03.02.2020 Автор: Константин Асмолов

Навстречу южнокорейским парламентским выборам 2020 года

STKR342342

До очередных парламентских выборов в Республике Корея осталось три месяца, а это значит, что политическую борьбу за места в Национальном собрании можно считать официально открытой.

Выборы, которые пройдут 15-го апреля, станут промежуточной оценкой деятельности Мун Чжэ Ина на посту президента и сыграют важную роль в подготовке к президентским выборам 2022-го года.

До недавнего времени расклад политических партий выглядел так:

  • 300 мандатов. Для принятия ординарного решения требуется половина плюс один голос, для более важного типа импичмента – две трети голосов.
  • Правящая Демократическая партия Тобуро имеет 129 мандатов. Это большинство, но оно не абсолютно, и даже для провода ординарных законопроектов им надо с кем-то договариваться. Их принято называть демократами, некоторые полагают их левыми и почти красными, но автор считает их скорее популистами.
  • У крупнейшей оппозиционной партии Свободная Корея – 108 мандатов. Это консерваторы.
  • Правоцентристская партия Справедливого будущего имеет 28 мандатов и образовалась из партии Парын, которая откололась от основного консервативного тренда, и Народной партии, которая похожим образом откололась от демократов. Те, кто не захотел вливаться, образовали партию Мира и Демократии – самую маленькую на данный момент по числу мандатов и условно левоцентристскую.
  • Однако на фоне новых трендов, о которых позднее, 8 депутатов ПСБ откололись и образовали Новую Консервативную партию.
  • Партия Справедливости тоже относится к малым партиям и в отличие от демократов, действительно может быть названа левой. 6 мандатов.
  • Остальные места в парламенте заняты независимыми депутатами.
  • Кроме того, есть некоторое число партий, образовавшихся позднее. Например, Республиканская партия, состоящая из ультраконсерваторов и сторонников Пак Кын Хе.

На 13 — 17 января 2020 года уровень поддержки Демократической партии Тобуро составил 38,4%, оппозиционной партии Свободная Корея – 32,7%. Показатель Новой консервативной партии, впервые включённой в число объектов опроса, составил 4,7%. Уровень поддержки партии Справедливости – 4,3%, партии Справедливого будущего – 3,9%.

Если консерваторы захватят парламентское большинство, Мун Чжэ Ин может досрочно стать «хромой уткой», а при наихудшем раскладе – потенциальной целью импичмента. Поэтому власти активно предпринимают меры для того, чтобы удержаться. Их главный козырь — изменения в избирательной системе, обсуждение которых началось еще с августа 2018 г. Власти заявили, что система одномандатных округов и пропорционального представительства от политической партии ведет к неполному соответствию мнения народа и состава парламента страны, а потому предлагается ввести взаимосвязанную представительную систему распределения парламентских мест в соответствии с уровнем поддержки политической партии.

17 марта 2019 г. Демократическая партия Тобуро и три оппозиционных партии договорились относительно реформирования избирательной системы. В оппозиции остались только консерваторы, которые оказывались в очевидном проигрыше.

Для того чтобы протащить проект без проблем, власти пошли на ускоренную процедуру «fast track», согласно которой законопроект автоматически выносится на рассмотрение Национального собрания после завершения предварительной проверки вне зависимости от принятого решения.

Свободная Корея делала все, чтобы остановить проект. Ее лидер Хван Гё Ан демонстративно брил голову и объявлял голодовку, которая продлилась с 20 по 28 ноября (потом ему стало плохо, и врачи уговорили прекратить). Однако, когда их стараниями законопроект не был принят на очередной парламентской сессии, на следующий день власти объявили внеочередную.

Впрочем, в апреле 2019 года в Национальном собрании произошло физическое столкновение депутатов от правящих сил и оппозиции, вызванное противоречиями по поводу рассмотрения в ускоренном порядке ряда законопроектов. Тогда правящая Демократическая партия Тобуро вместе с мелкими оппозиционными партиями пыталась внести в данную категорию проекты внесения поправок в законы о выборах и реформирования прокуратуры. Крупнейшая оппозиционная партия Свободная Корея выступила против. Она собрала депутатов, помощников и просто членов партии, перекрыв представителям правящих сил вход в зал заседаний Национального собрания, одновременно препятствуя процедуре принятия законопроектов к рассмотрению. Такое противостояние в итоге привело к драке, по итогам которой стороны подали 18 исков друг против друга. Прокуратура Южного административного округа Сеула в течение девяти месяцев вела расследование. 2 января в суд переданы дела, возбуждённые в отношении 37 человек — депутатов и их  помощников. В списке, в частности, председатель партии Свободная Корея Хван Гё Ан и бывший лидер парламентской фракции На Гён Вон. Им предъявлены обвинения в нарушении закона о Национальном собрании, создании препятствий к осуществлению особых должностных обязанностей, в беспорядках в здании Национального собрания. В отношении 11 депутатов прокуратура запросила административное взыскание виде штрафа, 17 депутатов предстанут  перед судом.

Как писали после этого СМИ РК, «спорные проекты были всё-таки внесены в список ускоренной процедуры, но Национальное собрание дискредитировало себя».

27 декабря 2019 г., несмотря на протесты оппозиционной партии Свободная Корея, на пленарном заседании Национального собрания РК поправки в избирательное законодательство были утверждены. Хотя консерваторы перекрыли вход в зал заседания, не пропуская спикера Национального собрания Мун Хи Сана (чтобы он мог объявить сессию открытой), а представители правящих и оппозиционных сил устроили словесную перепалку, 156 депутатов из 167 принявших участие в голосовании проголосовали за, 10 против, а один воздержался.  Бойкот со стороны консерваторов оказался недостаточным и кворум собрали.

В итоге общее количество мест в Национальном собрании сохраняется на прежнем уровне в 300 мандатов, при этом 253 депутата будут избраны от одномандатных округов, 47 — по партийным спискам. Прежде места в парламенте по партийным спискам определялись только в соответствии с уровнем рейтинга партии. Однако отныне данный процесс не ограничивается данным параметром. Распределение мест проходит следующим образом. Сначала партии получают квоты на мандаты в соответствии с долей среди избирателей. Из общего количества полученных мест вычитается число мандатов по одномандатным округам. Половина оставшихся мест приходится на партийные списки.

Такой подход позволяет решить проблему, когда представителей определённых партий по одномандатным округам оказывается гораздо меньше соотношения по доле избирателей. То есть новая система выгодна для партий, у которых позиции в регионах гораздо слабее, чем общий уровень поддержки среди электората.

Одной из главных проблем новой системы является вероятность появления множества мелких партий или дробления существующих с целью получения дополнительных мест в парламенте по партийным спискам. Именно потому и появились «новые консерваторы». Также эксперты указывают на чрезмерное усложнение системы выборов, что может запутать граждан. А автор вспоминает, что аналогичная система использовалась во время диктатуры ненавистного демократам Чон Ду Хвана. Так, например, хотя на выборах в Национальную Ассамблею в 1985 г. правящая партия получила всего чуть больше 30% голосов избирателей, система выборов, основанная на принципе пропорционального представительства, позволила ей охранить за собой 2/3 мест в Ассамблее и положение доминирующей партии.

Будут ли еще новые партии? Консерваторы вроде бы собираются «запустить еще один спутник», демократы обещали не делать этого, чтобы не бить по своим союзникам из уже существующих мелких левых партий. Некоторые эксперты предполагают, что в Национальном Собрании появится многопартийная схема, в которой ни одна партия не будет иметь сильного большинства, но автор скорее полагает, что там, где ранее была одна партия, просто будет коалиция мелких, объединенных единой идеологией. Ибо и старые, и новые консерваторы все равно говорят про единый фронт.

Между тем политические споры вокруг законопроектов о реформе, вероятно, продолжатся, поскольку «Свободная Корея» планирует подать конституционную апелляцию по законопроекту о реформе избирательной системы, заявив, что новое правило является нарушением принципа прямых выборов.

Кроме того, снижен возрастной порог избирателей – с 19-ти до 18-ти лет, а это значит, что право голоса получили ещё около полумиллиона человек, скорее «демократических» взглядов. Поправка на возраст была одним из предвыборных обещаний президента Мун Чжэ Ина. До сих пор Корея была единственной страной-членом ОЭСР, чей возраст для голосования был установлен на уровне 19 лет, в то время как другие страны установили этот возраст на уровне 18 лет или моложе. Молодежь также призывала к более низкому возрасту голосования, хотя результаты опроса, проведённого агентством Realmeter весной 2019 г., показали, что положительно на этот вопрос смотрят 51,4% респондентов. Против высказались 46,2%, и обычно их аргументы связаны с тем, что в условиях южнокорейской системы образования те, кому исполнилось 18 лет, обычно только заканчивают среднюю школу.

Теперь о том, как разные силы готовятся к выборам. Власти собираются применить административный ресурс, припомнив драку в парламенте и переложив ответственность только на политических оппонентов, которых обвиняют в препятствовании работе парламента.

Партия власти активно старается заниматься омоложением кадров и планирует выставить около 40 новых кандидатов вместо тех политиков, которые слишком примелькались как обладатели трех+сроков. Это означает обновление состава примерно на треть, причем среди тех, кто не будет баллотироваться, — предположительно такие заметные фигуры, как нынешний руководитель партии Ли Хэ Чхан или спикер Мун Хи Сан. Иные заметные личности типа Чон Се Гюна или Чху Ми Э перешли на работу в правительство, заняв посты премьера и министра юстиции. С другой стороны, в депутаты пошли некоторые члены правительства, в первую очередь популярный экс-премьер Ли Нак Ён.

Интересно, что и демократы, и (в меньшей степени) консерваторы начали «обработку» избирателей с мультикультурным происхождением. Немудрено, ибо численность иммигрантов, в которую входят иностранные резиденты и натурализованные граждане, составляет 2,09 миллиона человек, что составляет 4,1 процента населения страны.

На взгляд автора, схватка обещает быть интересной, и поскольку от ее исхода зависит очень многое, автор будет информировать аудиторию о ее перипетиях. В конце концов, внешняя политика во многом определяется итогом внутренней.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×