13.01.2020 Автор: София Пале

Политика Австралии в Южно-Тихоокеанском регионе: подводя итоги года

AUS2322

В течение чуть более года пребывания у власти в Австралии премьер-министра Скотта Моррисона (с августа 2018 г. по настоящее время) Канберра предприняла серьезные усилия, чтобы восстановить свои позиции в Южно-Тихоокеанском регионе (ЮТР), которые в последнее десятилетие пострадали из-за активного натиска Китая и ослабления роли США – главного союзника Австралии в Тихом океане.

К 2017 г. Китай вышел на третье место после Австралии и Новой Зеландии по объемам донорской помощи в пользу 14-ти независимых малых островных государств Океании (субрегион ЮТР с населением 11 млн чел., простирающийся от берегов Австралии и Новой Зеландии до Южной Америки), а к 2018 г. обогнал Австралию в четыре раза, предоставив океанийским государствам колоссальные $4 млрд в противовес австралийским $815 млн, при этом большая часть китайских инвестиций приходилась на инфраструктурные проекты в Папуа – Новой Гвинее – крупнейшей стране Океании с населением 8 млн чел.

Более того, островные государства начали налаживать связи с Россией: в 2012 г. глава российского МИД Сергей Лавров в ходе своего турне по Океании посетил вторую по величине страну – Фиджи, а в 2013 г. фиджийский премьер-министр нанес ответный визит в Россию; признавший независимость Абхазии президент Науру в 2017 г. побывал в Москве, Сочи и Сухуме. Благодаря проекту «Россия – Океания» Фонда им. Н.Н. Миклухо-Маклая с 2017 г. стремительно развиваются культурно-образовательные связи России и Папуа – Новой Гвинеи.

Не удивительно, что государства Океании в последнее время уже почти привыкли к мысли о том, что в будущем их партнерские отношения с Пекином будут лишь крепнуть, учитывая, что в ноябре 2014 г. председатель КНР Си Цзиньпин совершил официальный визит в Австралию, Новую Зеландию и на Фиджи, став первым в истории главой Китая, посетившим Океанию. Так как Фиджи находилось под действием экономических санкций со стороны традиционных доноров – Австралии, Новой Зеландии и США с 2006 г. из-за политических разногласий, то Китай быстро занял освободившуюся нишу, и уже в 2010-х гг. большинство товаров на Фиджи поступало из Поднебесной, а все секторы фиджийской экономики финансировались за счет китайских дотаций, кредитов и инвестиций. По итогам визита Си Цзиньпина на Фиджи был установлен безвизовый режим для китайских граждан, въезжающих в страну на срок до 30 дней: это было сделано для стимулирования туристического потока из Китая, который активно набирал обороты. Не удивительно, что фиджийский лидер Фрэнк Баинимарама тепло принял ключевого для экономики страны гостя, а после этого в мировую прессу просочилась информация о возможном размещении на Фиджи китайской военной базы.

Вскоре мир облетела еще одна новость о том, что Китай готовится разместить свои военные базы в двух других государствах Океании – Вануату и Папуа – Новой Гвинее.

Фиджи, Вануату и Папуа – Новая Гвинея – это ближайшие к восточным берегам Австралии крупные независимые государства, которые обладают первостепенной стратегической и геополитической значимостью для оборонной политики Австралии. Размещение китайских баз в этих странах означало бы полное фиаско Австралии в Южно-Тихоокеанском регионе.

Основаниями для таких слухов послужили действия Китая по реконструкции главных морских портов на Фиджи, в Вануату и Папуа – Новой Гвинее ради осуществления крупных грузоперевозок в рамках торгово-экономического проекта «Один пояс – один путь» (ОПОП), в который, помимо указанных стран Океании, с 2017 г. также вошли Австралия и Новая Зеландия. Предполагается, что для охраны своих товаров в портах, расположенных на маршруте ОПОП, а также для борьбы с пиратством Китаю необходимо иметь вооруженную охрану, – ведь именно для этих целей была учреждена первая внешняя китайская военная база в африканском Джибути в 2017 г.

Размах китайской экспансии в Океании достиг пика, когда китайская частная телекоммуникационная компания Huawei, предложившая проложить подводные кабели по дну Тихого океана между Вануату, Соломоновыми Островами, Папуа – Новой Гвинеей и австралийским Сиднеем, стала представлять угрозу информационной безопасности Австралии, так как ей потребовался бы доступ к сиднейским серверам, откуда берут начало все подводные кабели в ЮТР. В 2018 г. Канберре удалось исключить Huawei из проекта, взяв на себя расходы в размере $200 млн. Китай жестоко отомстил за это Канберре, в феврале 2019 г. запретив на неопределенный срок ввозить на свою территорию главный экспортный товар из Австралии – коксующийся уголь, сократив тем самым австралийскую угольную промышленность на 22%.

Чтобы удержать Фиджи, Вануату и Папуа – Новую Гвинею в сфере своего стратегического влияния, Австралии пришлось приложить немалые дипломатические усилия, подкрепив их крупными финансовыми тратами. Так, вскоре после прихода к власти премьер-министра С. Моррисона с Вануату был заключен ряд экономических соглашений, и вопрос о размещении китайской базы в этом островном государстве был закрыт.

В том же сентябре 2018 г. Канберра предложила Папуа – Новой Гвинее реконструировать принадлежавшую ей до 1974 г. военно-морскую базу Ломбрум: правительство пошло навстречу, учитывая щедрое предложение экономической помощи со стороны Австралии – давнего союзника и бывшей метрополии Папуа – Новой Гвинеи.

И в сентябре же 2018 г. Австралия предложила Фиджи вместо китайской военной базы учредить на своей территории региональный центр подготовки совместных полицейских и миротворческих сил стран ЮТР: это предложение было принято фиджийской стороной в обмен на крупные австралийские инвестиции.

В 2019 г. возобновились совместные австралийско-фиджийские военно-морские учения, приостановленные в 2006 г.

Связи между Австралией и Фиджи были окончательно восстановлены в сентябре 2019 г.: тогда премьер-министр Фиджи Ф. Баинимарама впервые прибыл с официальным визитом в Канберру на встречу с С. Моррисоном для подписания соглашения о «Партнерстве вувале» («Vuvale Partnership», дословно означает «родственное, семейное партнерство», а переносно – «мой дом – это твой дом»), в основу которого легли понятия о близком взаимодействии и взаимопонимании между двумя «органическими партнерами» – Фиджи и Австралией, которые должны доверять друг другу и вести себя подобно членам одной большой семьи, в том числе касательно стратегического партнерства, нацеленного на обеспечение мира и безопасности в ЮТР.

Таким образом, все три стратегически важных для оборонной стратегии Австралии государства – Папуа – Новая Гвинея, Вануату и Фиджи вновь оказались надежными союзниками Канберры. Размер дотаций по программе экономической помощи странам Океании в 2019-2020 гг. был удвоен по сравнению с предыдущим годом и составил рекордные $1,5 млрд.

Оборотная сторона медали состоит в том, что подобные дипломатические маневры приводят к огромным тратам австралийского бюджета, которые, учитывая сильное стремление Китая укрепить свое присутствие в Океании, могут себя не оправдать в недалеком будущем.

София Пале, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×