокеанского региона

Новая Зеландия известна как тихий и безопасный островок стабильности и благополучия, редко фигурирует в новостях мировых СМИ. Тем не менее на фоне изменений, происходящих во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе, таких как усиление роли Китая и ослабление позиций США, даже эта небольшая страна стала ощущать необходимость включиться в региональные политические процессы, чтобы обеспечить свое дальнейшее спокойное существование, несмотря ни на какие изменения.

В марте 2018 г. Веллингтон объявил о запуске программы «Pacific Reset» («Тихоокеанская перезагрузка»), в рамках которой он намерен укрепить и расширить свои связи с тихоокеанскими государствами.

Учитывая свой не самый большой экономический, политический и военный потенциал по сравнению с крупными игроками в регионе, такими как Китай, Австралия и США, для начала Новая Зеландия намерена укрепить свои позиции в пределах южной части Тихого океана – в Океании: Меланезии, Микронезии и Полинезии, частью которой она сама является.

Несмотря на свое географическое положение, политически Новая Зеландия является «западной» страной, частью Англосферы – группы государств, объединенных английским языком, общей культурой и исторической принадлежностью к Британской империи. В Англосферу, помимо Новой Зеландии, входит сама Великобритания, а также США, Канада и Австралия. Все эти страны традиционно поддерживают друг с другом дружественные отношения и активно сотрудничают во всех сферах, в том числе в вопросах безопасности. Наличие на юге Тихого океана Новой Зеландии, а также такой мощной страны, как Австралия, долгие годы позволяло США, которые владеют значительной частью тихоокеанского севера и верховодят в Англосфере, считать себя главной силой в Тихом океане. Значительная часть тихоокеанского побережья принадлежит России, однако она до недавних пор уделяла довольно мало внимания своим тихоокеанским делам, сосредоточив внимание на своих интересах в Европе, Западной и Центральной Азии, Африке и др. Еще два влиятельных тихоокеанских государства – Япония и Южная Корея – являются давними американскими союзниками. Поэтому США и другие члены Англосферы до недавних пор чувствовали себя в АТР весьма комфортно и рассматривали небольшие региональные государства, в том числе Океанию, как свою сферу влияния. Часть Полинезии (Новая Каледония, Французская Полинезия, острова Уоллис и Футуна) принадлежит Франции, однако и она является частью западного мира, с которой странам Англосферы легко найти общий язык.

Тем не менее в последнее десятилетие ситуация стала меняться: западному доминированию в регионе бросил вызов набравший огромный экономический, политический вес и военную мощь Китай. Он стал наращивать свое экономическое влияние в небольших государствах АТР, постепенно вытесняя из них американцев, а также свое военное присутствие в Тихоокеанских водах. Океания также стала сферой китайских интересов: щедрыми кредитами и инвестициями КНР стала переманивать небольшие островные государства из западной сферы влияния в свою. Дошло до того, что с некоторыми из них (Фиджи, Вануату и Папуа – Новой Гвинеей), находящимися в непосредственной близости от Австралии, Китай начал вести переговоры о размещении на их территории своих вооруженных сил. Следует отметить, что штаб-квартира Тихоокеанского флота США, расположенная на Гавайях, оттуда также довольно близко.

Узнав об этом, западные страны забили тревогу и принялись срочно восстанавливать свои позиции в Океании. Учитывая географическую близость и давние связи, основная работа по сохранению этого региона в западной сфере влияния легла на Австралию и Новую Зеландию, в то время как США занялись более глобальными действиями, такими как «торговая война» с Китаем и налаживание отношений с главным китайским конкурентом в Азии – Индией, вместе с которой, а также с Австралией и Японией, Америка намерена интегрировать сферы влияния, чтобы выстроить т.н. Индо-Тихоокеанский регион, пронизанный индийско-западными связями, оставляющими как можно меньше места для Китая.

Итак, задача Новой Зеландии – на пару с Австралией укрепиться в государствах Океании и по возможности снизить в них влияние КНР. Это уже не просто: например, Фиджи – островное государство на стыке Полинезии и Меланезии – объявило сближение с Китаем одним из своих внешнеполитических приоритетов.

В рамках «Pacific Reset» с марта 2018 г. Новая Зеландия стала стремительно наращивать экономическое сотрудничество с другими странами Океании, в том числе делая в их экономики крупные инвестиции. Начался активный обмен визитами на высоком уровне, были подписаны новые декларации о партнерстве с Ниуэ, Соломоновыми Островами и Тувалу. В июне 2019 г. заместитель премьер-министра и министр иностранных дел Новой Зеландии Уинстон Питерс посетил Вануату – то самое меланезийское государство, которое в первую очередь подозревалось в секретных переговорах с КНР о размещении китайской военной базы. Питерс обсудил с руководством Вануату программу по сезонному найму иностранных рабочих (Recognized Seasonal Employment), в рамках которой граждане Вануату могут работать в новозеландском сельском хозяйстве, пообещал помощь гражданам Вануату, пострадавшим при извержении вулкана на острове Аоба в 2018 г., а также финансовую помощь в размере $53,6 млн в течение ближайших пяти лет.

Помимо экономического сотрудничества, одним из факторов, который Новая Зеландия старается использовать для интеграции со странами Океании, это ее определенная степень принадлежности к полинезийскому миру. По данным переписи 2018 года, более 16% населения страны относится к полинезийскому народу маори, населявшему новозеландские острова до прибытия европейцев. Также в стране проживает значительное количество представителей других народов Полинезии – самоанцев, тонганцев и др.

Поэтому Новая Зеландия активно распространяет идеи полинезийской и тихоокеанской идентичности, которые объединяют народы Океании. С этой целью она устраивает различные культурные мероприятия, такие, например, как Неделя языков коренных народов, которую она провела в 2019 г. не только на своей территории, но и на островах Самоа, Токелау, Тонга, Тувалу, Фиджи и др. Этими проектами занимается специальное новозеландское Министерство по делам коренного населения тихоокеанских государств.

Итак, усиливая свое влияние в Океании вместе со своим главным союзником – Австралией, Новая Зеландия пытается внести свой вклад в сохранение привычного ей порядка в АТР. Тем не менее исход борьбы США с Китаем за доминирование в этом регионе довольно сомнителен, и Новая Зеландия, как и Австралия, должны быть готовы к самостоятельному обеспечению своих интересов и безопасности, без поддержки США.

Если главной силой в АТР станет КНР, новозеландская программа «Pacific Reset» наряду с аналогичными австралийскими программами может помочь Новой Зеландии и Австралии укрепить свои позиции в Океании, превратить ее в свою зону безопасности и образовать единый мощный Южно-Тихоокеанский регион, который сможет более уверенно вести диалог с Китаем, чем Австралия и Новая Зеландия по отдельности и без поддержки стран Океании.

София Пале, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×