09.12.2019 Автор: Валерий Куликов

Роль «фабрик мысли» США в перекройке мира под интересы Вашингтона

5ab52b51821646b4048b4667

«Фабрики мысли», «мозговые центры», Think Tanks или попросту научно-исследовательские организации США на сегодняшний день являются важнейшим элементом американской системы внешней политики. Сегодня только в США насчитывается почти две тысячи «фабрик мысли», численность которых превышает количество «мозговых центров» в пяти таких государствах мира вместе взятых, как Индия, Китай, Британия, Аргентина и Германия.

Начав свое бурное развитие после Второй мировой войны, американские «фабрики мысли» взяли на себя ответственность за то, чтобы сохранить на планете однополярный мир, который бы существовал и развивался только в интересах Вашингтона. В указанном выше смысле они исторически создавались прежде всего военными ведомствами, заинтересованными в разработке комплексной технологии аккумулирования информации — с привлечением гражданских специалистов, обладающих широкими познаниями в различных (в том числе политических) аспектах стратегического анализа.

Так, в 1956 г. по инициативе министра обороны США пять крупнейших американских университетов создали некоммерческую исследовательскую организацию под названием «Институт оборонного анализа» (Institute for Defense Analysis — IDA). Менее чем за 10 лет институт вырос в крупное научное учреждение со штатом 600 человек.

В 1960-е годы в США насчитывалось уже около 200 «фабрик мысли» самого разного профиля. Наиболее известными и влиятельными среди них были так называемые «финансируемые правительством центры», среди которых — RAND Corporation, Институт оборонного анализа, Институт военно-морского анализа, корпорация «Aerospace», которые напрямую поддерживались Конгрессом США, уже в конце 1960-х годов выделявшим им до 300 млн долларов ежегодно.

Однако, помимо государственного финансирования, в объеме финансовых поступлений «фабрик мысли» постепенно стала увеличиваться и доля других субсидий, прежде всего от кругов, которые решили активно использовать такие аналитические центры для продвижения через них собственных интересов, опосредованного влияния на тактику и политику как государства, так и различных компаний. Вот почему для них появились различные благотворительные фонды, завещания, дары, иные общественные пожертвования, доходы от продажи публикаций. За период с 1957 по 1964 г., на который пришлось рождение самого феномена «фабрик мысли», общие расходы на них увеличились до 15 млрд долларов. На пике популярности «фабрик мысли» в США — с 1960 по 1970 г. — на них было израсходовано более 150 млрд долларов. Сегодня бюджет только одной RAND Corporation составляет более 12 млрд долларов в год.

Изначально американская империя «фабрик мысли» активно использовалась как инструмент для выхода из кризисов, разработки перспективных планов действий США в той или иной области, регионе мира. Так, уже в 1960-е годы они приняли активное участие в решении проблем, связанных с вьетнамской войной, фактической утратой долларом позиций мировой валюты и внутренней нестабильностью США, в разработке для этих целей глобалистских проектов, которые смогли бы переключить внимание общественных масс с социальных внутренних проблем.

Таким образом «фабрики мысли» к концу предыдущего столетия уже превратились в активный инструмент принятия решений в США, не только с учетом их «внешнего финансирования» со стороны заинтересованных политико-финансовых кругов, но и использования «авторитетных аналитиков», подключения подконтрольных СМИ для их «раскрутки» в общественном мнении.

Тесную связь «фабрик мысли» с властными структурами США подтверждает периодическое «перетекание» многих американских политиков и представителей деловых кругов из официальной публичной деятельности на ответственных постах в том или ином министерстве, компании в «фабрику мысли» и обратно. С точки зрения ротации элит, «фабрики мысли» представляют из себя полигон для будущих высокопоставленных чиновников американской администрации, в котором истеблишмент проходит дообработку и согласование перед переизбранием. И пока одна партия или пул находится у власти, члены другой работают в «мозговых центрах».

Ярким примером этого является биография бывшего советника американского президента по национальной безопасности Джона Болтона, который в разные периоды своей политической карьеры был членом трех различных «фабрик мысли» — Еврейского Института национальной безопасности Америки (JINSA), Института перспективных стратегических и политических исследований (IASPS), Совета по международным отношениям (CFR). А помимо этого, как известно, был заместителем государственного секретаря по вопросам вооружений в администрации Джорджа Буша-младшего, членом неправительственной политической организации «Новый американский век» (PNAC), в 2007 году перешел в «Американский институт предпринимательства» (AE), то есть в НПО.

Получая от верховной власти, элит и различных ведомств конкретные задачи, «фабрики мысли» стали готовить внешнеполитические концепты, обучать экспертов и представителей властных структур, через средства массовой информации готовить общественное мнение за рубежом для подготовки «цветных революций», создания выгодного Вашингтону образа врага.

Если даже не брать в качестве примера такую хорошо известную всем «фабрику мысли», как RAND Corporation, можно посмотреть хотя бы на американскую организацию StrategEast, декларируемую в качестве «Стратегического центра политических и дипломатических решений». Главная задача StrategEast заключается в том, чтобы на основе сбора информации и анализа разрабатывать программы для конкретных государств по восприимчивости к различным западным (американским) ценностям в области культуры, экономики и политики. За этой красивой формулировкой прячется следующее: специалисты StrategEast собирают информацию по разработке возможной модели по созданию на заинтересовавшей США территории проамериканского общества. Так, с середины 80-х годов Вашингтон интересовали республики Советского Союза, и как результат — первыми в объятья США пали, на основе разработанных StrategEast программ, прибалтийские республики, затем Грузия и Украина. Сегодня очередь дошла до среднеазиатских республик и Казахстана.

На первом этапе программы StrategEast ставят целью избавить выбранную Вашингтоном в качестве цели страну от влияния прежней традиционной культуры, чтобы уже на следующем этапе превратить в оплот антирусских настроений (как это удалось сделать в странах Балтии, в Грузии, на Украине) или антикитайских (как это сейчас происходит, например, в странах Центральной и Юго-Восточной Азии). В государствах Центральной Азии, например, американские «эксперты» стали навязывать властям идею перевода национального алфавита с кириллицы на латиницу под весьма странным предлогом, что тогда якобы будет легче работать в интернете (при этом они даже не могут объяснить, почему японцам и китайцам их невероятно сложные иероглифы не мешают работать на компьютерах и в интернете, а вот более простая кириллица, оказывается, мешает!). Параллельно с языковой и культурной вестернизацией общественность подготавливается к волнам протестных акций, которые затем переводятся в «цветные революции».

К нынешнему витку очередной холодной войны и международной напряжённости «фабрики мысли» стали выступать базовыми элементами внешней политики США. А вот к объективной оценке их деятельности и подготавливаемым ими «концепциям» и «проектам» необходимо подходить из четкого понимания кому и чему они служат, соответствуют ли их «рекомендации» национальным интересам других стран или только властным элитам США.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×