27.01.2020 Автор: Владимир Терехов

Очередное турне Синдзо Абэ по странам Большого Ближнего Востока

8553

С 11 по 15 января с г. состоялось очередное турне премьер-министра Японии Синдзо Абэ по ряду стран региона Большого Ближнего Востока, который приобретает всё большое значение в японской внешней политике. Об этом свидетельствуют (в том числе) возрастающая частота взаимных визитов государственных деятелей высшего звена руководства Японии и различных стран ББВ.

Причины возрастающего интереса Японии к указанному региону не раз обсуждались в НВО. Что касается взаимности со стороны самих объектов такого интереса, то она тоже вполне понятна. Помимо того, что Япония является одним из основных покупателей главного продукта большинства стран ББВ, то есть углеводородов, а также инвестором в проекты по их поиску, добыче и переработке, немаловажное значение приобретает политический фактор.

Последний обусловлен процессом возвращения Японии (после катастрофы 1945 г.) в “Большую мировую игру” в качестве одного из основных участников. Причём (и это важно в очередной раз подчеркнуть) сегодня Япония, сохраняя статус “экономического гиганта”, покидает скорлупу “политического карлика”, который (в соответствие с так называемой “доктриной С.Ёсиды” – премьер-министра рубежа 40-50-х годов) уютно располагался под крылом “старшего брата” в течение 5-6 послевоенных десятилетий.

В примечательной статье газеты Mainichi Shimbun на тему “силы ключевых слов в будущей дипломатической независимости от США” говорится, что процесс выхода из упомянутой внешнеполитической скорлупы явился главным итогом 30-летней (c 1987 по 2019 годы) “эпохи Хэйсэй”. И его дальнейшее развитие станет одной из главных составляющих деятельности государства в ходе наступившей в мае 2019 “эпохи Рейва”.

Одним из проявлений всё большей внешнеполитической самостоятельности Японии, по мнению автора упомянутой статьи, явилось более или менее явное неодобрение Токио убийства генерала К. Сулеймани. Обращается также внимание на тот факт, что отправляющийся в регион отряд из двух патрульных самолётов и эсминца японских ВМС будут действовать в Аравийском море в автономном формате, то есть независимо от возглавляемой США группировки “Коалиция”.

Добавим к этому, что с высокой вероятностью указанный формат был одной из тем переговоров С. Абэ с находившимся в конце декабря в Токио с официальным визитом (первым за 40 лет) президентом Ирана Х. Рухани. Ранее в японской прессе говорилось о том, что любое расширение круга задач и географии (в частности, распространение её на Ормузский пролив) указанного отряда ВМС Японии возможно только с согласия руководства Ирана.

Всё это не означает, что на горизонте просматривается (по крайней мере явным образом) перспектива прекращения союзнических отношений между США и Японией. Хотя и такое исключать нельзя. Причём скорее по инициативе Вашингтона, для которого союзы периода холодной войны становятся обузой, противоречащей концепции “Америка прежде всего”.

Для Японии же подобный союз останется (на некоторое время) полезным, а следовательно, придётся учитывать интересы США. В частности, в ходе контактов с лидерами стран ББВ. В переговорах с ними С. Абэ играет роль посредника в отношениях Вашингтона с “проблемными” странами региона. Кстати, встреча с тем же с Х. Рухани была проведена с согласия Вашингтона, с которым, вероятно, была согласована и повестка переговоров.

В связи с последним примечательной представляется заключительная ремарка комментария французского агентства AFP к турне С. Абэ в регион ББВ: “Япония балансирует на тонкой проволоке между союзом с Вашингтоном и заинтересованностью в отношениях с Ираном”.

Представляется, однако, несомненным, что всё большее место в деловых контактах С. Абэ с лидерами других стан (включая “проблемные” для Вашингтона) занимает обсуждение вопросов, которые важны, прежде всего, самой Японии.

Что касается заинтересованности стран ББВ в развитии с Токио политических отношений, то, среди прочего, она обусловлена мотивами расширения пространства для маневрирования в поле растягивающих напряжений, которое создаётся ведущими мировыми игроками. Являясь “объектами” процесса растяжения, страны ББВ (как и подавляющее большинство других стран мира), чувствуют себя более комфортно, когда возрастает количество “растягивателей”, которые к тому же конкурируют между собой.

Отметим, наконец, что давно запланированная очередная поездка С. Абэ по ряду стран ББВ оказалась под угрозой срыва из-за практически мгновенного скачка общего процесса обострения ситуации в регионе, спровоцированного в начале января известными действиями главного японского союзника.

Проблема усиления американо-иранского противостояния и возможные меры по снижению вдруг усилившейся напряжённости заняла важное место в переговорах С. Абэ с руководителями стран посещения, то есть Королевства Саудовская Аравия, Объединённых Арабских Эмиратов и Омана. Ибо она прямо затрагивает ключевые интересы Токио в данном регионе, обусловленные, повторим, тем фактом, что из ББВ Япония импортирует большую часть потребляемых углеводородов. Только на КСА и ОАЕ в сумме приходится около 65% указанного импорта.

Во время беседы с крон-принцем КСА Мухаммедом бен Салманом С. Абэ выразил опасения относительно “тяжёлого влияния на ситуацию в мире, которое может оказать (потенциальный — авт.) военный конфликт в регионе”. Японский премьер призвал “все страны сдержанно реагировать” на создавшуюся ситуацию. В свою очередь, его собеседник выразил “полную поддержку” решению Токио отправить самолёты и эсминец в Аравийское море.

Главной темой переговоров в ОАЕ было увеличение вдвое объёмов арендуемых на территории Японии сооружений по хранению ввозимой сырой нефти. Что расширит возможности ОАЕ (а также КСА) по продаже в другие страны Восточной Азии своего главного продукта.

В настоящее время общий объём нефтехранилищ Японии позволяет стране (в случае полного прекращения завоза топлива из-за границы) поддерживать устоявшийся уровень потребления нефти в течение порядка 230 дней. Из этого объёма в своих целях ОАЕ и КСА пока могут использовать только 1%. В обмен на указанную услугу Япония получит статус “предпочтительного” получателя нефти от обоих поставщиков в случае возникновения неких “непредвиденных” обстоятельств.

Что касается Омана, то есть последней страны посещения, то цель приезда сюда С. Абэ (по крайней мере внешне) носила исключительно ритуальный характер, обусловленный необходимостью выражения уважения новому султану Хейсаму бен Тарик аль Сауду, занявшему опустевший трон после смерти двоюродного брата Кабуса. Хотя среди гостей торжественной церемонии было много лидеров, а также представителей других стран, общение с которыми “по случаю” могло для С. Абэ представить интерес.

В целом же очередное турне премьер-министра Японии по ряду стран Большого Ближнего Востока лишний раз свидетельствует о росте её авторитета в мире и важности для Токио процесса укрепления позиций в данном регионе.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×