29.01.2020 Автор: Валерий Куликов

Арктический полюс притяжения

NSR3423

Традиционно Арктика ранее не входила в чьи-либо военные или стратегические приоритеты. Форпосты иностранных государств здесь обычно занимались только исследованиями, ранним оповещением и метеорологическими прогнозами.

Тем не менее уже в ХХ веке началась борьба за Арктику, когда приарктические государства стали предъявлять свои права на территории вокруг Северного полюса. Так, в середине 1920-х годов Арктику фактически поделили между собой США, СССР, Норвегия, Канада и Дания по принципу секторов. Точка Северного полюса стала границей между заинтересованными государствами. Но после принятия Конвенции ООН по морскому праву в 1982 году ситуация изменилась: приарктические государства получили исключительное право на пользование арктическими ресурсами и территориями, несмотря на то, что эти земли официально не входили в их состав (Соединенные Штаты эту Конвенцию не ратифицировали).

Глобальное потепление все изменило. Повышение температуры привело к таянию арктического морского льда. Сокращение льда означает, что похороненные под его толщей богатые природные ресурсы, в первую очередь нефть и газ, стали доступны. Вдобавок появилась возможность открытия торговых морских путей в Северном полушарии. Два новых торговых маршрута: Северный морской путь, проходящий вдоль арктического побережья России и Северо-западный проход, ведущий мимо северных островов Канады, уже находятся в стадии  разработки. Что касается торговых перспектив этих маршрутов, эксперты пока не могут прийти к единому мнению.

На сегодняшний день по Северному морскому пути проходит менее 100 коммерческих судов в год, но интенсивность движения постепенно увеличивается. Российский Северный морской путь пролегает вдоль российского побережья, где уже частично созданы промежуточные пункты транспортной поддержки и безопасности. Россия планирует дальнейшее развитие крайне важной инфраструктуры Северного морского пути, включая порты, поисково-спасательные центры, органы администрации вдоль маршрута, ледокольный флот, силы и средства для борьбы с разливами нефти и поддержания безопасности торговой магистрали.

Северо-западный (канадский) путь проходит вдоль побережья Аляски, а затем обходит многочисленные острова Канадского архипелага. Там сегодня фактически нет готовой инфраструктуры. Температура в том регионе ниже, а льда там больше, в связи с чем этот маршрут неудобен. Зато с трех направлений (третье — с Северного полюса) можно использовать российский Северный морской путь, который лучше подходит для судоходства, так как потепление в этом регионе происходит быстрее всего.

Сегодня статус арктических морских маршрутов — это вопрос глобальной стратегической значимости, поскольку неблагоприятный прецедент в регионе может иметь далеко идущие последствия для принципа свободы судоходства в целом.

Что же касается природных богатств Арктики, то никто не знает точно, насколько она ими богата. По отдельным опубликованным оценкам считается, что там скрыто около 13% еще не разведанных запасов нефти в мире, или 90 миллиардов баррелей. Этого достаточно, чтобы обеспечить нужды всего человечества в энергоносителях на 2,5 года. Также считается, что в Арктике таится 30% от еще не разведанных запасов природного газа. В докладе Геологической службы США от 2008 года указывалось, что общая стоимость природных ресурсов Арктики может составлять триллионы долларов. Вполне объяснимо, что эти цифры привлекли внимание многих стран к Северному полярному кругу. Однако практически все известные запасы расположены в районе береговой зоны или в пределах Исключительной экономической зоны каждого из арктических государств, поэтому их принадлежность не оспаривается.

В рамках международных норм все государства имеют эксклюзивное право на эксплуатацию месторождений полезных ископаемых на шельфе и в океане на расстоянии 200 морских миль от своих берегов. Континентальный шельф, продолжающийся от суши под океаном, дает право на добычу ресурсов.

Площадь Арктики достигает 21 миллиона квадратных километров, в которые входят территории Евразии и Северной Америки, Северный Ледовитый океан с островами, а также части Атлантического и Тихого океанов.

Прямой доступ к Арктике есть только у небольшого числа стран. Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, Россия и США имеют территории за полярным кругом. Также на статус приарктических государств претендует сегодня и ряд других государств, хотя океанских границ у них нет. Сегодня даже Китай пытается вступить в игру, но его попытки осложнены тем, что Китай не располагает землями в регионе.

Арктика меняется и превращается в важный с точки зрения геополитики регион. Новые экономические перспективы в энергетике, добыче полезных ископаемых и морском транспорте дают значительные возможности традиционным арктическим странам, часть из которых уже весьма активно действуют в этом регионе, другие медленно, но все же обращают внимание на Арктику.

Поэтому неудивительно, что в последние годы у многих стран появились собственные стратегии дальнейшей политики в Арктике.

У России имеется сложившийся и законный экономический и геополитический интерес к Арктике, в том числе и в области безопасности. Она намерена осуществлять суверенную власть в своем обширном арктическом регионе за счет укрепления пограничного контроля, обеспечивать безопасность, особенно вдоль Северного морского пути, а также держать там мощные силы для охраны и защиты важнейших объектов инфраструктуры. Эти действия целесообразны, учитывая роль Севера в реализации дальнейших планов экономического развития России, растущую проницаемость протяженных российских северных границ, а также ожидаемую активизацию торгового судоходства в районе российского Севера по мере таяния арктических льдов

Стремясь к модернизации в Арктике и проецируя там свою военную мощь, Россия является  прагматичным игроком, полагаясь на международное сотрудничество в поддержании стабильности, которая способствует экономической активности в регионе.

Во время холодной войны Арктика представляла собой границу между НАТО и Советским Союзом и была густо усеяна военными базами, начиненными дорогостоящим оборудованием. После распада СССР, когда противостояние ослабло, многие из этих объектов были демонтированы. Однако теперь отношения между Западом и Россией снова заметно охладились, и обе стороны возвращаются на прежние позиции времен холодной войны.

И в этом плане особо обращает на себя внимание представленная в конце 2019 года Министерством обороны США конгрессу «Арктическая доктрина», направленная на блокирование российского Северного морского пути (СМП), где подчеркивается, что Арктика «имеет прямое отношение к национальной безопасности США». Кроме того, «Арктическая доктрина» направлена на ослабление в регионе стратегических конкурентов США — России и Китая. Особенно сильно Вашингтон тревожится из-за Северного морского пути: американцы видят в этом проекте попытку своих стратегических противников — Москвы и Пекина — захватить ключевые локации в северных широтах. В указанном документе, помимо Северного Ледовитого океана, речь идет о Беринговом проливе и морском коридоре в районе Гренландии, Исландии и Норвегии.

При этом необходимо отметить, что в последние годы США стали все чаще заявлять о своих претензиях на Арктику, делая при этом акцент на свои интересы в сфере безопасности. Здесь важно подчеркнуть, что часть элементов американской архитектуры стратегического сдерживания, глобальной противоракетной обороны и раннего предупреждения Вашингтоном уже перенесены в арктическую зону. Кроме того, по оценкам американских военных экспертов, северные морские пути являются не только артериями, которые способны питать мировую и американскую экономику, но также могут позволить американским вооруженным силам оперативно и быстро проецировать свою мощь на другое полушарие.

В середине прошлого года Белый дом уже предложил Канаде забыть об исключительном праве на арктический коридор, предусмотренном Конвенцией ООН, и сейчас он старается подключить своих союзников по НАТО к подобной позиции и в отношении России, что может повлечь за собой создание Вашингтоном еще одной серьезной конфликтной ситуации в мире.  Поэтому главным вопросом сегодня остается то, позволит ли существующая геополитическая напряженность осуществить подобные провокационные планы.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×