23.02.2020 Автор: Константин Асмолов

Неудавшийся импичмент Трампа и его влияние на диалог КНДР и США

TRMS2342

5 февраля 2020 г. Сенат США вынес оправдательное решение по делу об импичменте в отношении президента Дональда Трампа. После этого рейтинг Трампа достиг 49%, что очень много для последнего года правления.

Как это событие отразится на дальнейшем развитии переговоров Пхеньяна и Вашингтона? — Непонятно, насколько в КНДР ожидали подобного исхода событий, но можно обратить внимание, что тема импичмента и его провала не комментировалась северокорейским СМИ или представителями МИД. Держали северокорейцы паузу и с точки зрения угрожающих высказываний. Последнее громкое заявление, по сути, повторяло тезис о том, что страна пойдет иным путем, если США будут продолжать навязывать требования и настаивать на санкциях.

Аналогично этому и в обращении к нации 4 февраля, и в других заявлениях этого времени Трамп избегал северокорейской тематики, при том что год и два года назад Север упоминался.

В 2018 году Трамп осудил разработку ракет в стране и ее нарушения прав человека, отметив, что «безрассудная погоня Северной Кореи за ядерными ракетами может очень скоро угрожать нашей Родине», и «мы ведем кампанию максимального давления, чтобы предотвратить это». Трамп обещал не повторять ошибок прошлых администраций и указывал на порочный характер северокорейского режима.

В 2019 г. тон был совсем иным — Трамп объявил, что проведет второй саммит с северокорейским лидером: «В рамках смелой новой дипломатии мы продолжаем наше историческое стремление к миру на Корейском полуострове». Он указывал на хорошие отношения с лидером КНДР и открыто говорил, что не будь он президентом, «мы бы сейчас, по моему мнению, были в большой войне с Северной Кореей с потенциальными миллионами убитых людей».

Иные чиновники также делали рутинные заявления, подчеркивая, что политика в отношении КНДР никак не связана с внутриполитической ситуацией. Например, в день импичмента 5 февраля советник Трампа по национальной безопасности Роберт О’Брайен заявил, что президент останется приверженным переговорам о денуклеаризации с Северной Кореей независимо от внутренней политики США. По его словам, Дональд Трамп «будет делать то, что правильно для американского народа, будет ли это популярно, непопулярно, рискованно, не рискованно, вплоть до дня выборов». О’Брайен отметил, что Ким Чен Ын не выполнил обещаний, которые он дал в Сингапуре, но «мы продолжим тяжелую дипломатическую работу». Тем не менее, как отмечают СМИ РК, он не исключил возможности не только возобновления переговоров на уровне рабочих групп в Швеции, но и новых переговоров на высшем уровне.

Автор же полагает, что с точки зрения Пхеньяна прошел один из важных моментов, после которого стратегию в отношении Вашингтона можно будет корректировать. Однако пауза с «закрытой, но не запертой дверью» предположительно продлится до марта, когда пройдут или не пройдут совместные американо-южнокорейские военные учения. Их масштаб и направленность также будут для Пхеньяна важным индикатором того, изменился ли американский подход.

Меньшее значение могут иметь парламентские выборы в Республике Корея, где в случае успеха консерваторов президент Мун Дже Ин может стать «хромой уткой». Однако, учитывая, что уже около года КНДР игнорирует Сеул в качестве посредника, этот факт будет скорее играть дополнительное значение.

В Пхеньяне могут рассчитывать на то, что после того, как у Трампа упала гора с плеч, его руки будут развязаны. Более того, в преддверии президентских выборов и возможного дальнейшего обострения на Ближнем Востоке или в отношениях США и КНР, Трампу будет резонно сохранить образ миротворца хотя бы на корейском направлении. Это значит, что при оптимистичном взгляде на события действительно можно ожидать возобновление переговоров на уровне рабочих групп, а в перспективе, если стороны сумеют договориться до взаимных действий в сторону консенсуса, и нового саммита Трампа и Ким Чен Ына.

Правда, хотя на тактическом уровне руки Трампа развязаны, на стратегическом – ему все равно нечего предложить Северу с точки зрения равноценного ответа. Поэтому Трамп, вероятно, будет заниматься имитацией бурной деятельности и стратегией может стать «не пытаться сердить Кима». В этом контексте можно ждать какие-то церемониальные мероприятия. И даже если рабочие группы договорятся о саммите, он будет иметь демонстративное значение.

Ким, скорее всего, будет «сидеть на стуле ровно» и не делать резких движений, если их не будет делать другая сторона. Но и тут не исключено, что до апреля 2020 года северокорейцы все-таки попытаются аккуратно подстегнуть события, не перегибая при этом палку. Возможно, нас ждет еще один пуск ракеты малой дальности, но стоит обратить внимание на тех западных экспертов, которые утверждают, что под новым стратегическим оружием Ким Чен Ына стоит понимать наконец доведенную до ума подводную лодку, способную нести баллистические ракеты средней дальности с ядерной боеголовкой.

Что будет после выборов-2020 – посмотрим, потому что либо два прагматика будут продолжать игру в поисках выхода еще несколько лет, либо окончательно разочаровавшийся Ким попытается в короткие сроки нарастить свой ракетно-ядерный потенциал до такого уровня, чтобы США были вынуждены принять Север таким, какой он есть.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×